Все новости
ЛИТЕРАТУРНИК
3 Сентября 2020, 20:39

Аксаковедение. Маменька и Семья: хранительница домашнего очага Ольга Семеновна Аксакова. Часть третья

Аксаковские субботы, ставшие с начала 1830-x годов средоточием литературной жизни Москвы, – сколько хлопот причиняли они Ольге Семеновне!.. По субботам друзья собирались в доме Сергея Тимофеевича и Ольги Семеновны. Там устраивались приятельские обеды за широким семейным столом, накрывавшимся на 20 персон и более. Там было и вовсе свободно: много ели, пили, запросто играли в карты и искренно радовались большим и маленьким новостям.

Аксаковы отличались гостеприимством и доброжелательностью, но не жили на широкую ногу, большая семья вела скромный образ жизни. Ольга Семеновна экономила, ездила на распродажи. Чтобы помочь семье, Вера Сергеевна даже собиралась в гувернантки. С детства была серьезно больна Ольга, бывшая предметом самых нежных и постоянных забот всего семейства.
Дети Аксаковых росли в дружной семье, в которой царило согласие и доверие всех к каждому и каждого ко всем. Чувство причастности к делам и заботам других, душевная чуткость и отзывчивость стали основой личного и общественного поведения всех детей Сергея Тимофеевича и Ольги Семеновны. Обучению и воспитанию детей родители уделяли особое внимание, по их мнению, оно должно содействовать развитию «соображения», инициативы и, главное, стремлению приносить пользу обществу. Об этом Сергей Тимофеевич говорил и писал уже повзрослевшим своим сыновьям.
Сергей Тимофеевич и Ольга Семеновна сумели понять в каждом из детей самостоятельную личность, дать ей определиться и развиться. Здесь ключ к пониманию величия недосягаемой чистоты Константина и национального борца Ивана, труженика губернатора, земца Григория, всегда чутко реагировавшей на события и метко их характеризовавшей Beры.
«В правление Императорского Московского университета
от Константина Сергеева сына Аксакова
Прошение.
Родом я из дворян, сын титулярного советника Сергея Тимофеева Аксакова, от роду имею 16 лет, обучался разным наукам дома; ныне же желаю продолжить науки в Императорском Московском университете по Словесному отделению и, прилагая при сем свидетельство о моем происхождении, покорнейше прошу Правление университета принять меня в число студентов. К сему прошению Константин Сергеев сын Аксаков руку приложил.
Августа ... дня
1832 года»
В этом прошении Константин прибавил себе год. Всего в университете в то время было четыре отделения: физико-математическое, словесное, политическое и медицинское. На все отделения в 1832 г. поступило 92 человека, а на словесное – 22. На всех отделениях университета, кроме медицинского, был принят трехгодичный курс обучения, который Константину предстояло пройти вместе с поступившими. Когда в 1835 г. он был выпушен из университета со степенью кандидата, ему исполнилось только восемнадцать лет.
В Москве месяцем домашних празднеств у Аксаковых стал сентябрь. 14 сентября праздновали рождение Михаила; 17-го – именины сестер (Вера, Надежда, Любовь и мать их София); 25-го – именины Сергея Тимофеевича; 26-го – день рождения Ивана. Самое большое торжество было 25-го, когда поутру вокруг постели Отесиньки собиралось все семейство и начинало... вспоминать. Вспоминали о том, что было, в лицах. А «театром» становились квартиры, в которых Аксаковы живали. Ибо рассказывая или представляя, дети не забывали упомянуть: это было в Куракинском доме, или в доме Штюрмера, или на Богородской даче, куда семейство обыкновенно отправлялось на лето...
В 1836–1842 гг. Григорий, а затем Иван обучаются в Императорском Училище правоведения. Это училище было закрытым привилегированным учебным заведением с жесткой учебной программой и казарменным распорядком жизни. Оно готовило чиновников, которые в дальнейшем должны были занимать высшие посты в системе управленческой администрации.
