+18 °С
Облачно
Все новости
ЛИТЕРАТУРНИК
12 Августа 2020, 16:59

Загадка Абая: величайший неизвестный поэт Казахстана. Часть двенадцатая

Алаш-Орда «Киргизская степная газета» сыграла важную роль в истории творчества Абая – многие идеи и даже стихи, в настоящее время приписывающиеся Абаю, впервые прозвучали со страниц этой газеты. Главной причиной было участие Алихана Букейханова, который, вместе с Жусупом Копеевым и, возможно, Шахин-Герейем Букеевым, создал многие идеи и тексты, которые в XX веке будут приписаны Абаю.

До 1905 года поэзия Букейханова оставалась анонимной и по большей части неизвестной. В 1905 году Букейханов впервые представил миру «Абая» - неизвестного, не печатавшегося ранее казахского поэта, чьи труды вскоре увидят свет. Создание «Абая» позволяло ему публиковать собственные, всё более многочисленные стихи под псевдонимом – но отнюдь не это было главной целью Букейханова. Он хотел, чтобы новый персонаж стал олицетворением политического движения.
Важнейшую роль в создании аватара «Абай» сыграл политический контекст 1905 года. Почему Букейханов напечатал некролог только в ноябре 1905 года? Почему он ждал так долго? В конце концов, согласно его собственной биографии, «Абай» умер уже в июне 1904 года. Ответы на эти вопросы можно найти в политической ситуации 1905 года. В июне, после массовых восстаний против авторитарной царской власти, прогремевших по всей территории Российской империи в первые месяцы года, казахские деятели объединились, чтобы подать масштабную петицию о лучшей защите имущественных прав и религиозных свобод казахов. Петиция нашла широкую поддержку, продемонстрировав рост свободы самовыражения в Степном крае, но Букейханов понял, что западникам вроде него, получившим русское образование, сложно будет убедить большинство казахов в правоте своих идей.
Мы точно знаем, о чём думал Букейханов в 1905 году, потому что он сам рассказал об этом в статье, изданной под его собственным именем в 1910 году. Эта статья, которая может считаться политическим манифестом Букейханова, обращалась к периоду, предшествовавшему петиции июня 1905 года, когда он тайно встречался с другими представителями казахской интеллигенции, обсуждая содержимое петиции, и столкнулся с существованием раскола между тюркофилами, ориентированными на ислам, и западниками, к числу которых относился он сам. В ходе этих встреч Букейханов пришёл к пониманию, что для большинства казахов «религиозные и земельные вопросы стояли… впереди вопросов политической свободы», а из-за негативных последствий «обрусительной политики» в земельном и религиозном плане большинство «с подозрением относится к западному просвещению и культуре»[i]. Успех петиции, во главе которой встали тюркофилы, стал поворотной точкой в деятельности Букейханова: он понял, что казахи никогда не выберут его своим политическим предводителем, и он должен достичь своих целей другим способом. Хотя в своём манифесте 1910 года он ничего об этом не сказал, именно в летние месяцы 1905 года он, вероятно, начал создавать «Абая».
Букейханов писал стихи с 1880-х годов. Теперь он добавил к ним имя и биографию. Ибрагим «Абай» Кунанбай: кочевник, не отказавшийся от традиционного образа жизни; богач, но не мздоимец; мусульманин, но не фанатик; получивший западное образование, но не обрусевший. Более того, носитель символического имени Ибрагим: посланец, который, как гласит сура 14 Корана, приведёт свой народ из тьмы к свету. Русские читатели некролога, возможно, не понимали, что казаха-кочевника XIX века не могли звать Ибрагим, но вряд ли это обстоятельство ускользнуло от читателей-казахов, познакомившихся с жизнью и творчеством «Абая» в последующие годы. Если бы «Абай» был реальным человеком, его бы звали Ыбырай, не Ибрагим.
