Все новости
ПРОЗА
21 Октября 2020, 15:53

Торжество науки. Часть вторая

Рассказ Тут же нехорошая догадка пронзила мозг Евстратова. Что эта ведьма говорила про двести тридцать миллионов лет назад? Может, в самом деле, ее заклинание сработало? Однако эта мысль показалась Евстратову настолько идиотской, что он тут же принялся искать объяснение попроще: это все нарочно ребята из «Гринпис» подстроили.

Ждут, что я сломаюсь, сболтну лишнего, а они запишут на скрытую камеру. Сколько раз в голливудских фильмах обыгрывалась такая ситуация?
Присыпанный песком злополучный ноутбук журналистки только укрепил уверенность Евстратова в подлом розыгрыше.
– А еще говорят, что зеленые за зеленые не работают! – усмехнулся заместитель Коробцева. – Это ж надо было меня спецбортом перекинуть в тропики!
Ну что ж. Для начала – искупаться, смыть пот, освежить голову. И плевать на камеру. Главное не подать виду. Наверняка, скрываются вон в той пальмовой роще.
Раздевшись до вполне пляжных боксеров, Евстратов смело двинулся в море. Теплая вода окатила его.
«Хоть отдохну!» – подумал мужчина, с наслаждением ныряя в прозрачную толщу мелководья. Отличный пловец, избалованный ежегодными отпусками на Карибах, Евстратов, подобно индонезийским ловцам жемчуга, умел обходиться без подводной маски.
Богатый мир обитателей коралловых рифов давно перестал удивлять Евстратова. Но на этот раз погружение в море принесло сюрпризы. Вместо привычных, ярко раскрашенных рыбьих стай, пловец увидел какие-то странные, словно сошедшие со страниц фантастического рассказа, существа. Некоторые напомнили ему гигантских улиток с загнутыми вроде бараньих рогов раковинами, другие – нелепые саквояжи с торчащими наружу рылами и плавниками. Внезапно прямо перед Евстратовым проплыл дельфин с круглыми, как окуляры бинокля, глазами и узкой вытянутой мордой.
Вернувшись на берег, Евстратов аккуратно сложил свои вещи на злополучный ноутбук. Купание прекрасно освежило его и придало сил исследовать местность. Заместитель Коробцева смело двинулся по направлению к небольшой пальмовой роще.
Но и тут Евстратова ждали открытия. Мужчине еще никогда не приходилось видеть таким пальм, с массивными, подобно слоновьим ногам, стволами. Некоторые экземпляры больше напоминали гигантские, покрытые причудливыми шипами, гигантские тыквы.
Чем дальше, тем больше Евстратову делалось не по себе. Никакого намека на присутствие скрытых камер или людей. Только сейчас новый Робинзон обратил внимание на шныряющих под ногами мелких ящериц. Тупомордые, они сильно отличались от знакомых рептилий.
Наконец заросли странных пальм стали редеть и перед заместителем Коробцева снова открылось море.
Еще через час Евстратов получил неопровержимые доказательства, что очутился на необитаемом острове. Рухнув в песок перед своими пожитками, он некоторое время пребывал в прострации. Купаться больше не хотелось. Евстратов принялся вглядываться в море с надеждой увидеть хоть какие-то признаки цивилизации.
Когда эта попытка не увенчалась успехом, Евстратов без всякой надежды раскрыл ноутбук. И тут же чуть не подпрыгнул от радости. Техника работала!
Первым делом Евстратов попытался запустить интернет. Конечно, это ему не удалось. Зато на рабочем столе ноутбука обнаружился любопытный файл под названием «Флора и фауна рифа Куштау в эпоху триаса».
Евстратов принялся читать.
«Мелкое море, которое существовало двести тридцать миллионов лет назад на континенте Пангея, занимало площадь от Уфы до Астрахани. Располагалось оно в Прикаспийской впадине, вода туда попадала из океана Палеотетис. Населяли море помимо всяких аммонитов еще и нотозавры, ихтиозавры и прочие завры с родственниками.
Проживало там и достаточное количество рыб. Например, панцирные рыбы антиархи.
На покрытой коралловыми островами суше (теперь они известны как цепочка шиханов – одиночных гор, протянувшихся вдоль берега Белой в Стерлитамакском районе Башкирии) продолжали господствовать семенные папоротники. Начали получать все большее распространение голосеменные, цикадовые, гинкго и хвойные.
Растительный мир суши наследовал черты позднепермской эпохи. В триасе исчезли древовидные плауновые и каламитовые, кордаитовые, прапапоротники и большая часть древних хвойных. Были распространены диптериевые папоротники, саговники, беннеттиты, гинкговые, мезофитные хвойные, хвощевые растения.
