Все новости
СОБЕСЕДНИК
29 Августа 2018, 14:18

Современному человеку не хватает какого-то абсурда в его логике

Марианна ДАВЛЕТОВА Отрываю списки рекомендованных на форуме фильмов и начинаю смотреть все подряд. К сожалению, в большинстве случаев в этом кино не хватает глубины, неярко показаны характеры героев, не всегда ясен посыл режиссера. Зря потраченное время оставляет послевкусие пустоты… И все же хороших фильмов очень много, правда, часто они не разрекламированы и даже не имеют большого бюджета. В Башкирии тоже снимают кино. Художественный полнометражный фильм «Двое видели козу» в жанре трагикомедии, повествует о встрече двух мировоззрений, двух близких по крови, но далеких по ощущениям людей – хмурого, поглощенного своими заботами городского жителя Андрея и его сводного брата Айдара.

Я решила побеседовать с режиссером фильма Андреем Носковым о его новой картине, о проблемах современного кинематографа.
– Расскажите о том, как рождается фильм…
– Сначала задумка… В моем случае мне позвонили с киностудии Башкортостан и сказали, что планируется худсовет. Я подал заявку, они ее рассмотрели, утвердили, мы начали подготовку к съемкам.
– Почему вы выбрали именно такой сюжет?
Я полистал свои записи и понял, что именно эта история сейчас возможна – условия позволяют снять такой фильм. Есть в истории и актуальная идеологическая составляющая: мне в какой-то момент стала близка межнациональная тема. Все мы разделены по полу, по национальности, вероисповеданию, границам проживания. Но почему-то иногда на этой почве происходят конфликты. Я думаю, чтобы этого не происходило, человеку нужно сначала найти контакт с самим собой. Об этом сложном процессе и фильм.
– Какого кино сейчас не хватает зрителю? И почему нам постоянно твердят, что мы видим на экране то, что хотим, иными словами мы вынуждены смотреть неглубокие, посредственные фильмы…
– Когда учился на режиссерских курсах, наш преподаватель по драматургии Карен Саркисович Геворкян говорил, что сейчас, к сожалению, кино уже стало вообще холодильником… И я позволил себе сказать такую глупость: «Но ведь пипл хавает… Значит, зритель нуждается». На что он мне ответил: «Андрей, нельзя быть таким высокомерным и думать за зрителя. Ты сними как Шукшин, а потом увидишь, какой зритель». Но снять сейчас как Шукшин кишка тонка…
– А что дает участие в фестивале?
– Возможность, что тебя заметит продюсер, захочет с тобой поработать. Некоторые награды идут в копилку, есть площадки, где основным условием является то, что у режиссера уже есть работы, и за них есть фестивальные награды. И, по сути, награды – это твое лицо, твой статус.
– Сколько по времени снимался фильм?
В августе 2016 года мы начали снимать, а закончили к концу марта 2017-го. Работа велась не каждый день, так как это вопрос бюджета. Снимался он в павильоне киностудии и около горы Торатау.
– Это, наверное, нелегко – снять фильм, где есть только два героя и их снимаешь в определенном месте?
– Да, это камерная история. Сложно удержать внимание зрителя, многие режиссеры прячутся за диалоги, экшн. Для зрителя это сейчас нормально. Информации много, за последние двадцать лет ее столько, что это похоже на бомбардировку. К сожалению, пространство мысли сокращается. Человеку даже прочитать книгу сложно, а в кино идет постоянная смена кадров. Когда начинается тишина, то возникает скука, пропадает интерес. Большой части зрителей нужны аттракционы, они, в принципе, имеют на это право. Но у режиссера всегда есть свой круг зрителей…
– Почему по сюжету именно младший брат учит старшего жизни?
– На самом деле он никого не учит. У него легкий характер, он твердо стоит на ногах: с семьей все в порядке, с руками, с головой. Эдакий Ходжа Насреддин. Старший брат – его противоположность. Идея такова, что современному человеку не хватает какого-то абсурда в его логике, в рациональности. А вот частицы чуда, которое заставит посмотреть на ситуацию с другого ракурса, не достает…
– Какому герою больше сопереживаете?
– Больше старшему. Парень запутался, завис, состояние и ни туда, и ни сюда. Затянувшийся период. Назад идти бессмысленно, и вперед не знаешь как. Он идеалист, не принимает действительности. Знания ему ничего не дали, а напротив, стали мешать. И у него вечные проблемы с матерью, с семьей.
– Происходит ли преображение героя?
– Кардинального нет… Мы оставляем его в нулевой точке, он сам будет решать, что ему делать. Но начало перемен положено.
– Чтобы быть режиссером, надо быть психологом?
– Не все психологи идут в режиссеры… Я думаю, что прежде всего режиссеру надо иметь свою точку зрения.
– Расскажите о перспективах российского кино.
– Коммерческое кино понемногу развивается, авторского кино в прокате мало, фильм «Не любовь» Звягинцева шел в кинотеатре «Родина» в малом зеленом зале, если память не изменяет, всего неделю. Такое кино больше в Интернете и на фестивалях. Появилась, например, сейчас такая площадка – Пилигрим. Если говорить о Башкирии, то тут все решает бюджет и кадры. Хорошая режиссура – это время, а время – это деньги.
Фильм завершен на 70 процентов. Для полной
реализации замысла создателям фильма нужна материальная помощь в общем размере
200 000 рублей. Эти средства необходимы для постпродакшена. Деньги пойдут
на оплату монтажа, цветокоррекции, ротоскопинга, композитинга, хромакея,
титров.