Все новости
ПРОЗА
27 Сентября 2019, 21:41

Чекан Адама. Книга ритма жизни. Часть тринадцатая

Айдар ХУСАИНОВ Продолжение 34. Юрий Олеша. Первое воспоминание Хорошо иметь дело с писателем. Писатель не считает свое первое воспоминание чем-то глупым, идиотским, неважным. Он бережно его записывает. Вот оно:

«Детство было наполнено страхами.
За что его назвали золотым?
Страхи.
Внезапные ночные пробуждения. Ну да, ясно: кто-то ходит по коридору. Крадется. Вор!! Тише. Холодея, я прислушиваюсь. Тихо. Но ведь только что трещал пол. Ведь я спящий слышал треск. Это он, этот тихий треск, оторвал меня от подушки и посадил на постели среди тишины и темноты.
“Эй!” – кричу я во всю мочь, но безгласно, – кричу страшным немым криком головы. – Эй, кто там?! Почему ты затих?! Объявись! Входи! Вор! Вор! Входи! Убивай!”
Тишина». Отсюда http://magazines.russ.ru/znamia/1998/7/olesha.html
Ну а мы можем его расшифровать. И что же?
Вся жизнь Юрия Карловича Олеши прошла в метаниях между страхами истинными и ложными. Почему-то (а я знаю, почему) он метался от одних к другим, причем страхам истинным он не верил, а страхов ложных боялся. Сталина боялся, а водки – нет. Между тем убил его не Сталин, а водка. Написано по заявке френда http://kg04.livejournal.com/
35. Почему Чехов считал, что любовь-то пошлость
По заявке френда http://demonikka.livejournal.com/
Читаю этакую популярную статейку про Чехова. И вот что там встречается (отсюда: http://www.kastopravda.ru/kastalia/russia/chehov.htm):
«Антоша часто жаловался братьям: “Какие же бедные-несчастные. Другие дети играют на улице, читают книжки, а мы должны шататься за отцом по церквам и выставлять себя на посмешище”».
...Уже взрослым, сложившимся литератором, Чехов писал к Щеглову: «Я получил в детстве религиозное образование и такое же воспитание – с церковным пением, с чтением апостола и кафизм в церкви, с исправным посещением утрени, с обязанностью помогать в алтаре и звонить на колокольне. И что же? Когда я теперь вспоминаю о своем детстве, оно представляется мне довольно мрачным. Религии у меня теперь нет. Знаете, когда, бывало, я и два моих брата среди церкви пели трио “Да исправится” или же “Архангельский глас”, на нас все
смотрели с умилением и завидовали моим родителям; мы же это время чувствовали себя маленькими каторжниками».
Оппозиция довольно любопытная – высокое и низкое. Вывод из этого Чехов сделал своеобразный – высокое – это плохо, а низкое – хорошо. И вот отсюда чеховское отношение к жизни – любовь, интеллигентность и проч. – это отвратительно, скучно, глупо, напыщенно и неправда. А вот простая жизнь с ее сифилисом и прочей грязью – это хорошо. В общем, пошляк-с.
Кстати, еще один пример, из которого ясно – со своим первым воспоминанием надо обращаться бережно, надо его понимать, прислушиваться, принимать во внимание. Пока же, по-моему, только два человека из моих френдов это сделали – Юля Ауг juliaaug и Михаил michael-077.
36. Айтматов. Первое воспоминание
Самое время рассмотреть первое воспоминание Чингиза Торекуловича Айтматова. Вот оно:
«Родной язык! Сколько об этом сказано! А чудо родной речи необъяснимо. Только родное слово, познанное и постигнутое в детстве, может напоить душу поэзией, рожденной опытом народа, пробудить в человеке первые истоки национальной гордости. Детство не только славная пора, детство – ядро будущей человеческой личности. Именно в детстве закладывается подлинное знание родной речи, именно тогда возникает ощущение причастности своей к окружающим людям, к окружающей природе, к определенной культуре.
Для меня русский язык в неменьшей степени родной, чем киргизский, родной с детства, родной на всю жизнь.
Мне было пять лет, когда я впервые оказался в роли переводчика. Это случилось в горах, где я был с бабушкой.
