Все новости
ПРОЗА
18 Декабря 2019, 22:03

Путешествие из Эн. в Н., туда и обратно, или Небо в Цветочек

Акан ТРОЯНСКИЙ Часть тридцать четвертая ... готовясь к моему приезду, депутаты крепили оборону. город, спохватившись, что дорога теперь слишком хороша, и по ней легко идти ускоренным маршем стройными колоннами, вырубал деревья на подходе к кремлю, обеспечивая хороший обзор со стен и отсутствие укрытий для врага, расчищал многолетние мусорки в нишах дальних стен, куда редко забредают туристы, разворачивал пушки, восстанавливал вдольволжские башни и наводил лоск на парапеты. Арсенал сиял свежей краской. вот когда бы Кремль еще отреставрировали, если б не Саратовские Панки?…

…но вырубленные столетние деревья все равно жаль.
….отсутствие призовых Юриных медиахлорианов оказалось на Стрелке заметно. слишком.
без ядерного синтеза в Юриной печени ежегодная алкогольная трансмутация собравшихся на стихометания поэтов оказалась непродуктивна. нижегородская популяция медиахлориан, недополучив свежую кровь, подорванная многолетним инбридингом, приступила к вырождению.
я не мог на это смотреть, положительно не мог. а отрицательно не хотел.
и ушел от них в лес.
где же юра, почему его нет? грустили собравшиеся на нерест всероссийские поэты, грустили, чуя неладное.
вписку обеспечил Ваня-с-орехами, а Соль стала обычной коммунальной квартирой.
по привычке после чтений второго дня все пошли к Соли и лишь потом спохватились, что она теперь бертолетова. правда, кое-кто уверял, что именно в нее переехали жить сестры Варгаузен, но проверять не пошли: тусовка разругалась с ними и распалась.
в импровизированной беседке посреди сольного двора жарили сосиски, пили, вполголоса творили поэзь и что еще могли, ходили фоткаться, целоваться и ссать в развалины конюшен.
квадратно-гнездовой пил, пил много, вкусно и как-то безнадежно, пил и плакал у меня на практически трезвой груди, что какой позор, он меня хочет, какой позор. он никогда в жизни не хотел женщину, и вот теперь он чувствует одно, а видит другое, а Ваня-с-орехами ему вообще отказал, и как ему теперь с этим компотом жить?..
================
Им со мной страшно!
Гляньте, какие нежные…
А мне-то с собой каково?..
================
мне Ваня тоже отказал. ну точнее не то что отказал. его никто и не спрашивал. обеспечивая вписку он спасал меня от виски а потом с него блевал. в общем, наши этично-эротические и этанольно-поэтические версии бытия по умолчанию не совпали на текущей плоскости конкретного дивана.
ЛЮДИ-160
— Мы филологи, — говорит она и улыбается. — Мы не ходим на поэтическую тусню. Поэтов надо наблюдать в естественной среде обитания. Её спутник, такой же симпатичный, молча улыбается, соглашаясь.
и мы идем покупать дешевый виски, а потом пить его по кругу в замечательном лесочке около милого озерца, в каком то непонятном заброшенно-великолепном месте, совершая неведомый мне студенческий ритуал.
— У нас есть своя теория. Никогда не задумывался, как много было людей маленького роста среди тех, кто сыграл ключевую позицию в развитии цивилизаций? Дело не в самоутверждении, дело в амбициях. Во врожденном потенциале. В определенной генетически заявке на размер и значимость социальной роли, на которую он будет претендовать, когда повзрослеет. в любой цивилизации это срабатывает именно для людей ростом в 160 см. плюс-минус.
идет третий день фестиваля, но меня там уже нет. я в естественной для меня среде обитания. лес, покой и люди, с которыми можно помолчать. и послушать. они вдвое моложе, но их жизненный опыт давным-давно больше моего. это так странно… они рассказывают, я слушаю. они с Севера. а потом они решают проводить меня на вокзал.
=================
Моноспектакль — театр одного актера.
Книга — зоопарк одного поэта.
==================
по дороге покупаем пирожка и едим, преломив на троих. в какой то момент вдруг она выпрямляется и пристально смотрит на меня.
— Я не замечал раньше, а ты ведь тоже из нас, из людей-160.
— Вообще то у меня рост 165… но да, похоже, что да.
— Интересно, почему…
— Я изнутри больше чем снаружи. И массивнее… поэтому рост виден не всегда.
— Наверное, — задумчиво отзывается она. — интересно, какая у тебя миссия?
— Не знаю… А почему ты всегда говоришь о себе в мужском гендере? Ты транс?
