Все новости
ЭТОТ ДЕНЬ ПОБЕДЫ
24 Июля 2021, 18:57

Кровь войны

После прихода к власти в 1933 году Гитлер выдвинул программу расширения «жизненного пространства» и заявил о претензиях на мировое государство. Эти геополитические цели Германии активно поддержали Италия и Япония. Тройка агрессоров была едина во мнении о том, что война против СССР неизбежна; разногласия между ними состояли лишь в том, против кого необходимо начать войну в первую очередь.

Объединяло агрессоров так же и то, что природа обделила их природными богатствами, в первую очередь нефтью. До Первой мировой Германия добывала не более 140 тысяч тонн нефти в год, причем 40% добычи нефти приходилось на Эльзас, который в 1919 году по Версальскому договору был возвращен Франции. Как ни старались германские геологи, ни одного крупного месторождения нефти на территории страны им обнаружить не удалось, – в результате в 1938 году в Германии добывалось не более полумиллиона тонн нефти в год (в Италии менее 100 тысяч тонн, в Японии – 300 тысяч тонн). Иными словами, за счет собственных ресурсов Германия обеспечивала лишь 10% своих потребностей: недостающее закупалось в Мексике, Венесуэле и США. Советскую нефть Германия начала импортировать в конце 20-х годов: в 1928 году советский нефтесиндикат и Рурский угольный синдикат совместно с немецкой фирмой «Бензол Фербанд» заключили договор о поставке в Германию до 1930 года 485 тысяч тонн нефти из СССР. В том же году в Германии создается компания по продаже советских нефтепродуктов «DEROP» (Deutcshe-Russisch Oil Produktion) с небольшим участием немецкого капитала. Но после прихода к власти Гитлера СССР стал ограничивать поставки нефтепродуктов в Германию, и в 1938 году они упали до 79,9 тысячи тонн.

Между тем Гитлер форсированно готовится к большой захватнической войне: военное производство в 1934–40 годах увеличилось в 22 раза, а численность вооруженных сил – в 35 раз. Рост производства, бурное развитие автомобилестроения и авиационной отрасли привели к резкому увеличению потребности в горюче-смазочных материалах. Отчасти решить эту проблему в Германии пытались за счет выпуска синтетического горючего и масел: строится 22 завода по выработке искусственного жидкого топлива (ИЖТ) из угля. Кроме того, был заметно увеличен импорт нефти, однако было ясно, что в случае войны полагаться на точность поставок не приходится.

Поэтому с 1935 года Германия начинает многоходовую операцию по возобновлению поставок советских нефтепродуктов. Было заключено кредитное соглашение на 200 млн марок, согласно которому Германия обязалась поставить в СССР современные станки и оборудование (Франция, Англия и США продажу станков и оборудования Советскому Союзу ограничивали), а СССР поставлял Рейху некоторые виды сырья, продовольствие, нефть и нефтепродукты.

В мае-июне 1939 года немецкий посол в Москве фон Шуленбург обращается к наркомам иностранных дел и внешний торговли Молотову и Микояну с просьбой увеличить поставки сырья в Германию. Но Советский Союз, видя опасность, которая исходила от нацистской Германии, делал все возможное, чтобы предотвратить войну. Увы, все инициативы СССР по поддержанию мира в Европе не встречали поддержки Запада, – Англия и Франция почти открыто подталкивали Германию к войне против СССР. После провала мирных инициатив стало ясно, что СССР должен беспокоиться о своем будущем сам.

Вынужденно согласившись на переговоры, СССР 19 августа 1939 года подписывает с Германией кредитное соглашение на 200 млн марок на 5 лет – на советских условиях. К соглашению были приложены три закрытых товарных списка, в которых были указаны заявки СССР на поставки образцов вооружения, а также оборудования, инструментов и прочего в обмен на поставки в Германию зерна и промышленного сырья, в том числе и нефти. Несколькими днями позже, 23 августа 1939 года, подписывается советско-германский договор о ненападении сроком на 10 лет. Какое значение ему придавал сам Гитлер, видно из его циничного заявления, сделанного еще 11 августа 1939 года: «Все, что я предпринимаю, направлено против России. Если Запад слишком глуп и слеп, чтобы уразуметь это, я вынужден буду пойти на договоренность с Россией, разбить Запад, а потом, после его поражения, повернуть против Советского Союза со всеми накопленными силами».

Европейские режимы рушились под натиском Германии один за другим: аншлюс Австрии, оккупация Чехословакии, разгром Польши, падение Франции… Ресурсы подчиненных территорий подпитывали германскую индустрию и армию. Английский историк А. Тейлор отметил, что только во Франции «немцы обнаружили в хранилищах запасы нефти, достаточные для первой крупной кампании в России». В распоряжении Германии оказались 93 НПЗ европейский стран с общей мощностью переработки 26,6 млн тонн нефти в год. Но Гитлер заявлял, что без захвата нефтяных ресурсов СССР, в первую очередь на Западной Украине, Северном Кавказе, в Азербайджанской ССР, война за мировое господство не может быть выиграна. А в его более дальних планах был захват богатых нефтяных месторождений Ирана и Ирака. Впрочем, ввод в Иран в августе 1941 года советских и английских войск помешал Гитлеру реализовать свой ирано-иракский нефтяной план.

