Все новости
ХРОНОМЕТР
10 Мая 2020, 20:10

Новое об экипажах уфимских бронепоездов

Самым важным вопросом нашей темы является получение сведений о списочном составе экипажей бронепоездов 25-го бронедивизиона. Для освещения этого вопроса использованных нами ранее источников было недостаточно.Как сейчас выясняется, по этой теме существовал целый пласт документальных свидетельств, который, к сожалению, хранился далеко за пределами нашего края.При этом немало новых данных по экипажам Уфимских бронепоездов нам удалось получить благодаря энтузиастам из других регионов, неравнодушным к памяти о наших павших героях.

Поиск погибших начинает выживший товарищ по оружию
Первым в этом ряду стоит бывший комиссар 25-го отдельного бронедивизиона (ОДБП), полковник в отставке Андрей Константинович Зотов. В канун 35-летия Победы в Великой Отечественной войне он, будучи 67-летнем возрасте, занялся восстановлением памяти о своих «однополчанах» – павших бойцах Уфимского бронедивизиона. Для этого Андрей Константинович запросил в центральном архиве Минобороны, что в Подольске, сведения по итогам сражения Уфимских бронепоездов под Сталинградом. По иронии судьбы, архивная справка, полученная бывшим комиссаром 25-го ОДБП, оказалась составленной на основе его же собственного донесения, сделанного полковником в далеком 1942 году. Впрочем, в выписке из архива данные его донесения были дополнены сведениями о «безвозвратных потерях» экипажа дивизиона.
В архивной справке содержалось сообщение о гибели в бою 30 бойцов бронепоезда «Полководец Суворов» и об их захоронении в братской могиле на месте сражения (ж.-д. станция Гнилоаксайская.) В списке погибших и похороненных значились только фамилии, без указания имен и отчеств. Причем в справке говорится, что иных сведений о личном составе 25-го ОДБП за тот период архив не имеет. И надежды обнаружить список погибших с их полными данными, по всей видимости, напрасны. Бойцы, брошенные в огненный смерч, были преимущественно новобранцами, влившимися в экипажи лишь за два-три месяца до последнего для них сражения, они не были хорошо знакомы командирам, из-за чего офицеры не могли восстановить по памяти имена и отчества погибших. Кроме того, согласно обстоятельствам боя, в котором погиб весь экипаж бронеплощадки и ее командир лейтенант Филинов, тогда же «…пылала в огне «база» дивизиона». В составе каждой такой «базы» должен был быть вагон-канцелярия бронепоезда. Таким образом, в огне были уничтожены штабные документы бронедивизиона, в том числе списки личного состава.
Зотов переправил полученную архивную справку, дополнив ее воспоминаниями, в Обком ВЛКСМ Волгоградской области. Оттуда документы были пересланы в музей Октябрьского района области. На территории этого района располагается станция Гнилоаксайская – место последнего боя бронепоезда и место захоронения погибших бойцов 25-го ОДБП.
Кто продолжал искать имена из «безымянного» списка погибших?
На этом этапе, по счастливому стечению обстоятельств, документы по 25-му ОДБП попадают в руки другого неутомимого краеведа и энтузиаста – директора музея Октябрьского района Волгоградской области Сергея Васильевича Матвеева.
Этот ветеран энергично взялся за дело восстановления имен павших и захороненных на Волгоградской земле воинов из экипажей Уфимских бронепоездов. В 1980-м году он опубликовал в газете «Советская Башкирия», в рубрике «Отзовитесь» информацию со списком погибших. И действительно, отозвались, весточки от них полетели из Башкирской АССР в далекую Волгоградскую область. Во-первых, нашлись родственники Валентина Николаевича Бреева, до войны учителя Булгаковской средней школы, во время Великой Отечественной служившего на бронедрезине из состава боевых средств бронепоезда «Полководец Суворов». В ходе выполнения боевого приказа на этой бронедрезине его и настиг смертоносный осколок. Его дочь Галина Валентиновна Бреева (Иванова) тоже работала учителем математики в той же Булгаковской средней школе. После публикации Матвеева она связалась с ветераном-энтузиастом и договорилась о посещении места гибели и захоронения своего отца. Планировавшаяся еще в 1982 году поездка, по всей видимости, состоялась только сравнительно недавно, в 2006 году. Дополнительные сведения об отце и информацию о поездке на место его гибели и захоронения Галина Валентиновна разместила в поисковом ресурсе «Социально-патриотической акции Уральского федерального округа – «Помни меня». Также в музей Волгоградской области были отправлены письма от бывших учеников В.