Все новости
КОЛУМНИСТЫ
10 Марта 2020, 17:45

Эпоха последних слов

Чтобы правильно подвести к основному ядру своей мысли, я хотел бы начать издалека, а именно с феминизма. Думаю, не нужно пояснять, что данное движение ратует за равноправие полов, что само по себе правильно, так как мы всё-таки живём в XXI веке, и все блага цивилизации в равной степени доступны как мужчинам, так и женщинам.

Но есть и агрессивный феминизм – он очень близок к мужененавистничеству, так как признаёт превосходство только одного пола и принижает значимость другого (ну в целом, как в средние века, только наоборот) – так рождается гендерная ненависть. Вместе с ней приходят и гендерные стереотипы, которые в представлении, возможно, не нуждаются: мужчина должен отслужить, зарабатывать больше женщины и т.д. – список огромный, а у женщин и того больше. Так создаётся фон «мысли общества» – это ряд параметров, которые в общественном сознании должны соблюдать все люди вне зависимости от их пола, а выход за эти рамки либо вызывает бурное общественное осуждение (любая полненькая девушка будет в своём классе подвергаться унижениям – информация стопроцентная), либо становится центром движения против общего потока, как тот же феминизм. Всё это, безусловно, зависит от культуры даже не столько страны, сколько всего мира, от всего исторического процесса.
В определённых случаях, хочет человек того или нет, он будет судить другого по этим параметрам, которые заложены в его подкорке процессом социализации. На протяжении всего детства и значительной части юности мы усваиваем эти «законы джунглей», например, что «ты должен быть всегда опрятным», «от тебя всегда должно пахнуть дорогим одеколоном», а уж про параметры красоты я вообще умолчу (некоторым нравятся, например, девушки с пышными формами, но что-то я не припомню, чтобы в рекламе духов от Dior была хоть одна такая «леди»). И вот на протяжении пятнадцати – двадцати (может быть как больше, так и меньше – цифры приблизительны) лет сердобольные мамы и папы, незабываемый сонм учительского состава под приправой воспитания подают нам эти стандарты, не называя вещи своими именами.
И когда повзрослевший и похорошевший, ну скажем, Ваня пойдёт на свидание с девушкой, с которой раньше виделся только по Skype, первое, что придёт ему в голову, будет «она красивая» или «на троечку, но терпимо», и в этих его мыслях будет всё то, что он будет считать приемлемым для красивой дамы, а именно: волосы, глаза, прекрасные духи, длинные и стройные ноги, грудь, талия и т.д. Не дай бог, девушка окажется некрасивой, так как у Ивана не будет желания узнать её внутренний мир, то, за что можно и нужно любить любого человека. Ну, даже если он преодолеет «синдром первого впечатления», то в глубине себя он всегда будет сравнивать свою «Она» с другими.
Ведь главное «чтобы человек был хороший». Эту истину вкладывают в каждого ребёнка, дабы добро было выше гендерных предрассудков: доброе сердце не имеет пола. Вообще, такая категория, как «добро» объединяет под своим знаменем всех людей: оно в равной степени справедливо ко всем национальностям, ко всем расам, сексуальным меньшинствам и социальным статусам. Ещё одной монеткой в копилку доказательств этого я считаю нужным вспомнить религию: ведь на Страшном Суде Бог («Откровение Иоанна Богослова») судит людей по их поступкам, прежде всего. Нет такого, чтобы ангелы, просматривая список деяний, сказали: «Ну, вот ты – женщина, тебе положено снисхождение, всё-таки слабый пол. А вот тебе, мужик, посложнее». Нет, человек един.

Ведомые желанием вложить в детей только «самое светлое, доброе, вечное», мы тем самым желаем им отделять в жизни свет от тьмы – банальные вещи морали. Также мы учим своих чад тому, что ненависть – плохой попутчик, а любовь есть высшая ценность наравне с человеком и её достойны все в равной доле. Возьмите два случайных листочка с одного дерева: например, один будет зелёненький с коричневыми пятнышками, ещё совсем свеженький, а другой будет старый, пожелтевший, со следами гниения, ещё немного, и он бы оторвался от дерева, упал на землю и незаметно для природы сгнил. Бог любит оба этих листочка, несмотря на то, что они оба мимолётны во вселенной и незначимы, один более красив, другой – наоборот. Но по замыслу своему Отец наш создал их в надежде, что, будучи представителем одного вида (если можно так выразиться), эти древесные листики принесут пользу и тем самым привнесут в Мир чуточку добра, что было заложено вначале, ибо ничто не создавалось со злым умыслом.
Теперь подступаемся к категории «Уважение». Как мы уже выяснили, уважать человека нужно только за поступки, кои оголяют душу, показывают её истинный облик. Тот, кто приумножает духовное, а не физическое, будет считаться благодетелем.
Возьмём двух людей: два брата, сыновья богатого купца. Оба после смерти родителя получили большое наследство. Первый, обезумев от безмерного дохода, загулял: беспорядочные половые связи, ежедневное пьянство, а вследствие – множество растоптанных жизней: девушки, друзей и престарелой матери, забытой после смерти супруга. Второй брат не упал «на дно жизни», но построил коттедж и за высоким забором провёл всю свою жизнь бездетным. Кто из братьев достоин уважения? Ни один. Они бездеятельны, хотя и имеют большие возможности в силу своего благосостояния, а, как сказано в Евангелие от Луки, (12 стих: 48) «и от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут». Это означает, чем больше у человека возможностей совершить благодеяние, тем больше его ответственность. И опять же мерилом добра является совершённое, а не сказанное. Можно сказать тысячи мудрых слов, но что в них толку, если за ними не стоит Дело?
Что сделала со словами современность. Основная функция слова и языка всегда была, есть и остаётся «номинативная», или «назывная», то есть способность называть явление, но тогда почему слово всё чаще перестаёт быть одним из таких феноменов? Молодой человек может сказать своей «даме сердца» простое «я тебя люблю» множеством разных способов («я жить без тебя не могу», «мир без тебя не мил», «жизнь без тебя бессмысленна» и т.д.), но если после этих слов не последует соответствующих «свершений», клятвы любви будут лишь звуками в воздухе или символами в эсэмэске. Но это личные отношения. Да такая же ситуация во всех сферах человеческой жизни: взгляните хотя бы на журналистику – стоит пояснять, как легкомысленно люди относятся к написанному (хотя, возможно, это и оправдано)?
Уже близко время, когда великая сила слова, возможно, перестанет быть весомой, потому что уже никто не поверит чувствам человека бездеятельного – эта «эпоха последних слов» уже наступает нам на пятки. Звуки речи, стихов, рассказов, обещаний, признаний, песен – всё будет сказано, и посередине улицы жизни будет поставлен монумент Делу, тому, что расчехляет все человеческие нервы и из загнивших мозгов выкидывает мысли, такие, какие они есть.
Владислав БУРУХИН