Все новости
ЭТОТ ДЕНЬ ПОБЕДЫ
14 Августа , 16:27

Полководческие ордена земляков

Награда за исполненный долг – возможность исполнить следующий.
Джордж Элиот

Отдельным окном – этот врез. Наша справка. 29 июля 1942 года Верховным Советом СССР были учреждены три ордена (Александра Суворова, Михаила Кутузова, Александра Невского), которые получили неофициальное название «полководческие». Формально ими могли награждаться только командиры среднего, старшего и высшего комсостава (орденами А. Суворова и М.Кутузова начиная от командиров рот и выше, А. Невского – от командира взвода), т.е. военнослужащие, впоследствии причисленные к категории «офицеры». Сухие строки статутов полководческих орденов призывали командиров к овладению новыми способами вооруженной борьбы, исключающими простое выдавливание противника с оккупированной им советской территории, нацеливающими на его уничтожение с минимальными потерями своих войск.

Танк был тяжелым, и, казалось неповоротливым, но его поступь была неотвратима. От снарядов полковой артиллерии он отмахивался как от назойливых пчел, и, не особо маневрируя, двигался к первым линиям окопов советской полевой обороны. Длинноствольная пушка крепыша помогала ему расчищать дорогу: 15 секунд и выстрел. Каждые два-три выстрела выкапывали пулеметные гнезда, расчеты противотанковых ружей, а порой и полковую пушку. Тяжеловес властвовал над полем боя, вселяя уверенность в близкий реванш за сталинградский «котел» в души экипажей немецких средних танков и пехотинцев.

Но неожиданно новейший боец вермахта «Тигр» подвергается обстрелу не в лобовую броню, чудовищно толстую и, казалось, непоколебимую. У монстра войны оказалась уязвимой ходовая часть – многочисленные катки – «блины». Расстреливали новоявленного претендента в «хозяева поля боя» две маленькие, почти игрушечные пушечки смешного калибра 45 миллиметров. Но снаряды из них сначала обездвижили бронированного зверя, а потом подобрали ключик к его двигателю. И сгорел «Т-VI», покинутый экипажем. А пушечки, маневрируя, подбили ещё два танка поменьше, но вот уже затягивается вокруг взвода (две пушечки Потом он дарил поезд с вагонами и паровозом, автомат взвод, четыре – батарея) петля все ещё крепкой и обученной германской пехотой.

Но это вам уже не сорок первый! Взводный командир старший сержант Красюков Михаил Михайлович приказал вынуть орудийные замки и снять прицелы лишь после того, как кончился боезапас. И все же выдержка и мужество сержанта позволили ему и его батарейцам вытащить пушечки-сорокапятки, сохранив взвод как боевую единицу.

Этот бой состоялся 13 июля 1943 года, когда «Тигры» пошли взламывать советскую полевую оборону.

М.М. Красюков родился в 1897 году, три года воевал в Гражданскую (1918 – 1921 гг.), вновь был призван в Красную Армию Кармаскалинским РВК БАССР в июне 1942 года, а осенью уже был на фронте. Еще красноармейцем (т.е. имея воинское звание «рядовой»), был назначен командиром расчета 45-мм орудия и уже в январе 1943 года отмечен медалью «За отвагу».

В феврале того же года командир полка представляет его к ордену Отечественной войны первой степени, и командующий армией генерал А. С. Жадов своим приказом отмечает героя этой наградой.

генерал- лейтенант А.С. Жадов
генерал- лейтенант А.С. Жадов

За успешный бой 13 июля 1943 года командир полка составил наградной лист, представив командира взвода Красюкова к награждению орденом Красного Знамени, но командующий пятой гвардейской армии генерал- лейтенант А.С. Жадов неожиданно награждает старшего сержанта орденом Александра Невского. По статуту награды им могли быть отмечены военнослужащие от командира взвода (звание по должности «младший лейтенант-старший лейтенант») до командира дивизии, т.е. средний и старший комсостав.

Из сорока двух тысяч награжденных орденом А. Невского всего двадцать два человека были старшинами, один старшим сержантом и двенадцать сержантами. Они были назначены на должности командиров взводов и даже рот(!), успешно руководили своими подразделениями.

Постоянный кадровый голод на командиров поля боя не позволял воевавшие подразделения укомплектовать офицерами даже при условии снижения времени на их подготовку до трех месяцев (фронтовые курсы младших лейтенантов). Так, в апреле 45-го командиром одной из рот, бравших рейхстаг, был старший сержант Сьянов. К этому времени наш земляк уже стал младшим лейтенантом и командовал батареей 45-мм противотанковых орудий.

