Все новости
ПРОЗА
30 Июля 2020, 19:55

«Спасите! Спасите! Спасите!..»

Быль Это произошло давно. Семья отдыхала на юге нашей родины, в городе Жданове (ныне Мариуполе) на Азовском море. Дни были жаркие, а море прохладное, но всё же дети просились сходить на пляж. Впервые дочь и сын увидели море, и радости от увиденного не было предела. Они закапывали друг друга в песок, строили песчаные замки и плакали, когда нахлынувшие огромные волны смывали все строения. Дети строили всё заново и поливали водой, чтобы песок не рассыпался. Загорали, барахтались в бассейне, сделанном ими самими, практически вырытом в песке, и «плавали» в море – водя руками по дну (они еще не умели плавать, и волны постоянно сносили их обратно в море).

Взрослые постоянно следили за детьми. Хоть от берега примерно метров на пятьсот море было мелким и было видно дно, детские силы не справлялись с волнами. Когда не штормило, но было прохладно, дети не хотели выходить из воды, и родители с трудом уговаривали синегубых ребятишек погреться на песке. Когда штормило, дети не отказывались от прогулки на море, так как семья приехала на определенное время. Никто не хотел пропускать ни дня, чтобы не побывать на море, не поплавать и не позагорать.
Даже в кратковременный дождик детей из воды невозможно было вытащить. Ловим с мужем одного – другой убегает, ловим другого – первый в море лезет. Сына прозвали «морской волк», так как он, стуча зубами от холода воды Азовского моря, не желал выходить на берег. Вдоволь накупавшись, дети закапывались в песок или бегали по пляжу, загорали и покупали горячую соленую кукурузу и разные сладости, постоянно двигались, заряжаясь энергией солнца и морского воздуха. Так – первые три дня, хотя погода была не очень жаркая, дети постоянно просили ездить к морю. А сколько соленой воды они нахлебались, обрызгивая друг друга, даже медуз не боялись, да они детей и не трогали. Сколько фотографий было сделано… Счастливые и уставшие, добравшись до родственников, они после ужина мгновенно засыпали. Да, довольно много времени семья старалась уделить отдыху на море, специально приехав из Башкирии, где погода не радовала.
Однажды утром, придя на пляж в десять часов вместе с тетей Таней, у которой мы гостили, услышали призыв посетить Зеленый мыс. Предложение из громкоговорителя звучало так заманчиво, да и прогулку на морской шлюпке, которой ранее семья и в глаза не видела, описывали так хорошо, что все мы приняли приглашение. Заняли сидячие места в огромной лодке вместе с двумя десятками туристов. Экскурсия была рассчитана на два часа плюс час в пути, как раз до обеда можно было и позагорать, и отдохнуть на Зеленом мысе. Два человека – капитан и помощник – обслуживали шлюпку.
В приподнятом настроении туристы добрались до Зеленого мыса. Однако еще в пути у моторной лодки обнаружилась неисправность, но всех заверили, что если не починят, то за всеми придет следующая шлюпка. Подойти ближе к берегу и высадить туристов из-за мелководья было невозможно, а глубина воды у берега была по колено, так что мужчинам пришлось помогать детям и женщинам покинуть ялик. Мостков для схода и в помине не было, но самое неприятное ждало нас впереди.
Глава семейства тоже помогал женщинам и детям. Ступив на твердую почву, я увидела, что это небольшой островок, заросший кустарниками, а вместо ровного песка были галька и крупные камни. Никакой романтики и в помине не было, да и от солнца негде спрятаться. Наконец почти все высадились. Дочка Лена и тетя Таня были рядом со мной, а вот сына Алёши – не было.
– Боже! У меня ребенок пропал! – прошептала я.
Я испугалась и громко крикнула мужу, который снимал со шлюпки очередного туриста:
– Толя, Толя, у нас сын пропал!
Мое обращение к мужу услышали все и, проверив наличие каждого члена семьи, стали помогать нам в поисках. Откуда-то из центра острова вдруг раздался истошный, душераздирающий вопль:
– Спасите! Спасите! Спасите!..
Естественно, так мог кричать только мой сын, ведь он потерялся. Но его нигде не было видно. Мужчины решили разделиться и обыскать каждый кустик маленького острова. Лица людей были удрученные, каждый хотел найти четырехлетнего малыша, даже дети под руководством старших помогали.
Внезапно из-под одного кустика донеслось:
– Разби-и-тое се-е-рдце мое-е-е!
Тут-то и обнаружили сынишку, сидящего в зарослях и поющего всем известную песню. Сына передали отцу, и он доставил его к месту нашего расположения. Посадив на коврик, расстеленный на камушках, стали разговаривать с ним.
– Наконец-то, сынок, ты нашелся! Что же ты спрятался и не откликался, когда все искали тебя? – спросила я.
– Я песню пел и камушки собирал, вас с папой ждал, – спокойно ответил малыш.
Все слышали его слова, и дружный хохот пронёсся над Зелёным мысом. Смеялись долго и друг другу говорили:
– Он песню пел, а мы его искали! Подумайте только...
Дети на острове играли все вместе, а взрослых объединила эта история. Было жарко, солнце пекло нещадно, питьевая вода уже закончилась, купаться в море надоело, а за туристами так и не пришел долгожданный ял. Наше нахождение на острове длилось уже три часа. Ужасно хотелось пить и есть, особенно страдали дети.
Наконец мы увидели шлюпку. Оказывается, такие же туристы, как и мы, глубоко уверовавшие в правдивые речи гидов, прибыли на остров. Поднялся шторм. Часа два мы еще пробыли на острове, ожидая окончания отдыха новичков. История с ребенком передавалась из уст в уста.
Мы желали покинуть надоевший остров как можно быстрее, но капитан вновь прибывшего судна не хотел нас брать из-за перегрузки. Поговорив с нашим капитаном, вновь прибывший командир решил забрать семьи с детьми, оставив половину пассажиров на острове. Никто не согласился на это. Люди просто залезли в обе шлюпки. Узнав об этом, вновь прибывшие тоже не захотели оставаться и погрузились на оставшиеся места. Таким образом, обе лодки по настоянию туристов отправились в опасный обратный путь: шлюпку с неработающим мотором прицепили к шлюпке с исправным мотором.
Было очень страшно, из-за шторма вода переливалась через борта. Все, даже те, кто сидел в середине яла, были мокрыми. Женщины и мужчины кто ладонями, кто кружками вычерпывали воду. Некоторым туристам доверили следить за детьми, которых посадили в центр, чтобы они были зажаты с обеих сторон взрослыми женщинами. Плыли медленно, чтобы не перевернуться. Капитан нашего судна всё время ругался, боялся ответственности за пассажиров. Через два часа такой болтанки мы приблизились к берегу. Было уже шесть часов вечера.
Ура! Впервые в жизни мы, горе-туристы, поняли, как моряки рады каждому своему возвращению на берег. А как были рады мы! Наши мучения закончились! Полагаю, никто из нас больше никогда не попадется на призыв покататься на шлюпке или поехать на морскую экскурсию, тем более без спасательных жилетов. Измученные, но счастливые, что вернулись на берег, все туристы поспешили за водой.
Через несколько минут мы сели в автобус, ехавший в город. Доехав до дома тети Тани, поторопились в душ. Кушать уже не хотелось, и все легли спать. Проспали от восьми вечера до двух часов дня. Следующий день провели дома, в тени. Очень сильно покраснели и ныли сгоревшие на солнце части тела, хотя вечером их смазали кремом. В последующие дни меньше времени проводили на море, а услышав призыв гида посетить Зеленый мыс, смеялись, вспоминая наше путешествие.
Время отпуска неизбежно заканчивалось, и нужно было вернуться в Уфу. Всё когда-то кончается, но история об острове, потерянном на нём певце и морских переживаниях до сих пор популярна среди наших родных и знакомых. Удивительная штука жизнь!
Тамара ГАЛЛЯМОВА