На суше развивались рептилии, среди которых доминирующее положение занимали ранние Archosauriformes – быстропередвигающиеся сухопутные рептилии с высоким уровнем обмена веществ, предки более специализированных групп архозавров, включая птиц, крокодиломорфов и динозавров. Позднее появились яйцекладущие млекопитающие, а также протоавис, по предположению некоторой части палеонтологов, предок птиц.
Море было неспокойным: цунами и землетрясения, обмеления почти до нуля и так далее. Жителям этих вод жилось несладко».
Евстратова окатил холодный пот. Фрагменты стали слагаться в неутешительную картину. Обстоятельная журналистка не поленилась снабдить текст иллюстрациями. Некоторые изображения показались мужчине знакомыми…
– О Господи, эта ведьма точно отправила меня в чертовый триас! – наконец возопил заместитель Коробцева.
В припадке отчаянья он тут же принялся вопить, прыгать, чертить палкой огромные слова SOS! на сыром песке. Потом, сообразив, что толку от этого будет мало, попытался вспомнить слова шаманского заклинания, закинувшего его в глубины геологической истории.
Когда шок прошел, Евстратова настигло чувство жажды и голода. Обнаруженный в кармане пиджака жалкий огрызок «Сникерса» не решил проблемы. Пальмовая роща разочаровала. Никаких тебе бананов и кокосов. Только несколько странного вида смолистых шишек. Добытые из них семена оказались горькими. Зато с водой Евстратову повезло. Мужчина наткнулся на небольшой родничок. Это представлялось настоящим подарком судьбы, принимая во внимание малые размеры острова и его рифовое происхождение.
Первые успехи вернули Евстратову самообладание. Он вдруг вспомнил как в детстве по ошибке сел не в тот троллейбус и очутился в Инорсе –совершенно незнакомом ему микрорайоне Уфы. А ведь ничего, выбрался самостоятельно. В конце концов, чисто логически, застрять в прошлом невозможно. Это просто абсурд. В триасе никаких людей не было! Возможно, через три-четыре дня ему удастся найти способ вернуться обратно. А, может быть, Ландская вспомнит о своем ноутбуке? Дамочка, кажется, жаловалась на свое материальное состояние.
А пока Евстратов отправился на охоту. Живность, избалованная безопасным островным существованием и полным непониманием исходящей от представителя homo sapiens угрозы буквально сама шла в руки. Так что мужчине не потребовалось даже самых примитивных орудий лова (впрочем, их и не было). Евстратов проявил благоразумную избирательность, обращая внимание только на те экземпляры, которые хоть чем-то напоминали знакомых рыб, моллюсков и ящериц.
Самый древний метод добычи огня трением показался Евстратову очевидным и простым. Избрав место для костра, заместитель Коробцева приготовил пучок высохшей травы, мелкие сухие веточки и обломок коры допотопной пальмы. После этого, пользуясь автомобильными ключами, проделал углубление в куске плавника. Зажав в ладонях сухую палочку, Евстратов принялся крутить-вертеть его, усердно вжимая импровизированное «сверло» в древесине. Однако тонкая струйка дыма так и не потекла из-под палочки. Евстратов принялся работать быстрее и усерднее. Он чуть не стер ладони, но результат остался прежним.
Еще какое-то время мужчина потратил на усовершенствование «древнего метода»: углублял выемку в плавнике, подкладывал под него камни, чтобы обеспечить приток кислорода. Наконец его усилия были вознаграждены. Не прошло и получаса, как в воздухе запахло зажариваемой на углях рыбой. Даже моллюски и ящерицы оказались вполне пригодной пищей. Из десятка добытых видов только пара показалась Евстратову несъедобной. У остальных вкус был средним между устрицами и нежной курятиной.
Евстратов подумал, что все складывается не так уж плохо. Что если бы эта дура Ландская забросила бы его в тайгу, посреди зимы? А тут даже думать не надо где соль взять. Побрызгал морской водой и готово.
Оставшуюся часть дня Евстратов посвятил строительству дома, который решил соорудить в самой глубине пальмовой рощи. Здесь успехи нового Робинзона были куда скромнее. Местная флора оказалась мало пригодной для строительства даже скромного бунгало. К тому же у Евстратова не было ножа и веревок. В итоге получилось нечто среднее между чумом эскимоса и хижиной дикаря из племени мумбо-юмбо.
На следующий день разразилась невиданная буря, сопровождаемая тропическим ливнем и штормом. Евстратову показалось, что остров ходит ходуном и вот-вот совершенно скроется в волнах неспокойного доисторического моря.
Однако больше всего заместитель Коробецева опасался за сохранность смартфона и ноутбука – единственных предметов, связывающих его с грядущей, спустя двести тридцать миллионов лет, человеческой цивилизацией.
Промокший, продрогший и оглохший, Евстратов как мог закрывал своим телом драгоценные девайсы. Наконец буря утихла, и обитатель хижины осторожно выполз из-под рухнувшей под напором природной стихии кровли.