В начале второго года войны (29 июля 1942 года) были учреждены ордена специально для командиров: Александра Суворова (трех степеней), Михаила Кутузова (трех степеней), Александра Невского. Они были призваны выделять командиров, научившихся бить немцев в полу-окружении и даже в окружении, успешно прорывавших немецкую оборону в наступлении.

Один из наших земляков был удостоен всех этих трех «полководческих» орденов.

Находясь в Красной Армии с 1929 года, Иткулов Курбан Абдуллович некоторое время преподавал в Аксеновском сельхозтехникуме военное дело. 21 июня 1941 года вновь был направлен в воинскую часть. В 1942 году он оканчивает ускоренный курс Военной академии им. Фрунзе и назначается пом. начальника 1-й части штаба стрелковой бригады в звании старшего лейтенанта. Вскоре последовало назначение командиром 371 стрелкового полка.

В феврале 1943 года за личное мужество и умелую организацию вывода из окружения отдельных подразделений был награжден орденом Красного Знамени. В октябре 1943 года Иткулов К.А. (уже в звании майора) – начальник штаба стрелкового полка и представлен непосредственным командиром к ордену Отечественной войны первой степени за умелое управление подразделениями и огневыми средствами полка, стремительное реагирование на противодействие противника. Но командующий армией генерал-лейтенант В.Ф. Герасименко усмотрел основания для награждения орденом Кутузова третьей степени, которое состоялось 30 октября 1943 года.

В том же месяце наш земляк был назначен командиром 371-го стрелкового полка. И первые же дни работы в новой должности (во многих наградных листах того времени так и писали: «работая в должности командира полка …») были звездным часом молодого полководца. Он, умело маневрируя в наступлении батальонами и огневыми средствами, вклинился в хорошо подготовленную оборону противника и позволил дивизии решить её задачу. Контратаки противника, поддержанные самоходными орудиями и танками, отбил, используя эффективно артиллерию части и прочно удерживая занимаемый рубеж в течение пяти дней.

Затем полк преодолел вторую линию обороны противника, в том числе мощный противотанковый ров. 26 октября 1943 года командир 131-й стрелковой дивизии подписал на майора Иткулова К. А. представление к званию Героя Советского Союза. Оно было поддержано 28 октября командующим 28-й армии, но 9 декабря 1943 года приказом наш земляк был награжден орденом Суворова 3-й степени.

Попробуйте представить настроение командира, которого все поздравляют со Звездой Героя, но проходит месяц, пошёл второй, и пришло известие о награде намного более скромной. О таких настроениях фронтовиков можно прочитать в романах Героя Советского Союза Владимира Карпова.

В июне 1944 года подразделения 371-го полка снова были в первом эшелоне наступающей стрелковой дивизии. Бои шли за город и крепость Брест. И вновь отличился Иткулов.

Вспоминает его однополчанин Френкель С.И.

«…мы, несколько человек, шли вместе с комполка Иткуловым по полю боя. Стояла целая немецкая пушка. Возле неё сидел контуженный немецкий артиллерист в окровавленной форме. Иткулов приказал развернуть орудие в немецкую сторону и молча кивнул немцу, мол, вставай к орудию. Я до сих пор не понимаю, соображал ли немец после контузии, что он делает, но он покорно подошел к пушке и прильнул к прицелу. Немец начал наводить пушку, а мне и ещё одному солдату Иткулов приказал остаться на месте и подавать снаряды «новому наводчику РККА». Мы открыли огонь из пушки. Группа с Иткуловым пошла дальше…».

подполковник Иткулов К. А.
подполковник Иткулов К. А.

29 июня 1944 года следует новое представление командира дивизии к высшей награде Родины – ордену Ленина.

Его текст немногословно, но выпукло рисует роль 371-го полка в успехах дивизии: первым форсировал реки Тремля и Птичь, взломав оборону противника, гнал его пять суток, не давая ему закрепиться на промежуточных рубежах, геройски сражался при ликвидации окруженной немецкой группировки. За 5 дней полк уничтожил до 800 солдат и офицеров, свыше 70 взято в плен, захвачено 20 орудий, более 40 минометов.

