Все новости
ЛИТЕРАТУРНИК
11 Апреля , 15:00

Вопросы башкирского стихосложения

Башкирские литературоведы уделяли значительное внимание вопросам теории стихосложения и вопросам мастерства.

Достаточно упомянуть научную работу академика Хусаинова Г.Б. [1]. Однако, на практике, в течение ХХ века и в завершающейся первой четверти ХХI века мы наблюдаем нарушение поэтических канонов, выраженное в несоблюдении рифмы и законов жанра поэмы, что остается проблемой башкирской литературы.

Если исследователи научно и детально изложили вопросы рифмы в башкирской поэзии, то на практике мы наблюдаем весьма малое количество поэтов, которые соблюдают рифмовку. Причем, большинство из них имеют дипломы филологов, они работают в редакциях газет и журналов, на радио и телевидении. Такой разрыв между теорией и практикой стихосложения говорит и низком поэтическом мастерстве авторов.

Несомненно, это проблема, которая может быть преодолена при твердой позиции главных редакторов газет и журналов, книжных издательств. Именно в соблюдении канона стиха проявляется любовь к родному языку. Ведь поэзия, впитанная со школьной скамьи, становится языковым кодом, основой «мыслеобраза» человека и всей нации.

Общеизвестно, поэзия отличается от прозы. В стихах есть рифма и ритм. Есть размеры. По положению от конца строки ударного звука рифмы бывают мужские и женские. В башкирской поэзии всегда будет мужская рифма. Ведь мужская рифма с ударением на последнем слоге, а в башкирском языке ударение всегда на последнем слоге. По степени фонетического созвучия (по точности / неточности) рифмы также делятся. Точная рифма – рифма, в которой совпадает качество и количество послеударных согласных и гласных звуков. Чем их больше, тем рифма точнее.

Пример точной рифмы:

 

Рифма, звучная подруга

Вдохновенного досуга,

Вдохновенного труда,

Ты умолкла, онемела;

Ах, ужель ты улетела,

Изменила навсегда?

 

А.С. Пушкин. Рифма, звучная подруга…

 

Пример неточной рифмы:

В тихий час, когда заря на крыше,

Как котенок, моет лапкой рот,

Говор кроткий о тебе я слышу

Водяных поющих с ветром сот.

Пусть порой мне шепчет синий вечер,

Что была ты песня и мечта,

Все ж, кто выдумал твой гибкий стан и плечи –

К светлой тайне приложил уста.

 

С.А. Есенин. Не бродить, не мять в кустах багряных…

 

По степени фонетического богатства рифма бывает либо богатая, либо бедная. Вот что пишет по этому поводу Юрий Лукач: «Точная рифма является богатой, если в ней совпадает предударный согласный (называемый опорным)».

Но среди башкирских поэтов очень мало кто использует точные рифмы. Четверостишия и вообще стихи башкирских поэтов вопреки канонам состоят из сочетания неточных и точных рифм.

Насколько неточны, необязательны и недоделаны стихи наших поэтов? Обычному читателю это и не заметно. Но переводчику это очевидно.

Таким образом на сегодняшний день рифма башкирских поэтов – это часто смешение точных и неточных мужских рифм. Просто откройте наугад любого башкирского автора.

Рассмотрим для примера стихотворение любимого нами Рами Гарипова.

 

Башҡорт теле

Р. Гарипов

 

Мин халҡымдың сәскә күңеленән

Бал ҡортондай ынйы йыямын,

Йыямын да – йәнле ынйыларҙан

Хуш еҫле бер кәрәҙ ҡоямын.

 

Шуға ла мин беләм тел ҡәҙерен:

Бер телдән дә телем кәм түгел-

Көслө лә ул, бай ҙа, яғымлы ла,

Кәм күрер уны тик кәм күңел.

 

Халҡым теле миңә-хаҡлыҡ теле,

Унан башҡа минең илем юҡ;

Илен hөймәҫ кенә телен hөймәҫ,

Иле юҡтың ғына теле юҡ!

 

Вот рифмы первого четверостишия; күңеленән-йыямын-ынйыларҙан-ҡоямын.

Какая здесь рифма? Нән-ҙан, эта рифмовка неточная и бедная, ямын-ямын – здесь точная и богатая рифма.

Вопрос: четверостишие ли это? Где классическое АБАБ или АААА?

Вид у рифмы такой: ХАХА, где Х – неточная рифма.

Смотрим далее:

ҡәҙерен:

түгел-

яғымлы ла,

күңел.

Заметно отсутствие даже намека на рифму.

Смотрим третье четверостишие:

теле,

илем юҡ;

hөймәҫ,

теле юҡ!

Снова нет пары: теле – hөймәҫ,

Как видим, в самом популярном стихотворении, которое знают все – рифмы нет. Точнее, есть смешение точной и неточной рифмы, неизвестное науке.

Как это объяснить? А ведь так пишут поголовно все наши поэты? А они выросли в башкирских семьях, учились в башкирских вузах, работают в башкирской печати и науке, многие имеют научную филологическую степень, они все члены Союза писателей!? Лучшие из них стали лауреатами госпремий и даже Народными поэтами?

