Все новости
КИНОМАН
12 Февраля 2021, 20:31

Вакиля Калмантаева – остановите кинопленку!

Однажды солнечной осенью мне позвонили и сказали: «Хочешь сниматься в кино?» Сниматься надо было в выходные, в начале сентября, и запланированная актриса уехала копать картошку в деревню. Да, актеры национального театра имеют глубокие народные корни и очень небольшую зарплату, поэтому копать картошку это важно со всех точек зрения – и с психологической, и с материальной.

Это были съемки короткометражки Романа Пожидаева «Карусель». Позвонила мне автор сценария Зухра Буракаева. У меня была роль третьего плана. Я была смотрительница карусели, старой карусели в глубине парка, включала её и выключала. И беседовала с другой смотрительницей – настоящей актрисой Вакилёй Калмантаевой. Я бы, наверное, даже с большой буквы написала слово Актриса. Она была удивительная тонкая, органичная. И иногда я даже не понимала, когда мы просто разговариваем между дублями, а когда отработка монолога из сценария пошла. У меня был шок, когда я на какой-то секунде узнала слова из распечатанного текста. Между игрой и реальностью не было стыков. Она жила и дышала настолько органично. И меня в мою роль втащила. Я, собственно, настолько в диалоге с ней была, что и зажим ушел и камера не мешала. Это фантастика. В фильме снимался американский мальчик Сэмюэл, и я брала на сьемки свою дочку, потому что её не с кем было оставить. Американская мама Эмили нас подвозила после съёмок до дому, и мы беседовали с Вакилёй по дороге. Изумительные дни были в моей жизни, в голове крутятся картинки, а реплик не помню. Только ощущения. И мы все были тогда относительно молоды, она тоже воспринималась как человек очень близкий мне по возрасту. Когда я узнала, сколько ей лет, была удивлена её молодой душой. Фактурой внешности в эпоху силикона молодость уже не измеряю. Она была вечная и юная одновременно, сильная и скромная.


Восхищение её органикой возросло после того как я посмотрела пару спектаклей с ней в театре. «Это наша Ия Савина и Мерил Стрип» – воскликнула потрясенная я. «Поэтому мы и снимаем, торопимся хоть немного запечатлеть лучших актеров того поколения» – сказала мне Зухра. Еще мы с Вакилёй Калмантаевой пересекались на премьерах Башкино. Снял её в фильме «Три письма» режиссер Руслан Юлтыев. Помню показ и встречу в холле кинотеатра «Родина», её на фоне баннера рядом с изображением экранной героини, а сама я с ней так и не сфотографировалась.
На съемках « Карусели» вообще не до этого было. Слишком большой объём впечатлений и некое непонимание момента. Что это явно не обыденное дело. А вроде и ничего значительного. Дубль. Камера. Мотор. Перерыв. Пьем чай. Болтаем. Репетируем. Опять съемка. Солнце к закату, начали подмерзать. В перерывах между дублями кутаться в какие-то кацавейки, припасенные заботливой Зухрой Буракаевой.
Позже, на других сьемках я уже брала фотоаппарат и даже делала фоторепортажи. Но время вспять не повернешь. Лишь в памяти своей бреду против течения холодного и стремительного потока времени к тому сентябрьскому солнечному дню. Потому что вздрогнула, прочитав – ушла от нас на 72-м году жизни народная артистка Башкортостана Вакиля Калмантаева. Она была моим первым напарником в кино – у меня была роль впервые, а у неё это была как бы не сотая роль в большой театральной биографии. Настоящая Актриса. Актриса, независимо от количества данного её героине времени на сцене или экране, проживающая так поразительно глубоко и естественно данность всех женщин, всех ипостасей. Ка жаль и как я благодарна судьбе, что наши пути когда-то пересеклись. Спасибо всем, кто меня позвал на съемочную площадку. И я узнала это волшебство – работать с театральной звездой Вакилёй Калмантаевой.
ГАЛАРИНА, фото автора