Все новости
КИНОМАН
28 Сентября 2020, 19:54

Любимое кино: «Матрица» (1999 г.)

Не слишком трудно оценить какой вклад внесла «Матрица» тогда еще братьев Вачовски (сейчас уже сестер) в массовую культуру. Если бы «Матрицы» не существовало, ее бы нужно было выдумать, дабы компенсировать широченный пробел. Такой фильм мог появиться только на стыке времен: на пороге нового тысячелетия, когда компьютеризация и фобии по поводу виртуальности и захвата контроля умными машинами начинает занимать умы людей в большей степени, нежели чем это было ранее.

Впрочем, «Матрица» – это не только стильный фантастический боевик, сколько и философская концепция. Давайте не будем всерьез воспринимать недавние заявления Вачовски, что фильм на самом деле о трансгендерности (Киану Ривз повел задумчиво бровью и сказал, что ничего об этом и не знал), хотя при желании в него можно запихнуть какие угодно смыслы. Начать следует с того, что кино о реальности и нереальности. Что наша повседневная жизнь – всего лишь сон, от которого мы не можем проснуться. Что мы все находимся внутри компьютерной программы, модулирующей нашу жизнь. Теория, выдвинутая в фильме и берущая основу от идей философа Жана Бодрийяра, после выхода картины становится максимально популярной. Особенно в последнее время, когда появляются субъекты, настойчиво утверждающие, что это так, «да, мы все живем в Матрице», включая в свои утверждения тонну доказательств сомнительного порядка. Конечно, подобная мысль вызывает эффект разорвавшейся бомбы крупного эквивалента, запускающая цепочку невероятных выводов. Но нужно понимать, что «Матрица» – в первую очередь все же кино, а компьютерная симуляция жизни относится к будущему, которое у нас пока не наступило (хотя и в этом можно сомневаться). Хотя некоторая мысль остается верной и сомнению вряд ли может подлежать – а именно то, что реальность в целом субъективна и состоит из наших впечатлений, точек зрения, предпочтений и прочих личностных элементов.
«Знать путь и пройти его — не одно и тоже»
Сюжет фильма пестрит античными и библейскими мотивами о становлении человека в ранг божества. Конечно, кто еще мог стать Избранным, если не хакер, обходящий и ломающий законы, пусть и виртуального мира. Если говорить вкратце (и если кто-то вдруг не в курсе): человечество практически исчезло с лица земли, вследствие изобретения человеком искусственного интеллекта, который и развязал войну со своими создателями (вспоминаем «Терминатора»). Людей теперь выращивают, как источник энергии, а разум помещают в компьютерную программу «Матрицу», которая и симулирует жизнь человека в «реальности». Есть несколько людей, чей разум был освобожден от симуляции, и теперь они бороздят просторы заброшенных канализационных сетей на суднах на воздушной подушке, пиратски подключаются к Матрице, чтобы отыскать Избранного, которой по пророчеству местной прорицательницы положит конец войне. А главный герой – Томас Андерсон, или Нео, и должен стать таким Избранным.
Если говорить про стиль, то «Матрица» – один из ярчайших его примеров. И дело тут не только в изящном визуальном ряде, но в колоритных костюмах и аксессуарах. Черные плащи, герои одеты в черную кожу и поголовно носят темные солнцезащитные очки – крутости ради. Заметна и любовь создателей фильма к восточным единоборствам и философии. Про экшен в фильме и говорить не хочется: он уже стал эталонным, и многие воспринимали «Матрицу» как невероятно зрелищный боевик (хотя так оно и есть на самом деле). Не припомню точно, сколько мне было лет, когда я впервые посмотрел «Матрицу», но отчетливо вспоминаю, что пропускал всю «нудятину», отматывая кассету на последние 40 минут, где начиналась зрелищная заварушка.
«Если бы ты не мог проснуться,
как бы ты узнал, что сон,
а что действительность?»
Технологически фильм опередил свое время, став настоящим прорывом. Чего стоит использованный в картине повсеместно эффект slow motion. Или bullet time, где зритель видит движение пули в замедленном режиме. «Матрица» дала волну популярности и нового развития, что очень многие постановщики экшен-фильмов стали использовать «замедление времени» практически со скоростью конвейера. Странно, что все забыли о Джоне Ву, который данный эффект использовал и раньше, но в «Матрице» выдумывались новые технологии, например, в сцене уклонения Нео от пули агента. Такого раньше никто не делал. В наш уже довольно сильно шагнувший вперед технологический век, такими вещами тяжело удивить, да и многие спецэффекты в «Матрице» уже выглядят устаревшими, но, повторюсь, что для 1999 года такое было сравнимо с «отвалом башки», уж поверьте.
«Матрица» также подарила невероятную популярность и актерам, сыгравших в фильме. Для Киану Ривза это был второй взлет популярности, сделавшего его героем боевиков. Лоуренса Фишберна тоже стали узнавать и приглашать в фильмы, хоть все и продолжали видеть в нем Морфеуса. Такая же участь постигла и агента Смита – Хьюго Уивинга, который стал любимым актером у Вачовски и появлялся почти во всех дальнейших проектах. Ну и Кэрри-Энн Мосс не осталась в стороне. «Матрица» подарила целую серию запоминающихся образов.
«— Не пытайся согнуть ложку. Это невозможно.
Для начала нужно понять главное.
— Что главное?
— Ложки не существует».
Вачовски так и не сняли и, наверно, никогда и не снимут ничего более пробивного, как первая «Матрица», о чем и свидетельствуют последние новости о съемках четвертой части. После выхода первого фильма, почти через четыре года, выходит продолжение «Матрица: Перезагрузка» и следом «Матрица: Революция», которые заметно расширяют вселенную фильма. Но мало что сравнится именно с первой «Матрицей», как первоосновой и, несомненно, зрелищным и стильным фильмом, задающим последующий тон нового тысячелетия в массовом зрительском кино, продолжая приковывать внимание зрителя зрелищем и некой заумью (на которую некоторые зрители смотрят, прикрыв глаза, ожидая, когда все будут стрелять, бегать по стенам и драться).
Егор ОКУНЕВ