Все новости
МЕМУАРЫ
13 Марта 2022, 11:00

От вятской Матрены до краковской Зоси. Часть первая

В большинстве родословных, составлявшихся во все времена, главным компонентом является мужская линия. Это понятно, ведь в патриархальном обществе богатство, социальный статус и фамилия передаются, как правило, по этой линии – от отца к сыну. Однако в наше время приобретает актуальность и матрилинеарная генеалогия. В определенной степени это связано с научными достижениями.

В конце ХХ века генетики начали изучать митохондриальную ДНК, а митохондрии передаются человеку только от матери. В 1987 году в журнале Nature вышла статья «Митохондриальная ДНК и эволюция человека». Появилось понятие «митохондриальная Ева». Британский ученый Брайан Сакс популяризировал эту область научных изысканий.

Я не генетик и не специалист по генеалогии, но вдохновившись темой, решил доступными мне средствами изучить «линию передачи митохондриальной ДНК» среди своих ближайших родственников. В итоге получилась история жизни только шести женщин, возможно, кому то она покажется занимательной.

Матрена Григгорьевна

В 1867 году в Леухинском починке Кичминской волости Уржумского уезда Вятской губернии родилась Матрена Григорьевна Леухина, моя прапрабабушка. Ее родители (как и подавляющее большинство жителей Вятской губернии) до конца 1866 года относились к разряду государственных крестьян. Крестили Матрену в Введенско-Богородицкой церкви села Кичма, это село являлось также волостным центром. Итак, свое детство Матрена Леухина провела в Уржумском уезде Вятской губернии. Спустя 11 лет, то есть в 1878 году семья Матрены переселилась в основанный тремя годами ранее Никольский починок Урман-Кудейской волости Уфимского уезда (в наше время – село Манагора Иглинского района РБ). Отец Матрены – Григорий Андреевич Леухин, будучи членом земельного товарищества, получил там 30 десятин земли. В последней трети XIX века тысячи вятских крестьян переселялись в Уфимскую губернию, ведь там можно было купить по сходной цене клочок плодородной земли. На Вятке почва была малопригодной для выращивания злаков, хороших урожаев крестьяне там не видели.

Отец Матрены прожил долгую жизнь (1831-1911), а вот ее мать прожила не более пятидесяти лет, скорее всего, даже меньше. Ее имя мне выяснить не удалось. В октябре 1881 года 50-летний вдовец Григорий Андреевич Леухин женился вторым браком на 28-летней девице Ольге Михайловне Ефремовой, уроженке Яранского уезда той же Вятской губернии. Венчание состоялось в только что выстроенной Никольской церкви (в 1881 году Никольский починок становится селом Мана-Гора). Однако у Матрены были родные сестры – Прасковья, Мария, Наталья. Вполне возможно, что их было больше, не исключено, что кто-то рождался в 1850-е годы и первой половине 1860-х годов. Также у Матрены было как минимум два родных брата. Вторая жена Григория Андреевича родила ему еще шесть девочек – Анну, Веру, Марфу, Устинью, Марию (умерла в двухлетнем возрасте) и Александру. Последняя родилась в ноябре 1900 года, следовательно – Григорий Леухин в последний раз стал отцом в 69 лет.
Училась ли Матрена Леухина в школе хотя бы пару лет? Вряд ли. С большой вероятностью она была неграмотной на протяжении всей своей жизни, как и большинство русских крестьянок того времени. Однако достоверной информацией по этому поводу я не располагаю.
Большинство крестьянских девушек в XIX веке выходили замуж в 17-20 лет, но Матрена Леухина в 1887 году ходила еще в девицах. В следующем 1888 году Матрена родила девочку, ее назвали Марией, но малышка умерла в июле того же 1888 года в пятимесячном возрасте. Крестьянская девица родила ребенка до вступления в брак – выходит не такими уж строгими были нравы в русской деревне той эпохи. Вот бы еще выяснить от кого был этот ребенок.
Как бы то ни было, но в феврале 1889 года Матрена Григорьевна вышла замуж за 22-летнего крестьянина деревни Михайловки Федора Петровича Лопатина. Михайловка находилась в девяти верстах к юго-востоку от села Мана-Горы, также входила в Урман-Кудейскую волость и в приход Никольской церкви этого села (в наше время Михайловка находится в Архангельском районе РБ). В декабре 1889 года в Михайловке Матрена Григорьевна Лопатина родила дочь Ульяну. О дальнейшей судьбе Ульяны мне ничего неизвестно. А вот в январе 1894 года родилась Татьяна Федоровна Лопатина – моя прабабушка. В апреле 1896 года у Матрены родился сын Трофим, но мальчик умер в июле следующего 1897 года. Наконец, в апреле 1902 года Матрена родила еще одну девочку, Марию, но ее судьбу проследить не удалось. Вероятно, она не дожила до совершеннолетия, перепись 1917 года ее не зафиксировала. Большую часть своей жизни Матрена Григорьевна и ее муж Федор Петрович прожили в Михайловке. Умерли они там же, предположительно во второй половине 1930-х годов. Важно отметить то обстоятельство, что Матрена никогда не жила в городе, да и вообще в сколько-нибудь крупном населенном пункте, население которого превышало бы тысячу человек. В наше время наверняка не осталось ни одного человека, хотя бы смутно помнившего Матрену. Все сведения о ней я узнал из документов ЦИА РБ.
В Мана-Горе сохранились развалины деревянной Никольской церкви, где Матрена Григорьевна венчалась и крестила своих детей. В 2013 году я побывал там. Места очень живописные, но в Мана-Горе осталось не более полусотни постоянных жителей. Я человек атеистического мировоззрения, и даже некрещеный, но глядя на груду бревен, все-таки немного взгрустнул, что церковь, в которой венчались и крестились мои далекие предки, не сохранилась до наших дней в нормальном виде.