Букейханов решил сделать «Абая» талантливым поэтом, владеющим техникой не только казахского устного стихосложения, но и русской письменной поэзии; возможно, что с точки зрения Букейханова, «Абай» был образцом идеального казаха. Быть может, Букейханов избрал имя «Абай» не только потому что по-казахски это значило «осторожный», но и потому что оно воспроизводило его собственные инициалы. Не по этой ли самой причине Букейханов подписал многие свои статьи, написанные в 1905-1906 годы, псевдонимом «А.Б.»?[ii] Мы никогда не сможем быть в этом уверены: до нас не дошли ни дневники Букейханова, ни какие-либо другие его личные бумаги.
Но, принимая во внимание контекст 1905 года, не может быть сомнений, что Букейханов создавал своего идеального казаха, чтобы послать несколько разных политических сигналов разным аудиториям. До своей главной аудитории, русской интеллигенции, он стремился донести, что казахов Степного края можно сохранить в политическом единстве с Российской империей, не лишая их земли, языка, религии и традиционного образа жизни. Казахской интеллигенции, на которой Букейханов сосредоточит свои усилия после 1905 года, «Абай» должен был показать, что казахи могут получить русское образование и при этом сохранить свою религиозную идентичность и традиционный образ жизни.
Легко измерить ту роль, которую Букейханов, Байтурсынов и Дулатов сыграли в продвижении «Абая» как величайшего казахского поэта XIX века. После закрытия в 1902 году «Киргизской степной газеты» у казахов не осталось никаких периодических изданий. После революции 1905 года, подарившей народам Российской империи бóльшую свободу самовыражения, казахские писатели смогли печатать свои книги в татарских издательствах Казани и Оренбурга. Однако журналистам и публицистам пришлось ждать 1911 года, когда начался выпуск журнала «Айкап». Этот журнал, выходивший под редакцией Мухамеджана Сералина, обсуждал стихи и даже публиковал их, но имя и труды Абая упоминались в нём всего лишь дважды. «Айкап» ограничился тем, что один раз напечатал краткую цитату из одного из стихотворений Абая[v] и один раз кратко сообщил о литературном мероприятии, организованном Географическим обществом по случаю 10-й годовщины смерти Абая[vi]. Кроме того, «Айкап» регулярно извещал своих читателей о публиковавшихся казахских книгах, которые читатели журнала могли приобретать и читать. Упоминались книги таких авторов, как Ахмет Байтурсынов, Миржакип Дулатов, Сабит Донентаев, Спандияр Кобеев, Гумар Карашев и Мухамеджан Сералин. Имя Ибрагима «Абая» Кунанбаева как автора книги стихов на страницах «Айкапа» не встречается[vii].

Практически единственным печатным органом, занимавшимся популяризацией Абая и его трудов, была в это время газета «Казах», выходившая под редакцией Букейханова, Байтурсынова и Дулатова. Десять лет спустя это подтвердили советские учёные Ильяс Жансугиров и Габбас Тогжанов. Жансугиров в 1933 году написал: «Именно газета «Казах» познакомила людей с Абаем»[viii]. Ему вторил Тогжанов, писавший в 1935 году: «До революции казахские националистические деятели Алихан Букейхан-улы Ахмет Байтурсын-улы и Миржакип Дулат-улы писали об Абае статьи на русском и казахском языках. После революции в Семее издавался журнал «Абай». Там об Абае писал Жусипбек и некто под именем «Екеу»[ix].