Как же так? Ведь есть школа и вуз, есть литературоведение, есть критики, есть диссертации, есть редакции журналов и газет, есть издательства, но почему они издают такие стихи, где нет рифмы?

Как же удалось очень многим – не рифмуя, не утруждая себя работой со словом, со слогом стать признанными поэтами? (Мы сейчас даже не пытаемся вникнуть в вопрос: а о чем они написали)?

Конечно, у нас есть немного поэтов, которые профессионалы и рифма у них всегда точная. Но именно они порой не отмечены наградами, к сожалению. А халтура в стихах еще развилась, видимо, потому что завотделами поэзии в редакциях не следили за качеством слога. И сейчас так происходит, печатают себя и приближенных.

Через сто лет развития нам придется признать, что у нас менталитет лентяев и нам некогда заниматься всерьез работой над стихами. Или же нам надо признать, что мы отвергли классические каноны по умолчанию и сто лет как пишем каким-то своим специфическим башкирским размером? У нас своя рифма, которая может называться, например, «хромой лошадью»? Тогда я предлагаю такое стихосложение назвать термином «Хромой иноходец», как поэтично!?

Вот какие красивые рифмы у З. Биишевой:

 

Һыҙланма, күңел!

Маҡтауға ымһынма, күңел,

Ул һиңә юлдаш түгел.

Хурлауға һыҙланма, күңел,

Ул һиңә моңдаш түгел.

 

Маҡтауҙар ҙур итә алмаҫ,

Хеҙмәтең ҙур булмаһа,

Хурлауҙар хур итә алмаҫ,

Халҡың һөйөп ҙурлаһа.

 

Бул һин тик халҡыңа тоғро,

Ит хеҙмәт арыу белмәй.

Маҡтау, хурлау ғүмерһеҙ ул,

Тик хеҙмәт йәшәй үлмәй.

 

Замечательно! Я бы только переставил одно слово в третьем четверостишии.

 

Һин тик халҡыңа тоғро бул,

Ит хеҙмәт арыу белмәй.

Маҡтау, хурлау ғүмерһеҙ ул,

Тик хеҙмәт йәшәй үлмәй.

 

Я уверен, что эталон каждого стиха написан Всевышним, а мы, поэты, только пытаемся его донести до читателя.

А у Рами-агая возможно сделать так:

 

Мин халҡымдың йәмле йырҙарынан

Бал ҡортондай ынйы йыямын,

Йыямын да – йәнле ынйыларҙан

Хуш еҫле бер кәрәҙ ҡоямын.

 

Шуға ла мин тел ҡәҙерен беләм:

Бер телдән дә телем кәм түгел.

Кәрәк булһа, телем өсөн уләм,

Кәм күрер уны тик кәм күңел.

 

Халҡым теле миңә бирҙе хаҡлыҡ,

Унан башҡа минең илем юҡ;

Телен һаҡлай белгән йәшәр халыҡ,

Иле юҡтың ғына теле юҡ!

или:

Халҡым теле мәңге үлмәҫ,

Унан башҡа минең илем юҡ;

Илен hөймәҫ кенә телен hөймәҫ,

Иле юҡтың ғына теле юҡ!

 

Отсутствие литературной критики, нежелание конфликта с пишущей братией у главных редакторов, недоработка руководства Союза писателей республики – все это стало фактором хронической болезни башкирской поэзии.

Если наши литературоведы утверждают, что башкирская поэзия берет начало почти тысячу лет назад в бессмертных произведениях Юсуфа Баласагуни и Кул Гали, то почему же сегодня башкирские поэты не в состоянии срифмовать стихотворение, когда Юсуф Баласагуни срифмовал несколько тысяч строк, только в поэме «Благодатное знание»?

 

Литература

  1. Хусаинов Гайса. Башкирское стихосложение: Поэтический словарь. Уфа. Гилем, АН РБ. 2003 г. 480с
  2. Хөсәйенов, Ғайса Б. Башҡорт әҙәбиәтенең поэтикаһы / Ғайса Хөсәйенов ; Башҡортостан Республикаһы фәндәр академияһы, Социаль һәм гуманитар фәндәр бүлеге. – Өфө : Ғилем, 2007-. – 21 см.
  3. Баласагуни, Юсуф. Благодатное знание / Юсуф Баласагуни; [Перевод С. Н. Иванова; Вступ. ст. М. С. Фомкина, с. 5-59; Примеч. А. Н. Малеховой]. – Л. : Сов. писатель : Ленингр. отд-ние, 1990. – 555,[1] с., [8] л. ил.; 21 см. – (Б-ка поэта. Осн. М. Горьким в 1931 г. Большая сер.3-е изд.).; ISBN 5-265-01481-0 (В пер.) : 2 р. 40 к.

Хусаинов, Гайса Батыргареевич.

Башкирская советская поэзия, 1917-1980 / Г. Б. Хусаинов. – М. : Наука, 1983. – 304 с.; 21 см.; ISBN В пер. (В пер.) : 2 р. 50 к.

Автор:Фарит АХМАДИЕВ
Читайте нас в