Все новости
ЛИТЕРАТУРНИК
15 Октября 2020, 16:52

Памяти командора

Владиславу КрапивинуНет, увы, я не знал тебя в детстве,Не читал я романы твои.Только голос звучал где-то в сердцеЗвёздных всадников медной трубы.Мы и взрослыми тоже мечтаемУвидать алый цвет парусов.И, порою, нам снится ночамиБой на башне волшебных часов.Старой книги листая страницы,Слышу то, что милее всего,Словно райское пение жарптицы,Голос детства звучит моего.

Это стихотворение много лет назад я посвятил человеку, которого никогда не видел, но уже считал своим другом – Лауреату премии Ленинского Комсомола, кавалеру ордена Трудового Красного Знамени и ордена Дружбы Народов, Почётному Гражданину города Екатеринбурга, но главное страшно талантливому Писателю и замечательному Человеку. Оно было напечатано в 1995 году в газете «Ленинец», вскоре переименованной в «Молодёжную Газету».
В детстве я, действительно, не читал книг Крапивина по той простой причине, что в СССР с книгами были проблемы, и не всякую книгу можно было найти в библиотеке. Я смотрел тогда немногие экранизации его произведений и они производили на меня большое впечатление, но я не догадывался, что есть и такие книги. Только студентом, готовясь работать вожатым в детском оздоровительном лагере, я вспомнил, что читал о нём статью в «Комсомольской Правде» и решил поинтересоваться его творчеством, прежде чем работать с детьми. Взяв в университетской библиотеке роман «Мальчик со шпагой», я с первых страниц понял, как много потерял в детстве и как много приобрёл теперь. Это был именно тот случай, когда лучше поздно, чем никогда. В упомянутой выше статье говорилось, что некоторые взрослые люди говорят о книгах Крапивина: «Они меня спасли». С полной уверенностью могу сказать то же и я. Его книги стали для меня отдушиной в тяжёлые и, порой, безнадёжные, безрадостные периоды жизни, «Лучом света в тёмном царстве» реальности и учебником в жизни и в работе. Как педагогу они дали мне больше, чем книги Макаренко и Сухомлинского, при всём уважении к последним. Они учили меня понимать и любить детей.
Каждая новая книга Крапивина становилась для меня событием. Детским писателем я его, кстати, не считаю. По моему, это также неверно, как назвать Сергея Есенина крестьянским поэтом. Согласитесь, что такое определение для такого поэта узко. Владислав Крапивин – Писатель в широком смысле слова и с большой буквы. Даже его сказки оставят равнодушными лишь того у кого проблемы с духовным развитием. А такие шедевры как «Острова и капитаны» или «Журавлёнок и молнии», безусловно, представляют огромную ценность для читателей любого возраста.
Работая в лагерях, я обязательно рассказывал повести Крапивина ребятам на ночь и в тихий час, порой, даже получая за это нагоняй от начальства: «Безобразие, детям спать пора, а он байки травит!» Зато ребята были мне весьма благодарны.
В школе я регулярно провожу классные часы и уроки внеклассного чтения, посвящённые творчеству Владислава Крапивина. С горечью вижу при этом, что дети теперь мало читают и быстро забывают то, что им рассказывают. Но продолжаю упорно рассказывать им об этом Человеке и читать его стихи, зная, что если хоть пара учеников в классе заинтересуется его книгами – это уже победа.
Владислав Крапивин сотворил уникальное явление в педагогике. Ещё студентом организовав свой пионерский юнкоровский отряд, получивший название «Каравелла», он создал необычное, ни с чем несравнимое содружество юных рыцарей чести. Он создал свою особенную педагогику даже не сотрудничества, а сочувствия, сам, однако считая, что никакой новой педагогики он не создал.
Вот где всегда отстаивалось звание пионера в его истинном, а не казённо- бюрократическом смысле. Вот где не на словах, а на деле действовал мушкетёрский девиз: «Один за всех и все за одного». И в своих вызывающе романтичных книгах Писатель создал особенных героев – людей, которые берут под защиту необычных, но и не только необычных детей. Он назвал их Командоры. И ему, как никому другому можно присвоить это звание.
Вся жизнь Владислава Петровича – будто один нескончаемый бой. Ему приходилось постоянно воевать за свой отряд. Воевать с несправедливыми педагогами, тупыми чиновниками, бюрократами, склочниками из соседних домов и уличной шпаной, которая преследовала его воспитанников, но получала сдачи. Но главный его бой был, видимо, за души наших детей, бой против жестокой обстановки жизни, которая затягивает молодое поколение в атмосферу бездуховности и безнравственности. Бой за наше будущее.
Когда-то, в 1968 году он написал стихотворение «Завещание».