В то лето случилась беда. Племенной жеребец, купленный колхозом незадолго до этого, внезапно околел. Табунщики переполошились: жеребец был ценный, донской породы, привезенный из далекой России. Послали гонца в колхоз, оттуда гонца в район. И через донъ к нам в горы приехал русский человек. Высокий, рыжебородый, с голубыми глазами, в черной кожаной куртке, с полевой сумкой на боку. Я его очень хорошо запомнил. Он не знал ни слова по-киргизски, а наши
– по-русски. Табунщики, недолго думая, решили, что переводчиком буду я. А я в это время стоял в толпе ребятишек.
– Пошли, – сказал мне один из табунщиков. – Этот человек не знает языка, ты переведи, что он говорит, а то, что мы скажем, скажешь ему.
Я застеснялся, испугался, вырвался и убежал к бабушке в юрту. Бабушка всегда была ласкова, а в этот раз строго нахмурилась.
– Ты что, стыдишься говорить по-русски или ты стыдишься своего языка? – Она взяла меня за руку и повела.
Приезжий ветеринар сидел вместе с аксакалами. Он поманил меня, улыбаясь:
– Заходи, мальчик. Как тебя звать?
Я тихо пробормотал. Он погладил меня:
– Спроси у них, почему этот жеребец погиб, – и достал бумагу для записи.
– Дядя, – робко начал я, – это место называется Уу-Саз, ядовитый луг, – и потом осмелел, видя, как радовались бабушка, и приезжий человек, и все в юрте. И на всю жизнь запомнил тот синхронный перевод разговора, слово в слово на обоих языках. Жеребец, оказывается, отравился ядовитой травой. На вопрос, почему не едят эту траву другие лошади, табунщики ответили, что местные лошади не трогают эту траву, они знают, что она несъедобная. Так я и перевел.
Приезжий похвалил меня, аксакалы дали вареного мяса, горячего, душистого, я выскочил из юрты с торжествующим видом. Ребята вмиг окружили.
– Ты по-русски шпаришь, как вода в реке, без остановки! – На самом деле я говорил, запинаясь, но ребятам угодно было представить это так, как им хотелось. Мы тут же съели мясо и побежали играть.
Стоит ли в литературной биографии упоминать о таких вещах? По-моему, стоит. Надо начинать с того, что впервые в жизни запомнил человек, когда, как это было. Некоторые помнят себя с трех лет, другие едва припоминают свой десятилетний возраст. Я убежден, что все это много значит».
Из книги «Заметки о себе».
Отсюда: http://www.postupim.ru/9/izlozhenija/perevodchik_iz_kn_zametki_o_sebe_ajtmatov.shtml
Оппозиция здесь проста – остаться среди людей, среди народа или выйти вперед, представительствовать от имени людей, разъяснять, быть на границе мира.
Собственно, именно поэтому Айтматов стал писать по-русски, стал дипломатом в конце концов, однако связи со своим народом не терял, черпал образную систему в народном искусстве и фольклоре. Благодаря тому, что он внутренне понимал свой смысл жизни, она сложилась так удачно.
37. Откуда берутся гении и злодеи?
Про это есть известное изречение Пушкина, и что можно добавить еще? Можно, конечно, опровергать или разъяснять, но гораздо продуктивнее, мне кажется, рассмотреть с точки зрения частотности.
Уверен, что никто не станет спорить, что нынешние злодеи, да и гении тоже, заметно превосходят злодеев и гениев прошлых эпох. Любой бандюган с паяльником в руках даст фору Джеку Потрошителю, любой мафиозо сегодня зарабатывает на наркоте и работорговле больше, чем королева английская на том же в эпоху Шакеспиара, и тоже самое можно сказать о гениях.
Отчего такое происходит?
Напомню некоторые свои утверждения. Каждый человек руководим своим ритмом жизни, который можно вычислить по первому воспоминанию. Ритм жизни заставляет человека выстраивать свой мир, постепенно усложняя его, так что возникают, в конце концов, государства.
Так вот усложнение государства дает возможность человеку проявить себя – как в плохом, так и в хорошем. Вот почему больше всего гениев и злодеев в самом передовом государстве нашего времени – в Штатах. Они дают людям себя проявить. Всего лишь.
Если Китай будет развиваться и дальше, мы увидим новых гениев. И новых злодеев тоже.
Продолжение следует...
Часть двенадцатая
Часть одиннадцатая
Часть десятая
Читайте нас в