Все новости
ПРОЗА
16 Февраля , 16:42

Муха

Развлекалов Аристарх с «несмываемыми» веснушками на лице. Нос уткой. И волос, увесистый шмат, колыхается на его, можно сказать, умнейшей голове. И рыжий он весь как перезрелый помидор. И пивное брюшко, в силу устаканности в жизни, выпирает на передний план. И стричься перестал, некогда ему ухаживать за шевелюрой из-за возникших обстоятельств: работает в последнее время на «удалёнке». Пандемия! Как известно, злобный коронавирус «шипит за углом», внося эгоистические корректировки.

Зарос безобразно Развлекалов. Со стороны глянешь – ну, столетний дед, или леший! Не сказать, что борода у него до пола доросла, да и зачем ему такие крайности. Просто некогда «козлиная» бородка, которой он любил форсить на улице и среди коллег, превратилась постепенно в нечто большее – в массивную бороду. В первом и втором десятилетии теперешнего века окладистые бороды были в большой моде. Но с приходом часто носимых медицинских масок, они стали малость неудобны. Мешают эти пакли.

Неопрятность у Развлекалова на несколько градусов повысилась (и беспорядок в квартире, в том числе); как-никак разведённый и свободный, как птица орлан. Когда пыхтит-трудится дома, сидя за компьютером, он превращается в нечто туманное, маргинальное: то рубашка свисает на нём как половая тряпка, то ширинка расстёгнута на домашних штанах в клеточку. Босые ноги под столом танцуют туда-сюда... танец маленьких лебедей. В результате батарея развеселившихся пустых бутылок вина катаются по полу. На столе, понятное дело, настоящее вавилонское столпотворение: журналы, офисная бумага «Снегурочка», книги вразброс; повсюду «шныряют» карандаши, шариковые ручки. И один дырявый носок, который уже шестой день не меняет своего места жительства, то есть, бессменно обитает на письменном столе. Что-то вместо талисмана. И бокал вина, красного сухого… обязательно красного, стоит по правую сторону от монитора. Вино его вдохновляет и вино его усугубляет, и без того скучное и безмятежное его существование. Ну, чуток выпивает, а кто сейчас не пьёт? Пандемия подкузьмила.

Но Аристарх, как вдумчивый человек, разбирающийся в премудростях бытия, абсолютно не грузится своими пустотами. Он выше всяческих самотерзаний. Он, как бы сказать, Perpetuum mobile, вечно движущийся. Всегда в движухе! Но, честно говоря, смысл далеко не тот, который мы привыкли вкладывать в это слово, фразу. Всё гораздо проще, виртуальнее. Он чаще обычного пребывает по ту сторону монитора, в необъятной галактике Интернета. Хотя кто-то скажет, что этим никого не удивишь, сплошь и рядом подобное происходит. Патология! Nosferatu цифровой эпохи. Но всё равно Развлекалов, как совершенно незлобивое создание, выделяется среди армады других пользователей. Он наподобие «избранного» в мире матрицы. Но нет, он не владеет приёмами кун-фу или там джиу-джитсу, Развлекалов всего-навсего фрилансер, скорее журналист, или блогер. Вдобавок и смм-щик, копирайтер, и средненькой руки видеомонтажёр. И он сейчас вынужден работать на дому, а не в привычном (и любимом) ему офисе, где имеется кофемашина, там же кондиционер, и обожаемые круассаны с шоколадной начинкой из столовки. А дома что? Лапша «Доширак» да картофельное пюре в бумажном стаканчике и всё это «добро» запивается обезжиренным кефиром, но чаще кока-колой. Скукота для желудка!

*  *  *

Но так или иначе Аристарх Развлекалов другой. Он видит реальность в ином свете, ну более сфокусировано. Будто рассматривает нашу действительность через увеличительное стекло. Вот и сейчас сидит, как памятник, у «пылающего» компьютера. В напряжении, готовый к прыжку, наверное, ещё чуть-чуть и нырнёт прямо вовнутрь… Глаза его остекленевшие, тяжеленые, будто и не моргают совсем, упираются «туда» как прожекторы, как лазерные лучи. Его жирные пальцы на автопилоте колотят что-то на клавиатуре, выбивают будто чечётку.

