Все новости
ПРОЗА
6 Марта 2020, 20:17

Письмо счастья

Рассказ Часть первая Серые тучи не давали выглянуть ни одному лучику весеннего солнца. Утро выдалось очень пасмурным, как мне казалось из окна. В тот день не зазвонил будильник: я проснулся сам, где-то за десять минут до положенного мне срока.

Это была среда: плохой день. Сегодня мне предстояли тяжёлые и довольно безрадостные пары. Вообще, родной университет стал пить из меня энергии больше, чем раньше, – и это действительно чувствовалось. То, что я делал на первом курсе своего обучения, теперь казалось детским лепетом: молниеносные лекции заменились тягостными бесконечными практиками, на которых больше, чем обычно, хотелось есть, а и без того короткие переменки – примерно по пять-десять минут – по ощущениям теперь вообще пролетали, стоило только глазом моргнуть.
Мир явно терял свои краски в моих глазах. Светлые обои теперь казались блёклого тёмно-серого цвета. Вообще, все вещи, что стояли в моей «каморке», теперь стали невзрачными. Каморкой я начал называть свою комнату ещё на втором курсе, так как находилась она на цокольном этаже: по самый подоконник в земле. Ни университет, ни друзья, ни работа не могли принести мне радости. Они брали больше, чем давали: из-за этого в конце рабочего дня я начинал походить больше на потрёпанную плюшевую игрушку, нежели на человека, тем более студента «престижного вуза», как говорил мой папа. Но, в конце концов, может так и задумывалось.
Итак, я поднялся на ноги. Что такое? Опять не выспался. Ночной сон как будто проходил мимо, а потому казалось, что и белые, и чёрные боги цветных снов и кошмаров пролетали, даже не заглядывая в моё маленькое евроокно. Тут уж ничего не поделаешь: кого волнует, спал ты сегодня или нет – надо собираться.
Всё как обычно: зубная щётка, тёплая вода да мятная зубная паста. Ещё пару минут на то, чтобы одеться и пожелать в интернет доброго утра девушке. Обычно я не завтракаю, так что, думаю, уже готов.
Повязав серый шарф на шею (цветной я потерял совсем недавно) и, накинув куртку, я… Я уже направлялся к деревянной дверце прихожей, как вдруг мой взгляд упал на странный желтоватый конверт из «самопальной» бумаги, который покоился на комодной полке так, словно он был там со времён сотворения мира, будто бы видел самого царя, да и весь дом был построен вокруг него. Рука невольно потянулась к вещице: раньше я не видел таких конвертов. Адресатом оказался я сам. Странно, ведь я раньше не получал «живых» писем – сейчас-то всё через Интернет. Да и вообще, от кого оно могло быть? Все, кто со мной общается, так или иначе, давно бы всё сказали по телефону или через социальные сети. НО нет же, это письмо точно было адресовано именно мне!
Я надорвал желтоватый край шершавой бумажки и из недр конверта достал такого же цвета лист, на котором изумрудными чернилами было написано всего одно слово: «Счастье». Что за наважденье? Кому понадобилось отправлять письмо, да ещё и с одним единым словом? Меня это позабавило в какой-то момент, но времени думать уже не было: опоздаю на пару и мне каюк. Я помчался из дома на всех парах и сел в первую же маршрутку.
Пока в окне мимо меня проплывали деревья и поля, в голову сами по себе закрадывались мысли об этом странном письме. Кто его автор? В чём смысл этого «счастья»? Почему это письмо для меня? Вопросов было много, а ответов – мало; точнее их вообще не было.
Счастье. Я студент филологического факультета и должен по идее разбираться в словах… Нет, я знал значение этого слова – слово как слово: те же буквы в слогах, то же ударение. Но почему-то до меня никак не мог дойти смысл именно вот этого «Счастья»: не самого слова, а того конкретного, которое сияло и переливалось изумрудом на жухлой бумаге, словно оно было заколдованным. Я всё понял: я просто ещё не проснулся.
Сейчас надо думать не об этом дурацком клочке бумаги, а об учёбе, работе: и без всяких писем проблем хватает. Скоро сессия, зачётная неделя на носу, а успеть всё надо уже к праздникам. И что-то с Настей в последнее время не ладится, как назло. В какой момент жизнь повернула не туда? Когда моих молодых сил перестало хватать на работу? От этих мыслей у меня заболели плечи: они всегда болят от усталости. Глупости! Все у меня прекрасно. Наверно. Вот сейчас поработаю в таком темпе ещё с недельку, и откроется второе дыхание, а там, глядишь, и с девушкой отношения наладятся. Главное, чтобы никто не стоял над душой и при любом твоем телодвижении не кричал «Арбайтн!», как в лучших традициях гестапо.
Молчаливая она у меня леди, мне ли не знать. Хотя надо признать, что с зимы всё стало как-то меняться: разум говорит мне, что она тоже занята, что, когда освободится, обязательно ласка вернётся в наши отношения. А сейчас пишу ей, что люблю её – смайликами ответит; бывает, прочитает и вовсе замолчит – это нервирует. Да и поговорить в скайпе или хотя бы просто в соцсетях редко удаётся. У неё экзамены, а это всегда испытание. Не стоит сейчас об этом думать – надо заняться учёбой.
