Все новости
ХРОНОМЕТР
25 Января 2020, 21:12

Каранай Муратов – сподвижник Е.И. Пугачёва. Часть четвертая

Теперь коснемся событий в Казанской губернии. В исторической литературе существует неверная точка зрения о том, что восстание на ее территории началось в начале декабря 1773 г., т. е. даже раньше, чем под Мензелинском. Авторы фундаментального труда «Крестьянская война в России 1773–1775 гг. Восстание Пугачева» писали: «Первые известия о действиях самого крупного отряда под руководством Месогута Гумерова относятся к 5 декабря».

Казанский историк С.Х. Алишев пошел еще дальше, написав следующее: «В конце ноября (sic) Мясагут Гумеров со своими единомышленниками создает отряд», а затем «вместе с сотником Аккулаем Пулатовым они решают идти на заводы за пушками…».
На самом деле до появления башкирских отрядов под предводительством главного полковника Караная Муратова население Казанской губернии пребывало в спокойствии. В конце декабря 1773 г. начинается восстание в Мензелинской округе Уфимской провинции Оренбургской губернии, и лишь потом оно перекидывается на территории соседней губернии. Казанский губернатор фон Брандт лишь 8 января 1774 г. начинает отмечать брожение на вверенной ему территории: «Злодейские башкирские действия столь много усилились, что заразившаяся чернь зловредным обольщением везде их приемлют и даже до того, что везде по 2 и по 3 башкирца, имеющие способности, по жительствам ездиют, а далее русских мужиков таким же количеством посылают и народ обольщают, через то так преуспели, что уже по сю сторону реки Вятки разъезды и разглашения производют. И жители сих мест не только провиант и фураж в башкирские партии посылают, но людей им службу дают…».
Что касается упомянутых выше главных пугачевцев из числа казанских татар – Месогута Гумерова и Аккулая Пулатова, то относительно обстоятельств их присоединения к восстанию также сохранились конкретные сведения. Ясачный татарин Аккулай (Алкукей) Пулатов, проживавший в башкирской д. Тойгузино (Чибинли) Байларской волости Уфимской провинции, показывал на следствии: «Прошлого 1773 г. декабря в последних числах приехали в нашу деревню злодейской толпы неведомые башкирцы, между коих начальником назвался Бузан Мратов, и расположился в деревне, ночевав, взяв меня силой з другими деревенскими людьми к себе в партию, послал за Каму реку с командующими своими якоб для разъезду…» Речь шла об одном из командиров войска Караная Муратова, а именно о башкирском полковнике Бузане Смакове. Аккулай Пулатов ошибочно соединил имя Бузана и отчество Караная, поэтому у него получилось Бузан Муратов.
В свою очередь служилый татарин д. Псяк Месогут Гумеров попал в ряды пугачевцев благодаря встрече с Аккулаем Пулатовым. О причинах своего присоединения к повстанцам он сообщал следующее: зимой 1773 г. он поехал в пригород Малмыж для взятия долга у купца Максима Ермякова и недалеко от удмуртской д. Пановой его остановили «едущие на лошадях верхами башкирцы, русские и вотяки, всего по примеру, человек с двести вооруженныя, у которых был тогда предводителем старшина – не знает: из башкир или из татар, но по имени Алкукей Пулатов...». После этого Месогут Гумеров поехал вместе с повстанцами «на железной завод завотчика Игнатья Осокина, на котором взяли три пушки, да не знает сколько ружей, пороху и более десяти лошадей (…). И потом поехали на Пыжманский завотчика Кобелева завод…»
Продолжая осаду Мензелинска, повстанцы двигались дальше на запад. Месогут Гумеров «отправляем был ис той шайки для набора на службу к самозванцу людей, коих и взялся он набрать 1 500 чел., за что и назван он, Гумеров, полковником…». Но для начала в конце декабря 1773 г. Бузан Смаков отправил его с 200 чел. на Беткинскую пристань, важный стратегический пункт на пути к Елабуге, где стоял небольшой отряд солдат 2-го Оренбургского батальона. Увидев повстанцев, солдаты сдали пристань без боя.
23 декабря 1773 г. на Боровецком заводе отрядом полковника Бузана Смакова был захвачен житель Елабуги купец А. Огородников. 1 января 1774 г. он вернулся в родное село с небольшим отрядом, называл себя полковником и «смущал» народ. Протопоп И. Александров приказал схватить смутьяна, посадить в рогожный куль и отвезти в Казань. Тем временем в село вступил отряд премьер-майора А. Перского – рота солдат с пушкой. Губернатор фон Брандт послал его в Мензелинск, но тот, видя, что до места назначения ему не дойти, решил остаться в Елабуге. Тем самым он предотвратил неизбежный переход в руки повстанцев этого крупного населенного пункта, в котором насчитывалось около 500 дворов.
Повстанцы во главе с Кузметом Ишменовым, Шарипом Якуповым, Шафи Тойгузиным, Назаром Алексеевым, Василием Ивановым подошли к Елабуге буквально через два-три дня, но было уже поздно – премьер-майор А. Перский уже был готов к обороне. 6 января 1774 г. они совершили первое нападение на село. Весь народ был у обедни, поэтому почти никого не было в охранении. «Злодеи» незаметно приблизились к своей цели, и некоторые из них уже полезли на стену, как их заметил часовой и тотчас выстрелил. Все бросились к стене и отогнали мятежников.
