Все новости
ПОЭЗИЯ
21 Января 2019, 14:41

Женщины, звёзды и камни

Салават ВАХИТОВ * * * Отбросил все «против», отбросил все «за» И наплевал на всех: Я хочу видеть твои глаза, Слышать твой тихий смех! Вечное в вечном, а в свете – мгла, Лишь в жизни возможна смерть. Только во мне бы ты жить могла, В тебе бы я мог умереть. Как вечный паломник, сквозь тьму и свет Иду я к тебе, любя… Как жаль, что тебя в этом мире нет И нет в этом мире меня.

Красное и черное
В день когда тебя жду
И свечи напрасно жгу
В красном окне
В день когда тебя жду
И сердце напрасно жгу
В черном огне
В ночь когда тебя жду
И звезды напрасно жгу
В красной луне
В ночь когда тебя жду
И мысли напрасно жгу
В черном вине
Счастья тебе
Радуга
Дождь меня тихо радовал,
Солнце дарило ласки.
Только исчезла радуга.
Может, закончились краски?
Облачной тенью взмыли мы:
Встретиться хоть во сне бы!
Птицы не машут крыльями,
Может, закончилось небо?
Слышал я, будто в Таллине
Люди живут в разлуке.
Письма писать ты устала мне,
Может, закончились звуки?
Временно беззаботные,
Маемся с Интернетом.
Падают листья под ноги,
Может, закончилось лето?
* * *
В день, когда на голову мою
Ляжет тень осенней позолоты,
Я грехов своих уже не замолю
Грустью неоконченной работы.
И когда зажженную свечу
Вложит в руки доброхот-священник,
Я твое святое имя прошепчу
И тебе отдам последнее свеченье.
В окно на китаянку
Дует ветер в окна,
В окна ветер дует.
Желтая красотка
Под окном кукует.
Ах ты, китаянка!
Раскосые очи!
Спрячься под кусточек:
Дождь тебя измочит!
Ты стучишься в окна,
Дворник тихо ропщет.
Кто там смотрит в стекла,
А впустить не хочет?
* * *
Когда-нибудь, когда войдешь в осень,
Никто не вспомнит, не придет вовсе,
И одиночеством кольнет сердце,
И не найдешь, куда тебе деться.
Тогда вернись, я буду ждать, верить,
На всякий случай не запру двери.
Коль будет темень, я зажгу свечку,
А будет холод  растоплю печку.
Взмолюсь: Прости мне, мой Господь-Отче,
Но дай взглянуть в ее глаза-очи,
Останови, не дай пройти ей мимо,
Ну а потом впусти меня в зиму.
* * *
И если вдруг осенний день
Дождем войдет в твою обитель,
Убогой жизни нашей тень
Прими смиренно, как Спаситель.
Кусая губы до крови,
Прими счастливое мученье:
Люби, не требуя любви,
Прости, не требуя прощенья.
Рубаи
1. Месяцы и годы покидают нас,
Женщины уходят, проклиная нас.
Вечный виночерпий под вечерним небом
Снова наполняет горестями нас.
2. Может быть, правда, а может быть, нет:
Не избежать предначертанных бед.
Если судьба над тобой посмеялась,
То улыбнись ты ей тоже в ответ.
3. И тебя я на свете
Ненамеренно встретил.
Скоро станешь ты пылью,
Скоро буду я ветер.
Осень – это похмелье
Чего нам еще не хватает? Осени или зимы?
Быть может, прощенья женщин, в которых мы влюблены
Были совсем недавно? Осталась одна вина.
Осень – это похмелье. А что же тогда зима?
Из Аматэрасу Омиками
Перевод с японского
В дождь, в пургу, в непогодицу
Бывает, что люди расходятся –
В дождь, в пургу, в непогодицу.
Бывает, люди встречаются,
А бывает и нет.
Бывает, стихи случаются,
И сходит в секунду печаль с лица.
Бывает, что строки рифмуются,
А бывает и нет.
Пойду я тогда на улицу –
В дождь, в пургу, в непогодицу.
Может, в ненастье ты ждешь меня,
А может быть, и не ждешь…
Прощай
В дверь вхожу и взором вниз –
На полу записки лист:
«Не печалься, не грусти,
Я уехала, прости!»
Как ногой внезапно в пах –
Разлетелся вечер в прах:
Бестолковое кино,
Одинокое вино.
Сериалом по мозгам
Тупизна телепрограмм,
Алкоголем по крови
Сгустки выпитой любви.
Тереблю мобильник – нет,