– Опять хитрите? Знаю вас, урюков! – лепетал он. – Блин! Баннер влез, чтоб ему лопнуть…

Бурчит Развлекалов и ещё сильнее хлопает по «клаве», словно она виновата в происходящем. Да, поворчать вслух он умеет. Его порой прёт, когда не клеится работа, лезут разнообразные затыки. А если зависает компьютер (а он у него старенький) и выдаёт системные ошибки, то он готов его расколошматить… молотком. И благо, что благоразумие берёт вверх. Ему же работать и дальше на компьютере, на «хлебодобытчике».

– Ладно! Сменить надо блокировщик рекламы в браузере, иначе я с ума сойду… Прут и прут квадратнообразные. Ага, и двухфакторную аутентификацию включить в ВК. Знаем, верим и не верим! Но пёс с вами, – бормочет он, прыгая между своими профилями в социальных сетях.

Минуту-другую Аристарх молчит. Строчит размашисто текст в яндекс-дзене. Над его головою лениво свисает китайский фонарь, разрисованный иероглифами; что едва-едва бросает в комнату ошмётки тусклого света. Впереди маячит привычное пластиковое окно, шторы, похожие на алые паруса. А за окном же хозяйничает зима, метелит не на шутку. Верхушки деревьев вытанцовывают рок-н-ролл. Посвистывают водосточные трубы в домах-хрущёвках. И минорно шлёпают пешеходы, закутавшись в куртки-коконы – прячут физиономии от рывков вьюги. Так и эдак подкидывает зима завитки снега. Или кто устроил ранее подушечный бой, отчего будто перья летят вразлёт, кувырком. Одним словом, на улице серьёзно куролесит погодка; и собаку не выгонишь. Да Развлекалов и забыл, когда в последний раз вылезал на свежий воздух: может позавчера, или в прошлой жизни. Зачем ему подставляться морозцу? Он же не рыжий, то есть, не идиот.

Пока клацал кнопками, он не сразу заметил, как по подоконнику окна неторопливо фланирует муха. Обычная комнатная муха Musca domestica, вида короткоусых двукрылых. Гуляет, и да – в полном одиночестве. Но Развлекалов, человечек весьма «многоопытный» в быту, и посему муху эту увидел только, когда она уселась на верхнюю рамку монитора.

– Опс! Птица счастья к нам заявилась! – вперил он в неё свои мелкие, смешные глазёнки. – Тебя мы точно не ждали.

И продолжает набирать буквенный набор. Снова «белое полотно» заглатывает его, без остатка.

 *  *  *

Проходит минут пять от силы. Развлекалов прилипает к спинке кресла, скрестив руки на затылке. И с сально-сладкой улыбкой на лице принимается смотреть на потолок. Наступила, по всей видимости, долгожданная пауза в работе. Различные белесые вензелёчки, завиточки на сатиновом, натяжном потолке ему давно поднадоели… Бывшая жена тогда изъявила свой вкус. И он, после развода, придал потолку некую «досказанность» и свободомыслие. Дорисовал на нём смайлик, несколько выразительных слов из ненормативной лексики и компьютерного сленга… и зачем-то добавил кролика с морковкой. И теперь, стоит только Аристарху Развлекалову глянуть наверх, как его настигает неописуемая радость и чувство превосходства над человечеством… над ботами. Мы же помним – он избранный, как бы! Смотрит на мир через свою чуткую «подзорную трубу».

И только он начал бултыхаться в своей, умно выражаясь, нирване, как на его утиный нос уселась, и без всякого разрешения, муха Musca domestica. Аристарх стремительно подскакивает в кресле, прыгает как заведённый, размахивая нервно руками, будто муха откусила ему полноса. «Приземление» двукрылого его разозлило не на шутку. Муха…что ей, веселушке, пересаживается опять на вершину монитора, принимается перебирать передними лапками. А вот Развлекалова прорвало:

– Полное уродство! Откуда вообще взялась муха-цокотуха? Кто её впустил в мою квартиру? Зима же! Что за метаморфозы природы? Вали дрыхнуть в свою нору… или что там у тебя?.. Или вы дохнете как мухи? Как ни крути, но этого мелкого субъекта я не желаю видеть в своих апартаментах. Будет здесь мозолить глаза, – жарит на полном серьёзе Развлекалов.