Даже тексты про Абая, нацеленные на русскую аудиторию, например, те, что писал издатель газеты, этнограф и член Российского Географического общества Григорий Потанин, были, вероятно, инициированы Букейхановым, другом Потанина и гидом для его экспедиции. Хотя Потанин организовывал экспедиции в Степной край с 1880-х годов, в его статьях и докладах Географическому обществу ни разу не прозвучало имя поэта Ибрагима «Абая» Кунанбая. Но в 1914 году в своём докладе о Каркаралинской экспедиции 1913 года Потанин внезапно привёл имена трёх казахских поэтов: «В семипалатинской степи известен интеллигентный поэт Ибрай Кунанбаев, который слагал песни и сам клал их на музыку. Эти песни распевают аульные певцы, причем сообщают слушателям имя автора их. Другой поэт Бай-Турсунов, издатель газеты «Казах», т. е. «Киргиз», он считается лучшим из молодых певцов. О третьем поэте, о котором я слышал, говорят, что он любит старину, собирает предания, рассказы о старых замечательных людях, но ленив, ничего не записывает и только копит в своей памяти. Он пишет стихи и тоже не записывает, а так как он не музыкант, то его песни не расходятся, подобно бай-турсуновским. О нём говорят, что он пристанодержатель; сам в воровских набегах на киргизские табуны не участвует, но принимает краденых лошадей, сбывает их и прячет концы»[x]. Неназванный поэт – Дулатов, заключённый в тюрьму за политическую деятельность, включавшую в себя публикацию книги стихов под названием «Проснись, казах!», впервые вышедшей в 1909 году под псевдонимом Азамат («гражданин»). В том же 1909 году Байтурсынов опубликовал свою первую книгу стихов, под названием «40 басен», под псевдонимом Маса («комар»), а Букейханов опубликовал первую книгу стихов Абая. Рассказывая в 1914 году о положении дел в казахской поэзии, Потанин, который был этнографом, а не специалистом по стихам, полностью полагался на информацию, которой с ним поделился его друг Букейханов, о чём Потанин сам написал в своём докладе.
Чисто количественно усилия трёх редакторов «Казаха» по популяризации Абая могут показаться не слишком впечатляющими: Абай упоминался или цитировался менее чем в двадцати процентах от общего числа статей, опубликованных за пять лет существования газеты. Но на качественном уровне эти действия были совершенно беспрецедентными. Редакторы не только впервые познакомили с «Абаем» читателей-казахов, но и немедленно представили его как глас великой мудрости – мыслителя и провидца. С этой целью они активно использовали цитаты: когда требовался совет или глубокое понимание вопроса, они вставляли в текст длинные цитаты из стихов Абая. К примеру, Дулатов, чтобы убедить казахов прекратить судебные тяжбы из-за пастбищ, процитировал две строки из стихов Абая, тем самым превращая его в высший моральный авторитет: «Коль казах казаху не друг / Будет жизнь постылой вокруг»[xi]. Желая обсудить причины дурного поведения двух подростков-казахов, Дулатов процитировал Абая, тем самым показав, что Абай был провидцем, уже двадцатью-тридцатью годами раньше понявшим, что казахские дети неграмотны и потому лживы и крайне склонны к соперничеству друг с другом[xii].
[i] Там же. С. 597.
[ii] Букейханов А.Н. = Бөкейхан Ә.Н. Шығармаларының толық жинағы = Полное собрание сочинений в 9 т. Монографии, научные исследования, статьи, литературные переводы / құраст. Ж.С. Аққұлұлы. Астана: Сарыарқа, 2009-2013. Т. 1. Астана, 2019. С. 534-536.
[iii] Байтұрсынов А. Қазақтың бас ақыны. // Қазақ. 1913, 39-саны.
[iv] Жаңа шыққан кітаптар. // Қазақ. 1913, 8-саны.
[v] Жолдыбаев M. Құрметті Ш.Әлжановқа жауап. // Айқап. 1912, 4-саны.
[vi] М.М. Семипалаттан. // Айқап. 1914, 4-саны
[vii] Субханбердина Ү. Айқап бетіндегі мақалалар мен хат-хабарлар. Алматы, 1995, 303-364 бет.
[viii] Жансүгіров I. Кіріспе. // Абай Құнанбайұлы. Толық жинақ, Қызыл Орда, 1933, 44-бет.
[ix] Тоғжанов Ғ. Абай. Алматы, 1935, 5-бет.
[x] Потанин Г.Н. На притоке реки Токрау. // Сибирская жизнь. Вып. 86. 1914. С. 2.
[xi] Дулатов M. Жер аудару. // Қазақ. 1913, 9-саны.
[xii] Дулатов M. Балаларға да жұққаны. // Қазақ. 1913, 28-саны.
Зауре БАТАЕВА
Продолжение следует...