Мне жить надоело с недавних времён,

Всё жалобы, склоки, раздоры….

Я знаю, что хватит в отряде знамён,

Чтоб в гробе укрыть командора.

Тяжёлые копья держа на весу,

Роняя слезу непрестанно.

Как Гамлета, скорбно меня понесут

Четыре моих капитана.

А дальше – отдав мне прощальный салют,

Хлебнувши на траурном пире,

Врагов моих в тёплых постелях найдут

И сделают им харакири.

И правильно сделают – так им и надо:

Какие дела, такова и награда.

Владислав Петрович писал эти мрачные строки в тридцать лет. И вот его час пробил. Символично, что это несчастье произошло в День Знаний. 1 сентября 2020 года, словно гром среди ясного неба, мы услышали по телевидению чёрную весть – сердце Командора перестало биться. 14 октября ему исполнилось бы 82 года, но он не дожил до возраста Льва Толстого, однако его значение для страны и тяжесть утраты, по-моему, ничуть не меньше.
Только вот людям теперь не до того. Многие и не знают, кто такой Крапивин. Равнодушно прослушали сообщение о его смерти и забыли. Но его воспитанники конечно шли за его гробом. Я не видел, но знаю. Седые, которые помнят его молодым, и совсем ещё юные, которые пришли в «Каравеллу», когда писатель уже не руководил ей, но по прежнему тесно сотрудничал. Тень Командора всегда будет незримо присутствовать в его отряде. А его бывшие воспитанники уже создали, и непременно будут создавать и дальше подобные ребячьи содружества, отстаивая право наших детей на воспитание их доблестными бойцами за светлые идеалы.
И наш святой долг – долг педагогов, литераторов, и просто порядочных людей, кому небезразлична судьба молодого поколения, принять из рук Командора и понести в будущее его «Рыжее знамя упрямства», утверждая тем самым принципы чести, отваги, благородства и доброты.
Обидно видеть, как сейчас на экраны выходит множество дешёвых сериалов, от которых ничего не остаётся ни в памяти, ни на душе, тогда как произведения Крапивина так и просятся на экран.
Как я жалел, что родился и вырос в Уфе, а не в Свердловске и не мог воспитываться в «Каравелле»! Как сожалею, что не видел этого Человека!
Как горько, что больше не прочту ни одной его новой книги!
К восьмидесятилетию я посвятил Владиславу Петровичу ещё одно стихотворение и послал ему оба по электронной почте. К сожалению, ответа не было. Но главное, чтобы он получил и прочёл моё послание. Возможно, когда-нибудь я напишу стихи «Памяти Командора», но пока я не могу освоиться с мыслью, что его больше нет…
Обращаюсь к нему, как к живому.

В.П.КРАПИВИНУ

Ты мой истинный друг,

Хоть тебя не встречал я ни разу,

Не сидел за столом

И на «брудеш» с тобою не пил.

Но с тобой навсегда

Подружился я крепко и сразу,

Когда первую книгу твою

Я случайно открыл.

Жизнь бывала полна

Самых горьких обид и обманов.

Справедливости в ней

Я, обычно, немного встречал.

Но средь жизненных гроз

И густых беспросветных туманов

Со страниц твоих книг

Голос верного друга звучал.

Он будил во мне вновь

Юных лет молодую отвагу,

Гнал тоску и унынье

От сердца усталого прочь.

И во мне просыпался

Отчаянный Мальчик со шпагой.

И стремился я в бой,

Чтоб кому-то в несчастье помочь.

«Барабанщики, марш!»

Раздаётся сигнал на рассвете.

Барабанная дробь

Поднимает в атаку полки.

И шагают мальчишки

В аксельбантах и чёрных беретах.

И на солнце блестят

Их рапир боевые клинки.

В эру мрачных годин

Не утративший дар Человека,

Посвятил ты себя

Воспитанью отважных бойцов,

Пожилой пионер,

Мушкетёр двадцать первого века,

Капитан-Командор

Удалых, благородных юнцов.

Невозможно никак

Нам впадать в безнадёжную скуку,

Пока есть на Земле

Дон Кихоты такие, как ты.

И хочу из Уфы

Протянуть я в Тюмень тебе руку,

Чтоб сказать, что и ты

Не один среди злой пустоты.

Дмитрий ДЕТИНИН
Читайте нас в