Он говорит и говорит, распекая возникшую, по сути, ничтожную ситуацию. К кому именно обращается его ворчание – непонятно. С одной стороны, кажется, что Развлекалов прямо адресовывает гнев к мухе, но с другой, будто к невидимому собеседнику, который присутствует поблизости. Возможно, сидит, развалившись на кожаном диване, заложив ногу на ногу. И этот «призрак» виновен в материализации мухи.

– Если бы я был президентом, то в первую очередь взялся бы за истребление мухообразных уродин. Они самое бесполезное, бездарное творение, ничегошеньки не умеют. Разве, что летать да гадить на сахар. И ведь их гонишь, а они норовят опять усесться, где им больше нравится. Упрямы как ослицы. И осенью ещё кусаются. Под старость, наверное, у них ум за разум заходит. Маразматики! Нет, их точно уничтожать нужно, до единой козявки. Нечего пакостить, крыльями своими размахивать.

По ходу разговора он расхаживает туда-суда. И жестикулирует как жонглёр, особенно часто трясёт указательным пальцем. Отчего сильно смахивает на злющего школьного учителя, который готов задать трёпку своим нерадивым ученикам. Ну, в нашем случае, учеником является очевидно муха, которая по-прежнему сидит на жидкокристаллическом мониторе, продолжая потирать лапками. Забавная обстановочка вырисовывается, и якобы из не малоизвестной басни Ивана Сергеевича Крылова; ну копия фактически.

– А лучше устроить бы войнушку, баталию с мухами. Чтоб они бились друг с другом, насмерть. Поугарали заодно… – но тут он вскользь глянул в сторону письменного стола – и видит её, окаянную, сидящую на том же месте. Развлекалов замер на какое-то время, как Стоунхендж. В черепной коробке его задвигались, побежали какие-то цифры, логарифмические уравнения, интегралы: вычисления на злобу дня. Затем он осторожно приближается к эпицентру, где находится муха и замахивается на неё ладонью-ковшом. Но, увы, муха – не дура, махом сдёргивается с монитора. Прибить её Развлекалову не удалось. Но не прошла и пара секунд, как муха возвращается к насиженному месту. Развлекалов не стал тянуть, вновь замах, и вроде более резкий, стремительный. И муха опять, как ниндзя, ловко подпрыгивает вверх. Наш фрилансер со стальными нервами, как робот, снова пытается нанести сокрушительный удар по насекомому. И как не трудно догадаться, – он промазал. И любопытное дело, цирковой трюк, номер… а это действительно походит большей частью на цирковой номер, где муха прилежно подпрыгивает, а её «дрессировщик» проносит свою руку… как палку. Если бы рядом присутствовала публика, она бы им бурно аплодировала, как пить дать.

 *  *  *

Но вечно выступать специфический «дуэт» вряд ли сможет. Всему приходит конец, то есть, обыденное изнеможение, упадок сил или что там ещё?.. Развлекалов как-то сник, вытянув губы трубочкой. Усаживается вальяжно в кресло. Вздыхает тяжко. Да и поработать следует, ночь близится. Хлебает из бокала винца, которое так и не допил накануне. И полез в просторы Интернета. Завяз по самое горлышко в теме: искусственное создание коронавируса, и как с его помощью (тайное, типа, правительство) пытается управлять всей планетой… про куар-код и прочую шалабуду. И что-то около того. Мимоходом принялся штудировать школьный учебник химии за 10 класс, листая бегло страницы. На его лице в этом момент отображаются «карикатуры», то есть гримасы, которые сменяются одни за другими. То брови вздымает Развлекалов, придав глазам овальный вид. То сморщит нос, надует щёки. Или же вовсе вытащит кончик языка. И часто ушами подозрительно шевелит. Со стороны если глянуть, будто готовится стать пантомимом. Да, имеется у него привычка видоизменять своё лицо во время чтения чего-нибудь эдакого – жаренького.

И вдруг на белом мониторе, прямо на текст, а именно на слове «разоблачение»… села муха.

Казалось бы, Развлекалов опять мог взбрыкнуть. Снова рвать и метать при виде мерзкого насекомого. Но что диковинно – нет! Он попросту спокойно… хладнокровно, как слон, прижимается к спинке кресла и пристально смотрит на муху. Глядит как на бессмертную точку, как на божественное явление, на олицетворение всего живого и сущего, как и на исчадие ада и невыясненный смысл жизни. Муха вбирает в себя всё, что можно в данную минуту. Развлекалов размышляет, двигает прочно своими фундаментальными функциями в нейронных клетках… в нейронных мозговых сетях.

