Все новости
ПРОЗА
17 Марта 2020, 17:14

Чекан Адама. Книга ритма жизни. Часть тридцать первая

Читаю книгу по истории Литвы Подарили книгу по истории Литвы. Автор – Эдвардас Гудавичюс. Самое время проверить свою теорию, пока не углубился далеко. «Как отмечает Э. Гудавичус, первое упоминание о Литве относится в 1009 г. в немецких Кведлинбургских анналах, где говорится о том, что здесь был убит миссионер – святой Брунон (Бруно) Бонифаций (стр. 29)» (http://www.portal-credo.ru/site/print.php?act=news&id=32486).

История такая – он окрестил местного вождя по имени Нетимер, после чего был убит. Оппозиция здесь такая – принятие святого богоугодного дара, исходящего от чужаков, – и самая черная неблагодарность в ответ на это. Ну а если менее субъективно, то полная открытость чужому влиянию и полная закрытость, отторжение, изоляционизм. Собственно, в этой парадигме и должна качаться история Литвы. Так ли это – посмотрим дальше.
Далеко ли до гражданской войны?
Вот здесь я писал о том, как возникают государства и народы http://husainov.livejournal.com/33588.html. Ну, а что же происходит дальше? Гумилев говорит о том, что пассионарность все снижается и снижается, пока этнос не становится реликтом.
Давайте в ясный день отправимся на берег озера. Тихо, спокойно, хорошо. Но вот ветерок сорвал листочек и бросил его на гладь озера. Появилась волна, она стала разбегаться во все стороны, дошла до края и, отразившись, вернулась обратно. Упал второй листочек, за ним третий… В конце концов вся гладь озера замутилась, где-то появилась стоячая волна, где-то мертвые зоны. И вот вместо тихой спокойной картины мы видим цветущую сложность – все кипит, все бурлит, все перемешалось…
Представим теперь, что в озеро зашвырнули булыжник. Понятное дело, в точке падения произойдет что-то неприятное – образуется воронка, но вот она затянулась, и побежала новая волна, только и всего.
Собственно, эта аналогия и позволяет понять, что творится с государствами и народами после их образования. Смыслы накладываются друг на друга, образуется сложная картина. Если вдруг происходит какое-то внешнее воздействие, то, что Тойнби называет вызовом, то это накладывается на общую картину, только и всего. Другое дело, если вызов высокоэнергетический, типа атомной бомбы – озеро испарится и все. А так принципиально картины он не меняет.
Другое дело, что в процессе раскачивания на качелях сумма общей энергии общества уменьшается в результате неизбежных потерь. И вот тогда происходит поляризация общества. Все больше людей уже не качаются вслед «генеральной линии партии», а, как пена, скапливаются на краях. И вот когда на обоих краях скапливается большое количество такой пены, приблизительно одинаковое, и происходит гражданская война.
Кстати сказать, как только интеллигенция делится пополам по какому-то признаку и не желает менять своих взглядов – это уже показатель.
Так было в последние годы советской власти, когда сошлись так называемые либералы и почвенники. Реформы Ельцина проредили их ряды. Так что от них тоже была какая-то польза.
Казахи. Смысл жизни
«И зачем тебе, мой милый, было связываться с Кара-Кипчаком Кобланды?»
Прочитал великолепную статью Ербола Жумагулова (http://erbol.livejournal.com/132804.html?style=mine). Задумался о смысле жизни казахов. И вот что нашел в просторах Интернета.
(Отсюда http://www.khan.freenet.kz/page1.htm)
«Как уже говорилось выше, одно время восточной частью улуса Джучи, независимо от казанского и крымского ханов, правил хан Абулхаир. Тогда ханом казахов был Аз-Жанибек. Он был в подчинении хана Абулхаира. Настоящее имя его-Абу Сагид. Он из потомков Токай-Тимура, но ханской крови. В 1455 г. хан Аз-Жанибек вместе с братом Шахгиреем, будучи в обиде на хана Абулхаира, ушел к хану Туглуку, сыну Есен-Буги из Чагатайского рода, что стоял на р. Чу. Причину этой обиды казахи объясняют так: ...дальный предок аргынов – прославленный Даирходжа был любимым судьей хана Абулхаира. Народ за справедливость прозвал его Акжол-бием. Другим любимцем Абулхаира был Кара-Кипчак Кобланды-батыр. Акжол бий и Кобланды батыр втайне ненавидели друг друга, и однажды Кобланды (повстречав в степи Акжол бия) убил его. Узнав об этом, Аз-Жанибек обратился к хану Абулхаиру с требованием передать убийцу согласно закону шариата мучительной казни. Но хан, опасаясь возмущения и заступничества (за батыра) многочисленного рода кипчаков, отказывает ему в казни Кобланды и предлагает взять с кипчаков кун (выкуп за убийство), равный куну трех человек. Но Аз-Жанибек, разгневанный решением хана, откочевывает от него со всем своим элем. С той поры и осталась поговорка среди казахов: "И зачем тебе, мой милый, было связываться с Кара-Кипчаком Кобланды!". Так, по преданию, воскликнул отец Даир-ходжи, Кидан-тайши, проливая слезы над трупом сына. Звали его Кидан, тайши-поэт, певец. Вот почему казахи говорят, что дальний предок аргынов-прославленный акын Котан. Ёще одно свидетельство тому – стихи, сочиненные аргыном Жанак-акыном в споре с уаком Жаркын-бием. Когда Жаркын-бий спросил его, а были ли в твоем роду поэты, так ответил ему Жанак: rогда вышеупомянутый Аз-Жанибек решил увести казахов на юг, то тогда, говорят, все самые знатные люди казахов и ногайцев долго-долго прощались со слезами на глазах. Об этом есть печальный кюй, известный среди домбристов, который они обычно начинают словами: "Когда хан Орманбет умер, когда раскололась десятиплеменная Ногайская Орда, вот как оплакивали разлуку ногайцы и казахи..."»
Оппозиция здесь такая – сила и слабость. Когда казахи слабы, то они не отстаивают свою позицию, а самоустраняются, обижаются, как дети. Но зато, когда сильны – ведут себя как редкостные хамы. Извините за столько эмоционально окрашенных слов, скажу поинтеллигентней: казахи живут эмоцией, если они сильны – не стесняются, слабы – убегают.
Проверим этот вывод?
Оттуда же такая история, тут казахи сильны:
«После того, как хан Аз-Жанибек отдал казахов в подчинение чагатайским правителям Кашгарии, казахами и другими кочевыми племенами правил сын Жунус-хана Ахмет-хан, брат его Жанеке (настоящее имя Махмуд) сидел ханом в Ташкенте. Ахмет-хан составил из казахских джигитов войско для битвы с калмаками, которые разбил на три крыла и назвал их: Великий Жуз (Старший), Средний Жуз и Младший Жуз. За частые набеги на них калмаки прозвали хана Ахмета – Алашы, что значит "душегуб". Прослышав об этом, хан Ахмет приказал казахам для устрашения калмаков отныне, нападая на врага, издавать клич: "Алашы!" Так этот боевой клич стал знаменем казахов. Отсюда поговорка: "когда Алаш Алашем, когда ханом над нами был Алашы, о, чего мы только не сделали калмакам!"
Айдар ХУСАИНОВ
Продолжение следует…
Часть тридцатая
Часть двадцать девятая
Читайте нас в