А между тем взгляд цеплял совершенно случайные куски города: то красный свет светофора быстро поменяется на зелёный, то кусочек театральной афиши «Спектакль: “Счастье моё”», то рекламный баннер со слоганом – «Купи мебель со скидкой и будет тебе счастье!». Да что вы заладили сегодня со своим счастьем?! Мне счастья хватает! Хватит с меня на сегодня счастья!
Часть вторая
Ждать пару не приходится. Если ты в университете, то куда бы ты ни пошёл, всегда попадёшь на пару – поэтому складывается ощущение, что не так уж и любит alma mater своих питомцев. Всё-то нас пилят и не получается живого Буратино, какой должен быть.
В коридоре четвёртого этажа пусто и только пара фигур. Парни: один среднего роста, худощав, походка как у Чаплина, второй – толстый, с бородой, в очках. Сегодня у них предзащита диплома – вот уж кому не до моих баек о дурацких письмах. Всё равно расскажу им как-нибудь.
Что-то задёргалось в кармане. Похоже, звонят с работы. Беру трубку. Сейчас опять накидают заданий, что и не разгребёшь, а платят, как будто вообще ничего не делаешь – вот такая теперь денежная политика работы со студентами: чем меньше платишь – тем лучше. Странно, сказали, что заберут часть моих дел и отдадут новенькому, а мне за неудобства заплатят сверхурочные. Что за день сегодня?
Идёшь по коридору к аудитории, а вдоль стен студенты с книгами стоят и тишина… Только иногда какая-нибудь несчастная поднимет на тебя глаза, зыркнет как Махно на будёновца и снова в книгу, а ты иди дальше куда шёл.
Бедные студенты: жизнь, что деревянный стол, – вроде и смотрится красиво и солидно, и даже нужно, а как приглядишься, так ни на что не годится. Вот так и живём от книги к книге. Так, иногда пройдёт какое-нибудь мероприятие – повеселишься, только развеешься и забудешь обо всём, а тут уже учёбу запустил и давай работай в двойную силу, а дел всё не убывает и не убывает.
Каждая пара тянется сегодня как карамель. Нет, скорее как дёготь. Минуты специально, что ли, идут так медленно? Можно подумать, что там, куда они идут, их никто не ждёт. А если их никто не ждет, то какой смысл туда вообще идти? Но эти минуты упрямые: идут себе и всё тут! Упрямые и ленивые.
Вроде преподаватель не смотрит, значит можно подумать. Голова уже забыла о письме. Ну и слава богу! Лучше посмотрим, что там с долгами. Так, это закрыл, а вот здесь автоматик (как же «автоматы» греют душу!), здесь – уже сделал и осталось только сдать преподу. Хм, а когда я успел всё закрыть? Ведь ещё на прошлой неделе оставалось больше пяти долгов по лабораторным, эссе и тестам. Ничего не понимаю! Откуда мне такое счастье? Счастье… Счастье… Счастье?
В соцсетях пусто – ни одного письма, даже от неё. Хотя обычно вроде спишемся утром да вечером, когда уже дела закончатся, и то ненадолго. А сегодня даже доброго утра не пожелала. Сам напишу. Это же несложно – написать любимому человеку «доброе утро»? Вот и я так думаю, что нет. Интересно, что она там делает? Как спрошу «Что интересного? Что нового?», так она: «Да ничего». И так обидно бывает: ведь и с подружками гуляет, и в школе активная, а рассказать нечего. Глупый я.
Часть третья
День уходит. Вот уже и пары кончаются. В фойе толпа: кто в гардероб, кто на выход, а кто в библиотеку. Вечер дня – это ведь не конец жизни. Завтра будет новое солнце. Оно будет таким же большим и тёплым, таким, как на картинах в каком-нибудь музее – большой красный шар, наполненный теплом и любовью. Может быть, завтра всё изменится? А вообще, встанешь так на лестнице, поглядишь на эту толпу: тут и твои друзья, и преподаватели, и просто знакомые. Улыбнёшься и подумаешь, что всё не так уж и плохо.
Ты выходишь из корпуса и чувствуешь, как приятно расслаблены все мышцы. Встанешь на крыльце и вздохнёшь полной грудью в вечерних сумерках – «это запах победы». Хотя не исключено, что это будет и запах выхлопных газов сотен машин большого города, но тем не менее… Запах разливного пива, студенческих сигарок «Уинстона», свежей шаурмы, жареной картошки и мятной жвачки – это станет символом вечерней жизни. Если ты чувствуешь, то это значит, ты – студент, ты понял меня, а значит «Счастлив».
Я вылезаю из переполненной маршрутки. Один в поле, под тёмным небом. Первые звёздные светлячки уже зажгли свои прожектора, а вдали тысячи огней, которые завтра снова буду ждать меня, манить в университет и на работу.
Ни звука проезжающей машины, ни дребезжания фонарей. Всё затихло на пару минут. Я достал телефон, зашёл на страничку, а там всего несколько фраз: «Милый, приезжай скорей. Я очень соскучилась по тебе. Я люблю тебя. Напиши, как только сможешь»…
Владислав БУРУХИН