Н. Бреева и из совета музея Булгаковской школы.
Призыв отозваться был услышан и близкими другого погибшего бойца 25-го бронедивизиона Виктора Николаевича Панина, машиниста бронепаровоза бронепоезда «Полководец Суворов». В фондах Октябрьского районного музея Волгоградской области хранятся письма его сестры В.Н. Зудиной и жены Антонины Петровны Паниной. В первом письме содержится биография брата, к которому приложена его фотография. Также Октябрьским районным музем были получены другие документы по Панину: копия письма политрука бронепоезда Б.Ф. Комала с описанием подвига Виктора Панина, копии справки о призыве Панина в ряды РККА и сообщение о его гибели – последние были отправлены Матвееву тогдашним военным комиссаром Советского района Уфы, полковником Гилемхановым.
Неожиданным и особенно ценным оказался еще один отклик, не родственника погибших, а самого дожившего до Победы члена экипажа бронепоезда «Полководец Суворов» и участника всех его сражений. Пребывавший в 1980-м году в добром здравии боец 25-го бронедивизиона Мансур Гайнуллович Гайнуллин, служивший завскладом боепитания бронедивизиона, отправил в музей Волгоградской области письмо с кратким, но ярким описанием боевого пути 25-го бронедивизиона. Кроме того, в том же музее хранятся отклики других отозвавшихся на обращение Волгоградского энтузиаста-поисковика.
Сергей Васильевич Матвеев не смог довести начатое дело до конца – в 2005 году он скончался. Однако о результатах своих поисков он успел поведать в книге «Когда пылал мой край в огне…» (Матвеев С.В. По материалам район.-ист.-краевед. музея. – Волгоград: Издатель, 2004). Также собирался опубликовать материалы об этом в нашей республиканской печати. И эту статью отчасти можно считать исполнением последней воли ушедшего из жизни неутомимого краеведа и поисковика. Во исполнение чаяний всех неравнодушных к судьбам погибших воинов – наших земляков, святое дело, начатое Сергеем Васильевичем на Волгоградской земле, после его кончины не прервалось и не оказалось преданным забвению. Эстафету из рук своего предшественника приняла новый директор Октябрьского районного музея Татьяна Александровна Клыкова.
Она любезно откликнулась на просьбу частного лица, краеведа, работающего, как говорили прежде, на «общественных началах», каковым и является ваш покорный слуга. Татьяна Александровна переслала нам копии всех сохраняемых в музее материалов по 25-му ОДБП. О некоторых из этих материалов мы уже рассказали.
Благодаря усилиям Сергея Васильевича Матвеева и Татьяны Александровны Клыковой сейчас можно назвать полные данные двух бойцов из 30. Это Валентин Николаевич Бреев из экипажа бронедрезины, входившей в комплектацию бронепоезда «Полководец Суворов», и Виктор Николаевич Панин, старший сержант, машинист бронепоезда «Полководец Суворов» Теперь копии документов по 25-му ОДБП доступны для исследователей из нашей республики. Только неизвестно, где они у нас в городе могут храниться, чтобы это было надежно и вместе с тем доступно для исследователей.
К завершению этого этапа поиска назрели вопросы: почему отклики родных и близких погибших бойцов 25-го ОДБП направлялись в Волгоградскую область и почему в нашей республике не нашлось организаций и людей, заинтересованных в воссоздании подлинной истории 25-го ОДБП? На эти вопросы мы постараемся ответить в следующей публикации.
Фарит ЛАТЫПОВ
Продолжение следует…
Читайте нас в