В 1836 г. Сергей Тимофеевич отвез Григория в Петербург и определил его на казенный счет в Училище правоведения. Через два года туда же был определен Иван. Подобное решение участи младших сыновей определялось не столько педагогическими, сколько практическими соображениями. Помещик средней руки, живший в Москве открытым домом, никак не мог сообразовать все увеличивающиеся доходы с расходами.
Григорий вышел из училища 5 июня 1840 г. с чином 10 класса (коллежского секретаря), а уже 16 июня был определен на службу в канцелярию 2-го Департамента Сената. Он начал свою блистательную служебную карьеру и с тех пор будет жить отдельно от любимой семьи. Иван учился еще два года. Учился внешне лучше, чем Григорий: по выходе получил высший чин 9 класса (титулярного советника).

[В отделе рукописей Российской государственной библиотеки (Москва) в фонде Аксаковых сохранились многочисленные письма Ольги Семеновны, среди которых: 54 письма (90 листов) Григорию за 1836–1839 гг.; 32 письма (64 листа) Григорию, Ивану и Михаилу за 1838–1839 гг.; 40 писем (69 листов) Ивану за 1838–1850 гг.; 23 письма (46 листов) Константину за 1838–1860 гг.; 30 писем (63 листа) Сергею Тимофеевичу за 1836–1842 гг.
В ИРЛИ находятся: письма (19 листов) Сергея Тимофеевича, Константина, Григория и Ивана к Ольге Семеновне за 1836 г.; письма (66 листов) Ольги Семеновны к Григорию с приписками родных за 1836–1841 гг.; письма (32 листа) Сергея Тимофеевича и Ольги Семеновны к Григорию за 1836–1840 гг.; письма (85 листов) Григория Сергеевича к матери за 1836–1871 гг.; письма (133 листа) Ивана Сергеевича к матери и сестрам за 1838–1863 гг.
В начале 1837 г. Аксаковы потрясены смертью Александра Сергеевича Пушкина. Ольга Семеновна 3 февраля, под впечатлением известия о смерти поэта, пишет сыну Григорию: «Нас поразила смерть Пушкина так, что мы не опомнимся, и вся Россия, верно, станет горько сожалеть о нем. Несчастная литература! Ждем подробностей о его смерти». А М.П. Погодин 2 марта записал в дневнике: «Ездил к Аксаковым. Говорили о Пушкине, которого истинно горько сожалеет Ольга Семеновна. <…> Какая драма его жизнь!»
В 1840 г. скончалась младшая сестра Ольги Семеновны – Вера Семеновна Самбурская; ее муж – Самбурский Алексей Иванович (1788–1862); их дети – Владимир и Софья (с 1840 г.р.), которая после смерти матери, жила и воспитывалась в семье С.Т. Аксакова. В 1852 г. Софья Алексеевна вышла замуж за художника К.А. Трутовского (1826–1893), впоследствии академика живописи (с 1861 г.), их дети: Вера (1858–1895) и Владимир (1862–1932), известный нумизмат, археолог, искусствовед и хранитель оружейной палаты в Москве, автор многочисленных научных трудов.
[В ИРЛИ сохранились 98 писем (179 листов) Ольги Семеновны к сыну Ивану Сергеевичу за 1840–1872 гг.]
С особой нежностью Ольга Семеновна любила всегда веселого, оживленного, остроумного, музыкально одаренного Михаила. Мать гордилась музыкальными способностями младшего сына, несколько сочинений которого были уже известны специалистам, предрекавшим ему блестящую артистическую будущность. Но Великим постом 1841 г. он простудился и 5 марта, неожиданно для всех, на руках брата Ивана скончался. Отчаяние всей семьи было безгранично. Неожиданная смерть Михаила явилась тяжелым ударом для всей семьи Аксаковых и более всех поразила мать.
В ИРЛИ находятся письма (29 листов) племянницы Софьи Алексеевны Самбурской к тетке Ольге Семеновне, а также двоюродным сестрам: Вере Сергеевне и Надежде Сергеевне за 1843–1852 гг.]
