Все новости
ЛИТЕРАТУРНИК
5 Мая 2020, 18:06

Женщина-Море

Эссе о стихотворении «Корабль дураков» «Корабль дураков» нидерландского поэта первой трети XX века Яна Якоба Слауэрхофа я прочел в журнале «Иностранная литература» лет пятнадцать назад. Но стихотворение осело в памяти, и до сих пор мыслями я иногда к нему возвращаюсь.

При первом прочтении меня поразило в нем ощущение значимости, жизненной необходимости того, о чем в нем говорится. Автор словно бы обращался с важным посланием ко всему человечеству, используя архетипические образы, понятные эскимосу, огнеземельцу, африканскому бушмену.
Да и сам автор, как мне показалось, был достоин стоять в одном ряду с такими мировыми гениями, как Петрарка, Шиллер, Байрон, Гёте, Бодлер. Но загадочное имя Яна Якоба Слауэрхофа я увидел впервые. И готов был поспорить, что найдется немного знатоков, слышавших об этом интересном и самобытном поэте. К слову сказать, он работал судовым врачом в Ост-Индийской корабельной компании, благодаря чему много путешествовал и ему было о чем поведать в своих стихах.
Итак, «Корабль дураков» повествует о призрачном судне, затерявшемся в просторах бесконечного океана. Дрейфуя по волнам, оно не может добраться до берега по причинам, которые не поясняются автором. Можно предположить, что это Летучий Голландец – в портах корабль не принимают из-за подозрений, что на борту чума, и его готовы скорее пустить на дно, чем предоставить причал. Возможно, навигационные приборы вышли из строя, или по каким-то иным мистическим причинам корабль обречен на вечное скитание в бескрайних, морских далях.
Команда давно отчаялась, все усилия достичь берега оказались напрасны. Моряки деморализованы, у них больше нет надежд. Они убивают время, с остервенением играя в карты и куря табак. Их досуг разукрашивает женщина – аллегорическая визуализация моря. Слегка непристойно, но в то же время изобретательно, и с некоторой долей иронии проводится параллель между морем и женщиной, и то, как моряки «развлекаются» с ней:
Картографической татуировкой
Весь торс её сверкал и напрягался, –
она сердилась, если мы неловко
не совершали выгодного галса…
Но, повторяя путь по многу раз,
её пресытить мы бессильны были…
Долгое странствие по телу моря иронически преподносится как совокупление с ненасытной женщиной. Она упрекает их в нерасторопности и в слабосилии, на что измученные моряки с суровой ухмылкой отвечают: они так устали от бессмысленного плавания средь однообразной водной пустыни, что не прочь и лечь в могилку. Да вот беда: никак не добраться до земли. Женщина-море, словно бы сжалившись над ними, подсказывает им путь к «могутному мужику» – погостному сторожу, у которого найдется, быть может, незанятый клочок кладбищенской земли: “Ловите ветер, сволочи, попутный!”
Затеплилась надежда и снова продолжается утомительное плавание. Потерян счет времени, они по-прежнему не знают, куда плывут, но, тем не менее, курс задан, и корабль продолжает свой бесконечный путь. Вот они поднимаются вверх по реке, русло которой переплетено древесными жилами. Они достигают погоста, на котором восседает могучий старик с седой головой, удящий рыбу.
Старик символизирует проводника в мир мертвых – Харона, апостола Петра или самого Бога?
Но и он гонит несчастных моряков прочь. Все занято и даже для него самого на кладбище не осталось свободного уголка. Однако он видит женщину и, польстившись ею, отпирает ограду. И пока они уединяются, отчаявшиеся найти приют моряки бросаются на сушу и меж надгробий ищут себе пристанище. Но недовольные скелеты злобным воем прогоняют их. И здесь моряки не находят места.
Тогда они понимают, что «слишком жаден Бог» и покой им может дать только океан. Изгнанные даже с кладбища, взойдя обратно по трапу, они снова уходят в море, подытоживая:
Мы – слуги моря…
В чем же иносказательный смысл поэмы о неприкаянной команде потерянного корабля?
Возможно, Слауэрхоф описывает свои ощущения, испытанные им во время его многочисленных морских путешествий, в которых он провел значительную часть жизни, что отчасти послужило причиной развода с женой. Возможно, он выражает тоску по земле. Когда долгое плавание утомляет, и постоянная качка сводит с ума, вполне естественно возникает острое желание вновь ощутить под ногой надежную твердь земной суши.
Имея в виду себя, быть может, он хотел рассказать о том, что нет для настоящего моряка счастья на земле, если не ждет его на пристани любящее сердце. И только вольный, соленый ветер, скрип бегущего такелажа и просмоленных вант наполняют его душу радостью. И, несмотря на то, что работа на корабле – это тяжелый труд, полный опасностей и лишений, но именно в этом труде он может забыть все то, что оставил на земле – боль утраты, обиды, несправедливость, предательство, обман – все, что ранит сердце, и чему нет иного исцеления. Только в экстремальных ситуациях, перед лицом смертельной опасности затихают сердечные боли.
В мировом искусстве «корабль дураков» традиционно символизирует невежество и глупость, которые неизменно идут ко дну. Как бы они не пытались притвориться умнее, чем есть на самом деле, все их действия не имеют прока.
Слауэрхоф внес в эту аллегорию новый смысл. Здесь заложена идея о том, как мучительно существование, если в нем нет определенной цели. Человек, бесполезно блуждающий в жизни, теряет драгоценное время жизни, и это не может не угнетать его. Растерянное топтание на одном месте заставит любого почувствовать себя дураком. Но что бы преждевременно не закончить жизненное плавание бесславным дезертирством с вахты, особенно важно иметь хотя бы призрачную надежду на обретение значимой и плодотворной цели.
Сквозь пессимистическое настроение поэмы проскальзывает мысль о спасении. Когда становится очевидным, что вожделенная земля не желает (потому как просто не способна) дать морякам покой, они понимают, что должны довольствоваться тем, что есть. Возможно, именно свободное плавание в суровом океане и является тем, что им действительно нужно. И вернуться в родную стихию после бесплотных поисков – и есть их подлинная цель.
До тех пор, пока жива вера, что всякая жизнь имеет свой веский смысл, будет продолжаться многотрудное плавание. А пока продолжаются плавание, борьба и поиск, всегда есть шанс обрести наконец-то свою дорогу, а следовательно, добраться до родного причала. И пока в сердцах жива надежда, которая не умирает никогда, Бог или высшие силы, или как в стихотворении Слауэрхофа Женщина-Море, будут хранить нас и помогут нам обрести свое истинное предназначение.
Не существует последней черты. Пока человек жив, у него всегда есть возможность, упав, снова подняться.
Игорь ГУБЕЕВ