Татьяна Федорова

Теперь перейдем к моей прабабушке Татьяне Федоровне. О том, что она родилась в январе 1894 года, я узнал из метрических книг, но в дореволюционной России девочку могли назвать Татьяной только в том случае, если она рождалась в конце января, то есть в начале февраля по григорианскому стилю. Крестили ее в той самой Никольской церкви села Мана-Горы. В отношении Татьяны уже можно допустить достаточно большую вероятность, что она посещала школу хотя бы короткое время, во всяком случае, читать она умела. Во втором десятилетии ХХ века Татьяна Федоровна Лопатина связала свою жизнь со своим односельчанином Степаном Антоновичем Краевым (в конце 1902 года Михайловка стала селом), его родители, как и мать Татьяны, были вятскими уроженцами. В феврале 1914 года у них родилась девочка, Анна Степановна – моя бабушка. Логично предположить, что венчание состоялось в Михайло-Архангельской церкви в 1913 году. Однако сельскохозяйственная и поземельная перепись 1917 года зафиксировала Татьяну и Степана не в одном домохозяйстве – каждый находился в семье своих родителей. В доме Федора Петровича Лопатина проживала его жена Матрена, дочь Татьяна и две внучки, младшей из которых к тому времени не было и года. Ситуация очень странная, если учесть, что молодые состояли в законном браке. Метрических книг села Михайловки за 1913-1914 гг. я не изучал, поскольку они еще не переданы из республиканского архива ЗАГС в ЦИА РБ.

От каких-то родственников я в свое время слышал, что Степан Краев батрачил в хозяйстве Лопатиных. Однако Степан был старшим сыном самого состоятельного крестьянина Михайловки, а Лопатины жили скромно, хотя бедняками их назвать тоже нельзя – согласно переписи 1917 года они имели 11,88 десятин земли, из скотины держали лошадь, шесть коров, шесть овец и шесть свиней. У Лопатиных не было сыновей, надобность в рабочих руках ощущалась остро, а нанимать батраков было не по карману. Можно представить следующую картину: совсем молоденький паренек (Степан был моложе Татьяны на девять месяцев) из зажиточной семьи безумно влюбился в девицу-красавицу, вот и Федор Лопатин сообразил, что может получить работника почти даром, мол, «хочешь получить мою дочь, поработай в моем хозяйстве, покажи какой ты мужик». Ведь выдавать замуж Татьяну за кого-нибудь все равно придется. Впрочем, все это – мои предположения и домыслы, а как было на самом деле, уже никогда не узнаешь. Перепись населения 1926 года зафиксировала Степана Антоновича Краева уже главой домохозяйства, того самого, в котором проживали пожилые супруги Лопатины, Татьяна Федоровна и четверо детей. Получается, что в конечном итоге не жена перешла в дом мужа, а наоборот. Нетипичная ситуация для русской деревни.
Татьяна Федоровна родила за свою жизнь шестерых детей, моя бабушка оказалась старшей. В 1919 году появился Михаил, в 1924 – Клавдия, в 1928 – Леонид, в 1933 – Аркадий. А в это время в стране творилось… в общем, не буду пересказывать учебник истории. Крестьянская женщина рожала и поднимала на ноги детей, невзирая на социальные катаклизмы, голод и болезни. Вряд ли она занималась философским осмыслением изломов и перипетий истории огромной страны. Вряд ли она вела дневник, в котором помимо всего прочего отмечала, что в конце 1917 года село Михайловка стало волостным центром, что в феврале 1918 года ее свекр Антон Никифорович Краев стал председателем Михайловского Волостного Совета крестьянских депутатов, а в августе ее муж вступил в партизанскую армию Блюхера. В 1922 году вместо Уфимского уезда Уфимской губернии появился Уфимский кантон Башреспублики, но это обстоятельство едва ли оставило глубокий след в памяти простой русской женщины.
В первой половине 1930-х, то есть в период коллективизации Степан и Татьяна Краевы покинули родную Михайловку. Сначала они поселились в селе Бром (Новотроицкое) Иглинского района, затем в Иглино, а в конце тридцатых перебрались в Уфу. Получается, что в отличии от большинства сельских жителей СССР, паспорта у них были. В Уфе (Черниковке) Степан работал маляром, Татьяна нигде не работала. В конце 1940-х супруги Краевы вернулись в Иглино. В 1958 году Татьяна Федоровна Краева овдовела, а в конце 1960-х переехала в Оренбург к дочери Клавдии. Умерла в Оренбурге в начале 1975 года. Долгую жизнь прожила моя прабабушка – родилась в Российской империи при Александре III, умерла в СССР в период брежневского «застоя». Родилась в небольшом починке среди дремучих лесов, а умерла в большом городе. На ее век пришелся величайший научно-технический прогресс, на ее глазах в стране сформировалось индустриально-урбанистическое общество, но вряд ли в ее сознании все это имело первостепенную актуальность.

О второй дочери Татьяны Федоровны мне известно только из архивных документов, я даже имени ее не знаю, надо думать, что она умерла, не дожив до совершеннолетия. Младший сын Аркадий умер в пятилетнем возрасте. Клавдия замужем не была и детей не имела.

Окончание следует…

Автор:Александр БАРАНОВСКИЙ
Читайте нас в