С ходатайством о награждении орденом Ленина подполковника Иткулова К.А. согласились командир корпуса и командующий 28-й армией генерал-лейтенант А.А. Лучинский. Но 21 июля 1944 года последовал приказ 1-го Белорусского фронта (командующий Маршал СССР Г. К. Жуков) о награждении нашего земляка орденом Красного Знамени.

Слово Френкелю С.И.

«Подполковник Иткулов талантливый грамотный тактик, неподражаемый храбрец. Всегда лично лез вперед, в самое пекло боев. Мы считали его заговоренным от пули. Он всегда рвался в бой, при этом не искал славы и не требовал для себя наград. И когда полк отводили в резерв или во второй эшелон, то Иткулов буквально страдал от «безделья, вдали от войны», и не находил себе места.

Сидим с ним в резерве под Гумбинненом… Иткулов, будучи в резерве со своим полком, чувствовал себя оскорбленным. На рассвете разбудил нас и сказал: «Пошли, разведаем, что там у немцев творится!» Двинулись за ним, ожидая возможной засады или ловушки. У немцев там была сплошная оборона. Каким-то неведомым простым смертным чутьем Иткулов спокойно, без столкновения с немцами, провел нас через лес, и мы оказались в пустой немецкой траншее на 1-й линии обороны. Зашли далеко. Вдруг сзади выстрел. Мой напарник, Коля Чуканов, нёс блок питания для рации и немного отстал. Позади него тихо выполз из траншеи немец и стал целиться в Чуканова, но Коля его опередил, выстрелил первым. Подполковник Иткулов своим разведрейдом раскрыл тогда всю немецкую оборону на нашем участке. На острие удара наступал 528-СП нашей дивизии.

Вдруг Курбан Абдулович снова говорит нам: «Ребята, собирайтесь, пойдем, посмотрим этот Гумбиннен». Он какими-то только ему понятными маневрами удачно завел нас в город, мы даже не нарвались на немцев. Пошли по улицам.

Поднялись на четвертый этаж жилого здания. Перед нами, как на ладони, позиции немецких артиллеристов. Иткулов дал мне команду включить рацию и начал корректировать огонь дивизионной артиллерии. На связь вышел комдив: «Иткулов, ты где вообще находишься?». Тот ему отвечает:«Давно в Гумбиннене отдыхаю, товарищ генерал!» Таким храбрецам, как Иткулов, надо было ещё при их жизни памятники ставить».

А вот как изложены события 22 января 1945 года сухим языком реляции к ордену Красного Знамени: «371 стрелковый полк под командованием подполковника Иткулова во время боев по прорыву сильно развитой обороны противника, прикрывающей Гумбиненское направление, и в боях за г. Гумбинен действовал на главном направлении дивизии.

Полк на расстоянии 16 км до г. Гумбинена преодолел более 20 траншей противника, усиленных ДЗОТами* и огневыми точками посаженных в приспособленные каменные дома.

Утром 20 января 1945 г. полк ворвался на восточную окраину г. Гумбинен и к 16-30, ведя бои за каждый дом, вышел на западную окраину г. Гумбинен.

Подполковник Иткулов в течение всех боев на подступах к гор. Гумбинен умело руководил боем батальонов, находясь от боевых порядков на удалении не более 1 км.

Подполковник Иткулов в бою смел и инициативен.

За личную смелость и умелое руководство боем батальонов подполковник Иткулов достоин награждения орденом «Красное Знамя».

Ходатайство было поддержано командиром корпуса, но командование 28-й армии отметило героя орденом Александра Невского.

В 1947 году полковник К. А. Иткулов, кавалер семи боевых орденов, был уволен в запас. После демобилизации работал преподавателем в техникуме, заместителем председателя райисполкома, секретарем райкома партии, в числе 30-тысячников по призыву партии поднимал село, был председателем, секретарем парткома колхоза. Часто встречался с однополчанами. О нем написано несколько очерков. В частности, в сборнике «Буг в огне» и книге В. П. Силантьева «Слюдянцы в тылу и на фронте». Слюдянка, 2000, в очерке «Командир полка».

Нельзя пройти мимо еще одной военной судьбы уроженца нашей республики, отмеченного полководческими орденами.