И кажется ему, якобы и муха… «золотая муха» смотрит на него. Её чресла не двигаются – стоит как вкопанная. Её фасеточные глазища направлены на него и только на него. Они достаточно долго смотрели друг на друга. На миг Развлекалову привиделось, будто он давно с нею знаком – она его укусила так по-варварски в далёком-далёком детстве, когда ему стукнуло лет шесть. Тот укус он на всю жизнь запомнил, поэтому не привык терпеть кусачих (осенних) мух. Хотя он одиозную эту идею-фикс пропустил, затопил внутри себя давно, но осадочек, осадочек-то остался.

 *  *  *

– А я понял! – нарушает Развлекалов молчание. – Ты, стервозина, прибыла сюда с какой-то миссией. Вероятно, для наблюдения, изучения… Твои фары, зенки снабжены микроскопическими видеокамерами. А ворсинки на спине, разумеется, антенны. Служат для передачи сигнала к твоему боссу. Хе-хе! Как же сразу до меня не дошло! Ты – муха-шпионка! И дело не обошлось без американцев. А могут и наши спаять, и своих кулибинцев хватает. А я-то думаю – откуда эта замухенция выискалась зимой?

Он, к своему изумлению, даже чихнул после сказанного. Чихнул от сильного наплыва истины. Под столом опять музыкально звякают пустые бутылки из-под вина.

– А может в тебя вкачали яд? Вы же кусачими бываете, твари! Могёт быть, и «новичок». Вам же раз плюнуть – повергнуть меня в вечное горизонтальное положение. Пшик и готово! Выноси ногами вперёд. А вы, мадам, дальше полетите исполнять приказ своего вышестоящего руководства.

Развлекалов вдохновенно мелет свою правду-матку. И его трясёт от возникшего везения. Ещё чуть-чуть и взлетит, воспарит вверх, как ангел. Давненько он не испытывал похожих чувств. Говоря эту лебеду, он точно начал испытывать противоречивые ощущения к мухе. Но для приличия, для соблюдения каких-то его личных норм, фрилансер всё-таки погнался за нею. За неимением мухобойки, отыскивает где-то на кухне выбивалку для ковров и с нею мчится за мухой-цокотухой. Понятно, что выбивалка (дырявая) никуда не годится для охоты на насекомых. Но в закономерности с Аристархом Развлекаловым и это орудие подойдет.

Началось-таки приключение. Какой детектив обходится без погони? И погоня, наконец, произошла. Развлекалов где только не носится, в надежде прихлопнуть «гостью». Вскакивает на диван и кровать, взбирается как скалолаз на шифоньер. Возится чаще у окон. Чуть не угробил люстру – она раскачалась с невероятной интенсивностью, что не ровен час, – грохнется на пол. Опрокидывает кадку с пальмой. Перепугал до смерти плоский телевизор. А ведь размахивает выбивалкой Развлекалов не хуже именитых четырёх мушкетёров. Однако муха-спринтер умело, как всегда, преодолевает возникшие трудности. Возможно, её всё веселит: где ещё можно так покуролесить с домочадцами. В особенности, с «избранным».

– А пёс с тобой! – пролепетал устало фрилансер-журналист. – Живи! И плюхается незамедлительно на диван, спиной вниз, разкрасневшей мордой кверху. Почти три километра накрутил в «автогонках» по квартире. Выбивалку зашвырнул в угол комнаты, где стоят многочисленные картонные коробки. Через минуты пять по всей квартире раздаётся прерывистый, громогласный храп.

 *  *  *

Что сказать о дальнейших развивающихся событиях? О будущем главного героя. Развлекалов, как человечек, все-таки щедр на доброту, нежность. Бывает, проявляются в нём внезапные «глюки». С мухой они стали жить-поживать… да денежек наживать. Назвал он свою новую жительницу Василисой. Баловал часто её сахарком, мёдом, что накладывал в маленькое блюдечко, стоящее на подоконнике. Читал мухе Развлекалов, в перерывах своей онлайн-работы, стихи Бориса Пастернака. А в ответ, в благодарность Василиса садилась ему на нос…

Автор:Алексей Чугунов
Читайте нас в