— Нет, я цис. Женщина. Но это не повод применять феминитивы. И это не мужской гендер. Это гендер человека как разумного вида. Я мыслю себя как человека, я говорю о себе как о человека. Он. Человек. Это сильно экономит энергию говорения и позволяет максимально использовать средства языка. Феминитивы средствами языка разделяют нас на подвиды. Но гендеров не два. И на каждую из грядущих сотен вариаций замучишься заучивать родовые окончания и местоимения. Поэтому — только один. Человек разумный. Он.
Пробую идею на вкус. как на марсе называли бы врача в каждом из семи гендеров?... и как это переводить? Врач сказал, врачиха сказала, врачул сказул, врачох сказох?...
Женщина-врач, врач-седьмой…
АВТОБУС-500
жизнью наученная умная маша, чтоб не опоздать, потеряв деньги, обратный билет планирую купить уже перед самым отъездом. А прийти загодЯ. за полчаса примерно. с запасом в час моя натура не приемлет. и вот мы пришли за полчаса до. а касса тю-тю. закрылась уже. дескать бегите к автобусу, посадка началась, контролеры уже там, и сразу продадут.
мы бежим туда но контролеров там уже нет, у борта скачут еще трое опоздунов, а водитель такой — ой, ой, сам продать не могу, но я могу вас во-оо-он там за углом через 15 минут подхватить, подешевле будет, бегите туда!
побежали туда.
через 15 минут подхватил, попрощался с северянами, салон полупустой, едем. Водила такой — с вас по 500! ненамного же подешевле вышло… лан, фиг тобой. едем… уже далеко едем, закат давно позади, уже три раза в кустики, уже начались и ночь и степь….
едем, едем и вдруг в салоне такое: ой-ой-ой! Горим! Горим!
Водитель — да нифига не горим, просто дым! и прибавляет газку. хотел дым сбить, типа в пике ушел, подбитый мотор погасил. но Икар Ус не ЛА-5, он так не умеет, он уж если горит на лету, то насмерть и хлобысь, ему так на роду древнегреческом написано.
а на восковых его крыльях незаконным-блохой-иммигрантом лечу я, между прочим. и мне хлобысь об землю — вот нафиг не. а за нами второй серой лентой вьется дым, вьется дым.
здравствуй, кицуне.
Горим, горим! голосят пассажирки, им не до видов в окно. иначе они бы заметили, что дыма все меньше, а дребезга в конструкции все больше. камикадзе за рулем неохотно тормозит, глушит мотор и распахивает дверь. типа хотите — погуляйте, а мы чиниться будем. откуда то из багажного отсека под полом выползает заспанный напарник, и они начинают разбирать мотор. тетки, нарезав вокруг автобуса круг, убеждаются, что уже не горит, дыма нет и комаров не отгоняет.
==================
Ода автостопу.
О, ДА автостопу!
==================
ночь идет своим чередом, камланье в разгаре. водилы на пустынной дороге исполняют древний шаманский обряд. они вскрыли автобусу грудь, они вырвали его еще теплое сердце. отчаянными хриплыми голосами они читают над ним сложное заклинание, непрерывно чем то звеня и стуча то деталькой об камень, то камнем по детальке. из обрывков заклинаний понимаю лишь несколько фраз, остальное сливается в непрерывный двухголосый речитатив.
одно из плетений связывает воедино матерь автобусов, водителей и творца колес, а другое нудит — что нужной детальки в запаске нет, и молим тебя. Всеблагая, памятью о том что между нами и ними было, выпрями и вставь эту деталь куда там ему надо…
выпрями и вставь!
может, хватит уже ремонтировать, возмущаются пассажиры, мы спать хотим! может, хватит уже пытаться, вызывайте спасателей! возмущаются те кому не до сна. дежурный автобус за нами пусть шлют а вам детальку и слесаря! у нас билеты, вы обязаны нас доставить вовремя! а мы потеряли уже три часа на ремонте! хором кричат они. какие спасатели, внутренне матерюсь я, вплетая строку в шаманское камланье, чинись давай! Нас то кто заберет, без билетов?!
Выпрями и вставь, тянут матерную свою литанию водители, выпрями и вставь!
И вот он завелся. чих-чих-чих, дыр-дыр-дыр!, и снова тишина, и снова песня под луной, дзынь-дзынь, лязг-лязг, и вот мы уже мчимся, вихляясь по трассе, как бешеная течная драконица, гремя вдвое пуще прежнего, дымя и чихая на доводы разума в том числе, на поврежденном моторе догоняя по саратовской пунктирице потерянные три часа.
и догнали, и вышли из пропахшего потом и страхом чрева железного нашего коня на автовокзале Саратова всего на 2 минуты позже времени, но
в итоге к прежним пяти Апрельским Антиавтобусным Тезисам добавился новый пункт.
6. если автобус сломался, а ты без билета, тебя бросят на трассе, когда придет дежурный автобус спасать честно обилеченных пассажиров.
Окончание следует…
Опубликовано в авторской редакции
Часть тридцать третья
Часть тридцать вторая