Недоступен абонент.
Закурилось невзначай.
Ты уехала. Прощай!
Алло
«Алло!» – гудки…
И не надо твоей мне любви,
Со своей-то не знаю что делать!..
«Алло!» – гудки…
Очень одиноко ночью…
Пришли мне хотя б одну букву!
Остальные я допишу…
«Алло!» – гудки…
Где-то путь догорает млечный,
Обрываясь звездой прощальной…
Я любил тебя бесконечно!
Я любил тебя безначально…
Грустишие
Алкали алки алчно
Плакали плаксы плачем
Смак смаковали смачно
Знали значение, значит
Горько горело горе
Печью пеклись печали
Взорью взорялись взоры
Вещие сны вещали
Слышались слухи слухом
Врали врачихи враки
Глушь оглушала глухо
Страшно страшили страхи
Люди людей людились
Чадом чадили чада
Мы взяли
И не напились
Чего вам еще надо?!
* * *
Увы, все прошло, и пошло
Все начинать сначала.
«Люблю» твое – неосторожно,
Уж лучше бы ты молчала.
Уж лучше бы не смотрела
Вопросом наивно-детским.
Устал я, такое дело,
И поговорить не с кем.
* * *
Я знаю, ты сорвешь наброшенную простынь,
И в глубине больших таинственных зеркал
Мы встретимся с тобой необычайно просто,
Как будто бы никто из нас не умирал.
Я, годы проведя в мучительных агоньях,
Все верил: ты меня, любимая, простишь.
И думал умереть с рукой в твоих ладонях,
А умер, обнимая компьютерную мышь.
* * *
«кто она чтобы требовать ласки такой»
злая ночь наполняет морозной тоской
леденит и пронзает нас ветер когда
не горит в замерзающем небе звезда
не спасает не греет давно алкоголь
Дмитрию Масленникову,
перевод с русского
Я – Дима!
Безумная сила меня уносила
................................ горячим теченьем Гольфстрима.
Я – диво!
Я – демон
судьбы, самой лютой любви,
.................................что в снегах Магадана хранима
Я – Дима.
Я – дикий
апгрейденный монстр, а тело, как бритвой,
.................................бито хирургом голимым.
Я – Дима!
О Дио!
Всевышний! Я – хакер, взломавший
..................................пароли паскудного мира!
Прости мои строки, орущие невыносимо
правдиво.
Я – Дима!
Плохо тебе со мной. Обернусь на прощанье
Так получилось просто,
Что мы ошиблись где-то.
Не задавай вопросов:
Я позабыл ответы.
Боль отгоревшей страсти
Скроют глаза прохожих.
Был я с тобою счастлив,
Ты будь счастливой тоже…
* * *
Божественный огонь меня создал из пыли
Лишь для того, чтоб мог немыслимое сметь.
В ладу с самим собой, с заветами простыми
Я в схватке победил безжалостную смерть.
Зачем я рисковал, и странствовал зачем я
В чужих, враждебных мне неведомых мирах?
Но, тихо совершив свое предназначенье,
По слову Твоему вновь возвращаюсь в прах.
Из Аматэрасу Омиками,
переводы с японского
Кушисаке-онна
Да-нет, ты красива, моя некрасава,
Как Ёко Ягути, жена Куросавы,
Смугла-белокожа, с глазами из ртути –
Сладкая гейша Кэндзи Мидзогути,
Горькая дева юдзё – ангел ада.
Не надо смеяться и плакать не надо.
Коль-если играешь с самой Лики-Чан,
Привыкни к понятным неясным вещам.
Звезды и камни
Тысячи солнц, устремляясь к Земле, превращаются в звезды –
Просто в далекие в небе холодном уставшие блики.
Разве осмыслить, к чему Омиками беспечные грезы,
Если ответом, вместо тепла, – плач, стон и крики?
Тысячи звезд, отправляясь в поход, превращаются в камни –
Просто в песчинки – простые песчинки, забытые в море.
Разве осмыслить, зачем родилась и живет Омиками,
Если ответом, вместо надежды, – страданье и горе?
В мире огромном, куда не коснешься, – холодные двери
В темные кельи, закрытые напрочь большими замками.
Зачем родилась и живет Омиками в стране недоверья,
Если бессильны перед замками и звезды, и камни?
Подготовил Алексей Кривошеев