Все новости
ВОЯЖ
12 Февраля 2020, 20:37

В городе добрых бобров

Съездить в этот белорусский город хотелось давно: мама по окончании Башкирского медицинского института была направлена в только что освобожденный городок Бобруйского района – Глуск. Она не раз ездила в райцентр по служебным делам. И вот, 75 лет спустя, мы здесь.

Бобруйск – город, основанный в 1387 году, с населением 217 тыс. чел., стоит не реке Березине. В 1793 году он был включен в черту постоянной еврейской оседлости в качестве местечка и стал в ХIХ в. мощным культурным и общественно-политическим еврейским центром Белоруссии. В 1897 году в городе проживало 25 тысяч евреев (71%) и действовало 40 (!) синагог, были иешивы. Здесь сохранилось единственное в республике еврейское кладбище, которому более двухсот лет, составлен путеводитель по нему.
Еврейский быт, язык, менталитет наложили свой отпечаток на жизнь города, еврейская аура ощущается на каждом шагу. Недаром Бобруйск называют "Белорусской Одессой". Жители шутят, что половина из них – евреи и добавляют: "А вторая половина – еврейки".
До 1936 года официальными языками БССР наряду с белорусским и русским были польский и идиш.
И в бывших штетлах (местечках) в еврейских школах учились и не евреи. Здесь никогда не было погромов.
Кстати, жителей города всегда отличала толерантность – сегодня в соседних поселках живут оседлые цыгане и уже давно поселившиеся старообрядцы.
Часы, установленные на бывшей водонапорной башне, перестроенной в ресторан "Чырвона Вежа" ("Красная башня", почти "Мулен Руж") бьют ежедневно в 7.40 вечера.
Стоящий на пешеходной улице в центре символ города – бобер, приветственно поднявший шляпу, считается полукровкой и имеет собственное имя – "Бобер Самуилович". Он не одинок. Другой бобер приглашает вас посидеть с ним на скамейке перед рестораном, в котором, как и в других, в меню есть блюда еврейской кухни. Третий, уже не бронзовый, бобер приглашает в кафе. А четвертый, вырезанный из дерева и установленный 2 года назад, почему-то одет в форму российского царского генерала. Пятый стоит на одной из полок магазина "Красный пищевик" (чувствуете, каким советским ретро повеяло?), предлагая фирменную продукцию – различные виды зефира и мармелада. Один из вариантов зефира – в обсыпке из мацы и с надписью на упаковке на иврите.
Приятно удивил прекрасный памятник уроженцу Бобруйска прозаику, киносценаристу, режиссеру и журналисту Эфраиму Севела (ур. Ефим Драбкин). автору повестей и рассказов "Моня Цацкес – знаменосец", "Остановите самолет – я слезу", "Мужской разговор в русской бане", "Легенды Инвалидной улицы" и др., киносценариев фильмов "Попугай, говорящий на идиш", "Крепкий орешек", "Колыбельная" и др. В руке – свернутые листки, по-видимому, сценария, чуть в сторонке кинокамера.
Сохранился напоминающий сказочный теремок особняк его бабушки купчихи Розы Кацнельсон, жены лесоторговца, здание аптеки Розовского.
Знамениты и другие уроженцы Бобруйска – рок-группа "Би-2", 12 июня давшая очередной концерт в Уфе.
Встретился памятник Шуре Балаганову с лицом Леонида Куравлева. Над ним – мемориальная доска с цитатой из "Золотого теленка". Помните то место в книге, где перебирают города для родины детей лейтенанта Шмидта? «...При слове "Бобруйск" собрание болезненно застонало. Все соглашались ехать в БОБРУЙСК хоть сейчас. Бобруйск считался прекрасным высокоинтеллигентным местом».
Конечно тогда, в 1944 году, Бобруйск предстал перед мамой совсем другим, хотя был не так сильно разрушен, как Минск. Но атмосфера места, каждый клочок земли которого был обильно полит кровью, как и во всей Белоруссии, где погиб каждый третий житель, была пропитана горем, пережитым населением ужасом.
Сегодня об этом напоминают многочисленные памятники, мемориалы.
Последней работой лауреата Ленинской премии архитектора Леонида Левина (одного из авторов Хатынского мемориала) стал памятник "Всем не вернувшимся с войны", находящийся возле разрушенной крепости, выдержавшей в свое время натиск войск Наполеона, благодаря добавке в кирпичи... конопли.
В 1941 году здесь был развернут лагерь военнопленных, которых возили на железнодорожных платформах раздетыми, не кормили. Памятник выполнен в виде платформы, стоящий на которой, одетый в шинель, пытается прикрыть другого изможденного худого человека. Рядом – большой бетонный белый куб, опутанный колючей проволокой. На каждой стороне – силуэты жертв: военнопленных, мирных жителей, погибших воинов-освободителей, евреев. Здесь захоронено около 40 тысяч человек.
В городе установлен силами еврейской общины памятник на месте гетто, в котором погибли в ноябре 1941 – феврале 1942 года 25 тысяч человек. Узники, как могли, оказывали сопротивление, снимали звезды-нашивки, не ходили на работу, пытались связаться с партизанами, под руководством раввина И. Беспалова закапывали предметы культа – Талмуд, Тору, книги, старались хоронить умерших по религиозному обряду. Памятник представляет собой дерево скорби и вечно продолжающейся жизни, на правой стороне которого надпись: 1941. "Вязням Беларусскага гета. Яны любiлi жыцця", на левой: "Нехай будуц их душы уплоцены в вечны вузел жыцця".
В центре города – площадь Победы с памятником-танком генералу Б.С. Бахорову, могилы героев, портреты Героев Советского Союза. Мемориал "Аллея праведников народов мира" – 15 деревьев и плитки с именами людей, которые, рискуя собственной жизнью, спасали евреев.
Установка мемориалов, скульптур, улучшение облика, совершенствование инфраструктуры города во многом связаны с так называемыми "дожинками", днем народного календаря славян, праздником и обрядом завершения жатвы хлебов. Ежегодно один из городов республики получает от государства большие дотации на свое развитие.
Сократилось число памятников вождю пролетариата – с 23, что ставило город по ленинооснащенности на первое место в БССР, до 7. На площади его имени – небольшой по высоте постамент и кажется, что Ильич идет вместе с жителями на работу.
В центре города находится единственная на сегодняшний день одна из крупнейших в Беларуси синагога, восстановленная после войны евреями, но вскоре отобранная.
Возрождение еврейской общины Бобруйска началось в 1989 году, когда здесь насчитывалось 10468 евреев (5% всего населения), потом численность стала сокращаться за счет эмиграции. Официально зарегистрировано немногим более 700 евреев (по данным председателя еврейской общины – около 3 тысяч).
Здесь 3 еврейские общины: иудейская религиозная община, община "Бейтс Исраэль" и община прогрессивного иудаизма. С 2002 года общину Хабада возглавляет Шауль Хабабо.
При синагоге работают школа и детский сад, проводятся праздничные и мемориальные мероприятия. Неподалеку от синагоги сооружается "Еврейский Дворик" для их проведения в будущем. Издается газета "Мишпаха". О жизни бобруйских евреев нам рассказал и показал памятные места председатель общины Олег Красный.
Евреи "города бобров" живут спокойно, в атмосфере доброжелательства и взаимопонимания. И, несмотря на прикосновение к свидетельствам страшной истории прошлого, веришь, что оно не может повториться.
Эмма ШКУРКО