Все новости
ХРОНОМЕТР
11 Мая 2020, 19:40

Левашевы. Страницы истории уфимской дворянской семьи. Часть первая

Несколько лет назад уфимский краевед Михаил Ергин на одном из родословных сайтов обратил внимание на сообщение француза Арно Нури, разыскивающего информацию о русских предках Левашевых, до революции живших в Уфимской губернии. Началась переписка. Ни Арно, ни другие члены его семьи уже не знают русского языка, но в его сообщениях были: Ufa, Sterlitamak, Levashovska и русские имена – Nina, Vera, Andrei… В архиве французской семьи сохранилось небольшое количество документов, портрет Андрея Николаевича Левашева середины XIX века в военном мундире, дореволюционные фотографии и родословная схема, составленная в 1930-х годах Александрой Андреевной Смирновой (урожденной Левашевой).

Эта была не первая и, вероятно, не последняя встреча уфимских историков и краеведов с потомками наших земляков, в годы лихолетий вынужденных скрываться, а их семьи поселились затем или в других городах России, в других странах и даже на других континентах. И спустя многие годы их внуки и правнуки продолжают хранить семейную память об оставленной родине. Как хранил в своем сердце печаль по уфимской земле своих предков – “своей земле” – оказавшийся в изгнанье замечательный русский писатель Михаил Осоргин. Прочитайте его рассказ “Земля»”, и поймете, о чем я.
По сведениям присланным Арно Нури, материалам, найденным в уфимских архивах, и историческим исследованиям нам с Михаилом Ергиным удалось восстановить некоторые страницы истории уфимской дворянской семьи Левашевых, живших в нашем крае с середины XVIII века, внесших значительный вклад в его развитие.
Левашевы (произносится как Левашовы, хотя фамилия всегда писалась через ”е”) – старинный русский дворянский род, ведущий свое происхождение от немчина Христофора-Карла Долена (Dolen), во крещении Василия Ивановича Дола, выехавшего в 1324–1327 гг. из Немец (Лифляндии) во Псков, а оттуда в Тверь к великому князю Александру Михайловичу Тверскому и служившего при нем боярином. Родоначальником уфимско-оренбургской ветви считается Фаддей Левашев, живший в конце XVI в., его сын Степан в 1624 г. был “объезжим головой в Казани”. Старинной родовой вотчиной Левашевых с XVII века было поместье в селе Шапши недалеко от Казани.
По сведениям Арно Нури, Мокей Степанович Левашев был казанским помещиком (1658), Иван Мокеевич владел землями в Лаишевском уезде (1730), а первым из казанских Левашевых, оказавшихся в Оренбургской губернии, был отставной капитан Яков Иванович (умер в 1799 году).
Сергей Яковлевич Левашев (умер в 1801 году), имевший хорошее состояние еще и в Казанской губернии, перебрался в Башкирию, где приобретая земли, переводя на них крестьян, учреждая заводы в конце XVIII века становится одним из самых богатых помещиков нашего края.
В 1796 году коллежский советник Сергей Левашев в Стерлитамакском округе был владельцем винокуренного завода на речке Каране-Елге. На нем год выкуривалось 8040 ведер вина, на что употреблялись собственные владельца: 14 040 пуд. хлеба, и издерживалось 1630 сажен дров. В казну при этом поставлялось в город Стерлитамак “всей годовой препорции вина 6080 и 210 ведер водки ардинарной, да в Уфу водки ж 520 ведер”. В домашнем обиходе оставалось 500 ведер. Заводчик являлся владельцем 175 душ крестьян.
С.Я. Левашев более десяти лет состоял совестным судьей, с 1782 г. один срок являлся предводителем дворянства Уфимского, Стерлитамакского и Челябинского округов. Начав служить в 1760-е годы, в 1767 г. имел чин гвардии каптенармуса, в 1774 г. капитана, в 1782 г. секунд-майора в отставке, в конце жизни статского советника.
Главное имение Сергея Яковлевича находилось в 5 верстах к северу от Стерлитамака на реке Белой и озере Банном. Деревня, названная по фамилии владельца – Левашево – была основана в 1773 году, и по значительному количеству проживавших в ней крестьян в 1790-х годах имела статус пригородной слободы. В ней проживало 318 душ крестьян мужского и 335 душ женского пола, находился господский дом, регулярный сад с яблоневыми и вишневыми деревьями, в нем две аранжерейные теплицы со шпанскими вишнями, сливами, персиками и абрикосами. В саду “сажения” рыбы был выкопан небольшой прудок. Еще один большой пруд устроен в одном из оврагов.
У Сергея Яковлевича Левашева и его жены Анны Васильевны было пятеро детей: Николай, Михаил, Алексей (?), Наталья и Елизавета.
Некоторые подробности жизни семьи в Левашевке в конце XVIII века описал в своих мемуарах Григорий Степанович Винский (1753–1818), в 1877 они были опубликованы в журнале «Русский архив». Образованный малороссийский дворянин, в конце XVIII века, Винский был сослан в Оренбург, затем в Уфу и стал зарабатывать на жизнь, обучая детей в дворянских семьях. С 1783 г. Г.С. Винский жил у Булгаковых, после чего был приглашен к детям С.Я. Ливашева, но, по словам Винского, “…по сумбурству же его я принужден был от него отстать и, возвратясь в город [Уфу, авт.] жить на квартире, исправляя в доме г. Рычкова бродящего учителя”.