В течение многих лет Аксаковы мечтали о приобретении возле Москвы небольшой усадьбы. Наконец, после долгих поисков в 1843 г. выбор пал на Абрамцево, недалеко от Троице-Сергиевской лавры, в местности, сохранившей древнее название Радонеж. Дом в один этаж с мезонином стоял на холме, откуда открывался великолепный вид на живописные окрестности, леса, поля и тихую, богатую рыбой речку Ворю. Абрамцево стало одним из центров культурной жизни русского общества.
1848 г. начался в семействе Аксаковых радостным событием: в январе Григорий Сергеевич Аксаков женился на симбирской помещице Софье Александровне Шишковой. Это была первая женитьба в большом семействе. А завершился этот год добрым известием: 26 декабря, в самое Рождество, у Отесиньки родилась первая (и единственная) внучка – Ольга Григорьевна Аксакова.
[В ИРЛИ сохранились: письма (80 листов) Ольги Семеновны к Григорию Сергеевичу за 1848–1874 гг.; 30 писем (57 листов) Трутовских: племянницы Софьи Алексеевны и ее мужа Константина Александровича к Ольге Семеновне за 1852–1856 гг.]
Из дочерей Аксаковых лишь одна, Мария (та самая маленькая «Марихен», которой Константин посвятил свое стихотворение, положенное П.И. Чайковским на музыку), вышла замуж, да и то за сына одного из близких приятелей Отесеньки Антона Францевича Томашевского, заведовавшего почтовым училищем и цензуровавшего иностранные газеты на Московском почтамте. Егор Антонович Томашевский никакими особенными достоинствами не отличался. Мария пережила всех своих сестер и братьев: умерла в 1906 г., в возрасте 75 лет.
Весной 1857 г. датировано письмо Ольги Григорьевны к Сергею Тимофеевичу и Ольге Семеновне. Внучка поздравляет со свадьбой «Мадам Мари» (Марию Сергеевну); сообщает, что красила яйца на Пасху, что жарко как летом и другие детские подробности: мать приехала и сделала им с сестренкой Ниной подарки, Нине и маме стало легче, отец ездил в Оренбург и привез Оле «очень хорошенькие синие камышки»; просит «бабусю, дедусю» купить канвы; заканчивает письмо: «Прощайте, будьте здоровы. Я здорова и целую ваши руки и прошу благословить внучек ваших Нину и Олю».
[В ИРЛИ сохранились письма (28 листов) Ольги Григорьевны к бабушке Ольге Семеновне с приписками родителей – Григория Сергеевича и Софьи Александровны за 1859–1861, 1867 гг.]
Предпоследнее десятилетие жизни Ольги Семеновны стало временем страшных потерь и горя. Один за другим ушли муж († 30 апреля 1859 г.) и дети: Константин († 7 декабря 1860 г.), Ольга († 31 июля 1861 г.), Вера († 24 февраля 1864 г.), Любовь († 5 марта 1867 г.) и Надежда († 12 сентября 1869 г.).
С.Т. Аксаков умер 30 апреля 1859 г. в Москве. Похоронен на кладбище Симонова монастыря. В память Сергея Тимофеевича Ольга Семеновна на свои средства построила в Вишенках Ставропольского уезда церковь. 16 января 1860 г. Г.С. Аксаков присутствовал на ее освящении. В письме матери он приводил слова крестьян: «Благослови, Господи, матушку Ольгу Семеновну! Что она для нас сделала-то». Всем понравились вещи, изготовленные для этой церкви Ольгой Семеновной и ее дочерьми. «Когда началось освящение каждой вещи, сработанной Вами или сестрами, – писал Григорий Сергеевич, – я так сильно переносился к Вам, что как будто видел Вас. <…> Народу было очень много, благодарили. <…> Вы можете считать себя счастливой, милая Маменька, что Господь привел Вас в Вашей жизни вдруг сделать стольких счастливыми».
Сергей МОТИН