10 февраля 1940 г. и 10 января 1941 г. Германии удается подписать с СССР хозяйственные договора, причем объемы взаимных поставок по этим договорам и ряду дополнительных соглашений намного превышали объемы поставок по ранее заключенным кредитным соглашениям. Перед заключением первого договора с Германией в Рейхе побывала государственная комиссия СССР в составе 48 человек, возглавляемая наркомом черной металлургии страны И. Тевосяном. В состав комиссии входили лучшие специалисты различных отраслей промышленности страны, в том числе знаменитый авиаконструктор А. Яковлев и ракетчик С. Королев. Комиссия за три недели посетила заводы, занятые изготовлением новейшего вооружения, оборудования для горнорудной, химической и других отраслей промышленности. После окончательного согласования списка взаимных заявок и поставок (немцы долго отказывались от поставок в СССР образцов вооружения, но были вынуждены согласиться под давлением советской стороны) началась работа по реализации договоров. Если в 1939 году СССР поставил чуть более 60 тысяч тонн нефтепродуктов, то по договору 1940 года – уже более 720 тысяч тонн. Однако Гитлеру этого было мало, и 23 мая он обращается к Сталину с предложением организовать совместную эксплуатацию советских месторождений нефти. Однако советская сторона отвечает отказом. К слову, еще 27 марта 1941 года Гитлер принял решение о создании АО «Контиойл», главной целью которого был контроль над нефтепромыслами оккупированных стран – включая и советские промыслы, которые предполагалось захватить.

Подписанный в августе 1939 года пакт дал нашей стране более чем полуторагодовую отсрочку начала войны, что позволило принять ряд срочных мер для укрепления обороноспособности. Огромная роль при этом отводилась развитию нефтяной промышленности, в первую очередь в районах «Второго Баку», развитие которого стало первостепенной государственной задачей. На III пятилетку (1938–42 гг.) было запланировано увеличить добычу нефти на 72,9% и довести ее до 47,5 млн тонн – при этом во «Втором Баку» и на востоке страны планировался рост добычи почти в 9 (!) раз (а конкретно в Башкирии почти в 6 раз). Были предусмотрены строительство ряда новых и реконструкция действующих НПЗ, что позволило бы перерабатывать 15 млн тонн нефти в год, в том числе в новых районах добычи нефти – 6 млн тонн.

22 июня 1941 года «Правда» на своей передовице сообщала об успехах нефтяников, а в это время на западных границах страны уже шла война…

Сегодня, к сожалению, появилось немало «научных работ» и газетных публикаций, где фальсифицируются причины развязывания войны, ее ход и итоги, принижается решающая роль нашей страны в Победе. Немало таких «исследователей» обвиняет СССР в подписании пакта с Германией: договариваются до того, будто бы он даже способствовал развязыванию войны. Но вот что говорил в 1972 году ближайший сподвижник Гитлера, министр вооружений Третьего рейха А. Шпеер, отвечая на вопрос французского журналиста Э. Лорина о причинах вторжения Германии в СССР: «Буквально по этой причине: наложить свою руку на нефть, контролируемую Москвой на Кавказе. Я знаю, что выдвигалось много других причин, но я могу заверить, что было для Гитлера главным приоритетом: снабжать нас горючим, преградить русским частям доступ к нему, с тем чтобы потом взять контроль над нефтяными месторождениями Ирана. Но вы же должны знать, что в моих словах не содержится никакого откровения. Я уже заявлял во время моего пребывания в Нюрнберге, что мы вторглись в Россию из-за нефти».

Отметим: даже в плане «Ост», предполагавшем одной из важнейших целей политики на оккупированных территориях СССР курс на вымирание населения от голода («голод эффективнее пулеметов»), была оговорка о том, что нефтеносные районы Закавказья следует снабжать продовольствием, поскольку они должны быть сохранены как главные поставщики нефти.

Некоторые советские нефтяники в момент начала войны находились в Германии в командировках, выполняя разные пункты межправительственных договоров. Там они получили возможность испытать на себе все прелести «нового порядка». Вспоминает знатный буровой мастер треста «Ишимбайнефть» Семен Михайлович Андрианов: «Война застала меня в самом центре фашистской Германии. Незадолго до этого нас, группу нефтяников, послали туда для закупки оборудования. И вот утром 22 июня просыпаемся мы в гостинице немецкого города Дуйсбург. Из репродукторов слышны громкие марши, вопли о походе на Россию, о великих победах немецкого оружия. Объявили, что Москва уничтожена бомбардировкой… И тут же нас арестовывают. Объявляют, что мы, советские граждане, “интернированы”. Какое там “интернированы” – в плену оказались! Несколько месяцев голодали и мерзли в тюремных камерах и зарешеченных вагонах. Радио и газеты каждый час твердили, что с советской страной покончено, что немецкие войска уже разбили Красную армию, а теперь только вылавливают отдельные группы разбитых большевиков. Но мы не верили фашистской брехне и держались стойко. В конце концов отправили нас за пределы Германии и через турецкую границу передали в Советский Союз. И вот я снова в Ишимбае. Город как-то возмужал, стал суровее. Появилось много буровиков из Баку и Грозного. Теперь каждая капля ишимбайской нефти стала для страны и фронта дороже золота. В те дни каждый из нас почувствовал, что не напрасно отдал лучшие годы жизни работе на буровых Ишимбая. Послала нас партия, сдружила большая работа. Мы успели создать вторую нефтяную базу на Востоке, недосягаемую для врага. А вскоре была открыта большая девонская нефть близ Туймазов. Ишимбайские буровики, нефтедобытчики потянулись в новый нефтяной район, чтобы как можно скорее дать фронту больше горючего…»

И нефтяники дали фронту так нужное ему горючее, внеся таким образом свой вклад в нашу общую Победу.

Автор:Энгель ЗАЙНЕТДИНОВ
Читайте нас в