Шамгулов Фаттах Гафурьянович
Шамгулов Фаттах Гафурьянович

 Шамгулов Фаттах Гафурьянович родился в 1921 году в дер. Ялчино Юмагузинского (ныне Кугарчинского) района. В 19 лет был призван в ряды Красной Армии. При наличии среднего образования многих призывников направляли сразу в военные училища и школы. В 1941 году лейтенант Шамгулов Ф. Г. окончил ускоренный курс Свердловского пехотного училища. Затем его отправили на курсы «Выстрел», которые в военной среде называли «полевой академией» за насыщенность учебной программы тактико-строевыми занятиями в полевых условиях и стрельбами из всех видов стрелкового оружия.

И уже в мае 1942 года старший лейтенант Шамгулов Ф.Г. применяет полученные военные знания на практике. Молодой растущий командир делает блестящую военную карьеру, в основе которой находится принцип «делай как я!»

Первая награда – орден Красного Знамени – последовала в сентябре того же года, вскоре грудь отважного воина украсилась также орденом Красной Звезды. Летом 1943 года заместитель командира стрелкового батальона Шамгулов заменил убитого в бою командира, умело организовал действия подразделения в наступлении, вел себя «исключительно смело и бесстрашно». Командир полка представил смельчака к ордену Красной Звезды, но командир дивизии посчитал достойным его «полководческого» знака отличия, и в сентябре 1943 года приказом командующего 70-й армии состоялось награждение орденом Александра Невского.

К январю победного 45-го года наш герой назначается на должность заместителя командира полка по строевой части. Майор Шамгулов Ф.Г. уже водит в бой два батальона, а порою и весь полк с приданными огневыми средствами. Наш двадцатитрехлетний земляк, умудренный двухлетним боевым опытом, бережет личный состав, активно определяя участки наименьшего сопротивления противника и обходя их при малейшей возможности. Производимые его подразделениями маневры неизменно достигали цели: занят выгодный рубеж, противник отброшен или принужден к отходу, теряя орудия и пулеметы, сдаваясь в плен.

За форсирование реки Дунаец и непрерывное расширение плацдарма Шамгулов в феврале 1945 года был награжден орденом Кутузова 3-й степени. К этому времени молодой человек имеет пять (!) ранений и контузию, вся грудь в орденах, но жизненную планку для себя он поставил на недосягаемую высоту.

Из наградного листа к представлению звания Героя Советского Союза: «Шамгулов всегда находился в боевых порядках батальонов рот. «С таким офицером, говорили бойцы, мы пойдем в огонь и в воду, с ним бесстрашно, с ним всегда победа!»

Недаром в народе говорят: небеса забирают к себе в первую очередь лучших. 18 апреля 1945 года в очередном победном бою, сопровождавшемся рукопашными схватками, майор Шамгулов Фаттах Гафурьянович пал смертью храбрых.

В ходе изучения наградных листов наших земляков выявился удивительный факт.

Начальник эвакогоспиталя № 2129 полковник медслужбы Гурьев 10 октября 1944 года подписал наградной лист, представляя к ордену Отечественной войны 2-й степени лейтенанта Ковина Павла Кузьмича, командира стрелковой роты 1014-го стрелкового полка. В январе 1942 года он был призван Белокатайским РВК Башкирской АССР и с марта того же года находился в боях. За этот период был трижды ранен и контужен, но не награждался. В представлении достаточно подробно были описаны ранения и совершенно не освещена боевая практика командира.

Кроме начальника эвакогоспиталя документ подписали его заместитель по политчасти и представитель отдела кадров 3-го Прибалтийского фронта (?!) майор Антипов (то есть комиссионно). Сам по себе наградной лист не вызывает особого удивления: ближе к окончанию войны воинов действующей армии, не имевших наград, но воевавших два-три года и имевших ранения, представляли к ним.

Приказом командующего войсками фронта № 0553 от 23 октября 1944 года лейтенант П.К.Ковин был награжден орденом Кутузова 3-й степени.

Двухнедельный срок между датой представления и датой награждения свидетельствует, что наградной лист не отлеживался под сукном штабных кабинетов. Но в самом листе согласования с какими-либо инстанциями отсутствуют.

Казалось бы и точка. Но выяснилось, что 9 октября 1944 года командир 1014 стрелкового полка представил лейтенанта П.К. Ковина к ордену Отечественной войны 2-й степени, перечислив ранения офицера и указав бесстрашие, умение и решительность в боевой обстановке.

Командир 288 стрелковой дивизии наградил офицера орденом Красной Звезды (приказ № 062 н от 16 октября 1944 года).

Автор:Леонид АНДРИЕНКО
Читайте нас в