В своих записках Винский характеризует С.Я. Левашева весьма отрицательно, но при этом следует помнить, что столь же критически ссыльный вольнодумец отзывался и о других помещиках, в чьих домах ему пришлось учительствовать. Сергей Яковлевич Левашев был сыном своей эпохи и своего поколения. Можно только представить, что мог бы написать Винский, например, о Степане Михайловиче Аксакове или Надежде Ивановне Куроедовой. Дети С.Я. Левашева, принадлежавшие другому, более просвещенному, поколению были во многом уже совсем другими, и стали одними из самых любимых учеников Винского.
Мемуарист так писал о своих питомцах: “…две дочери, два сына и племянник составляли мой пансион. Средняя дочь Наталья, 15-ти летняя девушка, одарена была отличною способностию и охотою к учению; старший сын Николай был так же понятен и прилежен, да и прочие довольно изрядно учились, что при их ласковости, поселило во мне неимоверную ревность споспешествовать их успехам. Скажу не хвастаясь, что Наталья Серг. чрез два года понимала столько французский язык, то труднейших авторов, каковы: Гальвеций, Мерсье, Руссо, Мабли, переводила без словаря; писала письма со всею исправностью правописания; историю древнюю и новую, географию и мифологию знала так же достаточно.
Жизнь наша в сем доме была довольно сносна; к странностям хозяина присмотревшись, все прочее шло порядочно; ласки же и дружелюбие девиц Елеоноре Карловне [жене Винского, последовавшей за ним в ссылку, авт.] доставляло много приятностей. Зиму мы жили в городе [Уфе, авт.], где катанья, собранья балы, для меня и карточная игра, жизнь нашу делали весьма удовлетворительною; весну, лето и осень обыкновенно проживали в деревне; тут разные ежедневно почти новые занятия: прогулки, купанья, рыбная ловля, стрельба и множество других забав, сокращали время нечувствительно”.
В 1892 году супруга Винского заболела и вскоре умерла, вдовец остался с двумя маленькими детьми. Его ученицы решили оказать помощь своему наставнику. Винский вспоминал: “... дочери г. Левашева, по своему собственному побуждению, а по молодости их лет непричастному еще корысти, предложили своему отцу и получили его соизволение, чтоб детей моих принять к себе для воспитания, с тем, что бы их по возможности и пристроить. Предложение сие меня до крайности порадовало; я знал, что им каждой утверждено было от отца по сто душ лучших крестьян; посему как воспитать, так и пристроить моих детей немного бы им стоило.
…В начале зимы 1793 года сыновья г. Левашова и племянник долженствовали ехать в Санкт-Петербург на службу; дочери же в Казань к их матери. Я, приглашенный г. Шишковым, переселился к нему в деревню и с моими детьми; ибо зная по наслышке Анну Васильевну, я не хотел жертвовать моими сиротами. Да и сами барышни согласны были, чтоб дети оставались при мне, пока они сделаются властны сами располагать своими делами. Мы поднялись вдруг все из Левашовки, ехали вместе до Бугульмы. Расстояние сие растянули сколько можно больше, распрощались как истинные родные, не надеясь никогда уже больше жить вместе“.
Самая одаренная из детей С.Я. Левашева – Наталья Сергеевна, в замужестве Деларю, жила с семьей в Казани. Её сын Михаил Данилович Деларю (1811–1868), окончил Царскосельский лицей, служил чиновником в Петербурге, и в свое время был достаточно известным поэтом пушкинской плеяды. Стихотворения его печатались в "Северных цветах", "Библиотеке для чтения", "Современнике". Елизавета Сергеевна Левашева стала женой известного уфимского дворянина, майора Петра Николаевича Пекарского (1764–1853), сына одного из руководителей обороны Уфы от пугачевцев. Супруги жили в Отраде – родовом имении Пекарских под Уфой (ныне это деревня Базилевка), но по воспоминаниям Петра Петровича Пекарского (сына от второго брака) “широкая жизнь с разными барскими затеями в роде: домашнего оркестра музыки, псовой охоты, оранжерей и теплиц и т.п. расстроила состояние Пекарского”.
Старший из сыновей, Николай Сергеевич Левашев родился в 1780 году. После выхода в отставку в чине капитана гвардии, жил в Левашевке. В 1834 г. здесь у него было дворовых 59 семей, и 46 семей крестьян. Кроме того, он являлся владельцем крепостных в деревнях Михайловке (200 душ) и Красный Яр (157 душ). В 1812 г. на один срок он был избран предводителем дворянства Уфимского, Стерлитамакского, Челябинского и Троицкого уездов. В 1830 г. так же на одно трёхлетие губернским предводителем. В 1818 году Николай Сергеевич построил в Левашеве каменную Тихвинскую церковь. В 1824 году Николай Левашев с супругой Анной Андреевной и дочерью Варварой присутствовал в Уфе на балу, данном дворянством в честь императора Александра I, причем Левашев являлся одним из распорядителей бала.
Продолжение следует…
Янина СВИЦЕ