Выглянуло жаркое триасовское солнце, и скоро Евстратов сидел на теплом песочке с открытым ноутбуком на коленях. Непогода заставила мужчину вспомнить про неспокойный характер местного моря, цунами и землетрясения. Кто мог поручиться, что проклятый остров в одно прекрасное мгновенье вообще не уйдет на дно? Да и вообще, разве этот мир примитивных рыб и рептилий не обречен? Кажется, ученые говорили о каком-то метеорите, который положит конец
всем этим динозаврам и птеродактилям. Нет, Евстратов больше ни минуты не хотел оставаться в геологическом прошлом. Где эту шаманку носит? Похоже, Ландская не собиралась возвращать заместителя Коробцева обратно.
Руководствуясь старой истиной о том, что спасение утопающих дело рук самих утопающих, Евстратов лихорадочно искал хоть какую-нибудь зацепку, которая помогла бы ему вспомнить слова заклинания.
Наконец мужчине повезло. Запущенный без названия видеофайл изверг из колонок до боли знакомое: «…И не смейтесь, моя прабабушка была настоящей сибирской шаманкой!»
Камера дернулась, стены кабинета поплыли, раздался страшный треск, но, к счастью, запись продолжилась (видно, в пылу потасовки, Ландская не успела захлопнуть крышку ноутбука).
– Духи природы! – прозвучало в воцарившейся тишине. – Возьмите этого человека, и отнесите в те времена, когда море плескалось вокруг большой горы, где жил демон Дябдар!
Евстратов выдохнул с облегчением, хотя упоминание о демоне Дябдаре насторожило его. К счастью, слова заклинания оказались совершенно простыми, да еще произнесенными на русском языке. Значит, оставалось только максимально сосредоточиться и переиначить их. После нескольких безуспешных попыток, Евстратов остановился на следующем варианте:
– Духи природы! Возьмите меня, занесенного во времена, когда море плескалось вокруг большой горы, на которой жил демон Дябдар, и отнесите обратно!
Даже произнесенный без всякого выражения текст заставил воздух вокруг задрожать. Это убедило нового Робинзона в том, что он на верном пути.
…Евстратов был так поглощен своим занятием, что совершенно не обратил внимания на выброшенную на пляж рептилию. Это был неизвестный науке гигантский подвид Chasmatosuchus rossicus. Похожий на крокодила с огромной пастью и пятнистым хвостом, архозавр стал жертвой разыгравшегося шторма. К счастью для рептилии, кусок прибрежной почвы, не развалился во время плаванья по бурному морю.
Горячие лучи солнца оживили архозавра и пробудили в нем волчий голод. Переваливаясь на своих примитивных конечностях, ящер двинулся по направлению к пальмовой роще.
Евстратов был где-то на середине заклинания, когда на солнце нашла туча…
Поиски заместителя начальника пресс-службы содовой компании не дали результатов. Какие-то люди приехали из Москвы, обыскали и опечатали кабинет Евстратова. А буквально на следующий день мир облетела сенсация. На предполагаемом к разработке участке шихана Куштау были найдены человеческие останки с обломками окаменевшего ноутбука.
Сразу несколько независимых и авторитетных ученых выступили за скорейшее начало раскопок, способных перевернуть наши представления о базовых законах физики, касательно существования пространственно-временного континуума. По этому поводу начальник пресс-службы Коробецев сделал специальное заявление о том, что «в сложившихся условиях, осознавая нашу ответственность перед человечеством и мировой наукой, мы обязаны пересмотреть статус еще одного памятника природы, а именно, шихана Торатау».
Судьба геологического наследия мирового значения была решена.
P.S. – Пока идут дебаты о Куштау, биология не стоит на месте, — написал биолог, – 46-й краснокнижный вид нашего шихана – степная дыбка! Вид в международной Красной книге имеет статус «находящийся под угрозой исчезновения». Нашла его Флюза Зубарева недалеко от лагеря защитников. От имени биологического сообщества выражаем ей огромную благодарность!
– Самое интересное – у этого вида нет самцов, только самки, которые откладывают неоплодотворенные яйца в землю, производя свои копии, – рассказал Михаил Кривошеев. – Ранее дыбку встречали на Торатау, но фотографий с шиханов еще не было. И как у кого-то ещё появляются мысли, что Куштау – обычная гора? Наши шиханы, все четыре, – это уникальные планетарные памятники природы.
Справка. Степная дыбка – кузнечик подсемейства дыбок. Самый крупный кузнечик России. Занесена в Красную книгу МСОП, Европейский Красный список, Приложение 2 Бернской Конвенции, в Красные книги Украины и РФ в категорию 2.
Александр ИЛИКАЕВ
Часть первая