Наконец, 13 января был предпринят «генеральный штурм». За два дня до этого из-под Мензелинска пришел приказ: «Приказывается тебе, старшине Шарифу Якубову сыну, сотнику Назару Алексееву сыну, также армейским людям на других местах. Собирайте в окрестностях войско любыми средствами: ныне, очень скоро, будет сражение, будьте в большой готовности. Идет сам атаман Каранай, извещайте [об этом] во все стороны, не будьте беспечными; когда пишется это [письмо], он должен прибыть на пристань Бетку. Приказывающий это я, писарь мишарей Умар Муртазин сын, руку свою приложил. В 1774 г. 11 дня января. Еще приготовьте очень много лыж».
Под Елабугой собралось 6 тыс. повстанцев, в основном крестьяне окрестных сел. Документальные свидетельства о ходе штурма неизвестны, поэтому приведем предание, бытовавшее среди елабужских обывателей. Село было окружено «несметными толпами народа. Казаки, татары и башкирцы скакали в толпах крестьян, побуждая их нагайками к решительным мерам. Жители, видя такое множество злодеев и не надеясь на свои силы, прибегли к Господу». Вдруг на осаждавших обрушились ветер, метель и буря и, «не могши терпеть пронзительного ветра с снегом, который ужасно резал им глаза, они вскричали: “это что-то не просто!” и со страхом побежали нечестивые…». Очевидно, Елабугу спасли не небесные силы, а крепкие стены и пушки. К тому же основную массу повстанцев составляли необученные и негоревшие желанием сражаться толпы крестьян.
Карательная экспедиция генерала А.И. Бибикова
Генерал-аншеф А.И. Бибиков был храбрым офицером, принимавшим участие во многих сражениях Семилетней войны (1756–1763). Он также имел опыт подавления повстанческих движений, так как в 1771–1772 гг. в чине генерал-поручика командовал русскими войсками, действовавшими в Польше против отрядов Барской конфедерации. 26 декабря 1773 г. он прибыл в Казань. Город почти опустел, а оставшиеся жители пребывали в тягостном ожидании нашествия орд мятежников. 30 декабря он писал президенту Военной коллегии графу З.Г. Чернышеву о «здешних обстоятельствах», которые он нашел в Казанской губернии: «…они столько дурны, что я довольно того описать не могу; умолчав многие мелочные известия, которые до меня дошли, из донесенных уже усмотрите, какою опасностию грозит всеобщее возмущение башкир, калмык и разных народов, обитающих в здешнем краю (…). Сволочь Пугачева злодейской толпы конечно порядочного вооружения, ниже строю иметь не может, кроме свойственных таковым бродягам буйности и колобродства; но их более шести тысяч по всем известиям считать должно, а считая ныне воров башкирцев, число крайне быть должно велико…».
К январю 1774 г. к главнокомандующему А.И. Бибикову было отправлено около 6 тыс. регулярной пехоты и кавалерии при 14 пушках с опытными генералами П.М. Голицыным и П.Д. Мансуровым. Первыми приняли удар повстанцы Мензелинского лагеря. Для разгрома зачистки всего Прикамья были сформированы два отряда: 1) полковник Ю. Бибиков (племянник А.И. Бибикова), командир Великолуцкого пехотного полка, имевший под рукой четыре роты гренадеров и три эскадрона гусар, должен был пройти от Казани до Заинска и выйти к Мензелинску; по ходу движения к нему присоединился подполковник А. Бедряга с тремя эскадронами гусар, и их отряд стал насчитывать около 1 000 чел.; 2) капитан Г. Кардашевский, имевший в своем распоряжении лишь 50 гренадеров и эскадрон гусар (всего: 150 чел.), должен был очистить от мятежников Заказанье или Арскую сторону, двигаясь по линии Казань – Арск – Мамадыш – Елабуга.
Несмотря на ничтожность своих сил, капитан Г. Кардашевский освободил Арск, Балтачи и двинулся к д. Камышлы, где стоял 3-тысячный отряд татар и русских под командованием Месогута Гумерова и Аккулая Пулатова. Однако татарские предводители не решились вступить в бой и, распустив свой отряд, бежали за Вятку. После этого победоносный капитан направился к Елабуге. Таким образом, царский офицер без боя привел в полное повиновение всю северную часть Казанской провинции. Совсем иначе складывались дела у полковника Ю. Бибикова. Когда он двигался к Заинску с запада на восток, ему навстречу с востока на запад шел башкирский полковник Нагайбак Асанов. 15 января он без боя захватил Заинск и стал там укрепляться. Затем он отправил вперед отряд из 600 чел. под командованием ясачного татарина Аренкула Ассева. 16 января при подходе к д. Аксарино, находившейся в нескольких верстах от крепости, отряд полковника Ю. Бибикова был обстрелян повстанческой батареей из трех пушек. Вперед были брошены гусары подполковника Бедряги, которые обратили повстанцев в бегство и порубили около 200 чел.
Салават ХАМИДУЛЛИН
Продолжение следует...
Часть третья
Часть вторая