Все новости
ПРОЗА
18 Сентября 2019, 19:43

Жизнь, жизнь. Не только о себе. Часть тридцать шестая. Окончание

Зайтуна ГАЙСИНА Отрывки из книги Окончание Пока не скучаю! Стала приводить в порядок свой «архив». Подвожу, видимо, итоги. Перепечатала сохранившиеся стихи, кое-что из прозы. Начала заниматься этим в марте 2016 года, когда затеяла лечить глаза, побывав на приеме у доктора Исмагиловой в Глазном институте Алматы. После четырех капель назначенных лекарств (два раза по полдня) лицо мое опухло до неузнаваемости, глаза почти закрылись – меня охватил тот самый «тихий ужас». Аллергическая реакция была такая, что я поневоле вспомнила свои полгода нетрудоспособности, которые имели место после лечения в медсанчасти алюминиевого завода в Павлодаре. Стресс, видимо, и в самом деле «активизирует творческое начало» – любая полезная и, может даже не очень полезная, но посильная деятельность помогает отвлечься от болей и дурных мыслей, от зеркала, где в моем случае видишь свое собственное лицо в формате «бомж».

Заведующая отделением, пожилая русская женщина, назначила лекарства от аллергии, и постепенно отеки сошли, но я решила больше в эту клинику не ходить. Отложила визит к глазному врачу до поездки в Уфу. В Институте глазных заболеваний Уфы я увидела огромные толпы страдальцев со всех концов России и не только! Духота, теснота, огромные очереди! Прекрасная погода, и почему-то в коридорах даже окна не открывают! Визит к врачу стоит 850 рублей. В Алматы визит к врачу стоил в три раза меньше. Выскочила из Глазного института в Уфе, как ошпаренная, и понуро поплелась сначала по улице Пушкина, а потом по Ленина.
На углу улиц Ленина и Октябрьской революции есть магазин «Оптика». Зашла туда наобум и попросила врача-офтальмолога, женщину чуть старше тридцати, о помощи, рассказав ей про свои прежние попытки. Она обследовала мои глаза на своей аппаратуре, поставила диагноз, выписала лекарства, назначив симптоматическое лечение от последствий аллергической реакции на лекарства от катаракты и воспаления век. И не выписала счет! Просто проявила человеческое участие! А к ней меня привели озабоченная голова и умные ноги. Дня через три полегчало, но некоторый дискомфорт в глазах все еще ощущаю, хотя сохранность зрения у меня на уровне 80% – это показали специальные приборы еще в Алматинском глазном институте.
Приехала в Уфу 20 апреля. Обживалась у себя дома. В мае-июне провела две недели в Красноусольске – приняла десять хлоридно-натриевых ванн и пила
минеральную воду (№ 11 и № 12) по три раза в день. Ко мне из Набережных Челнов туда на четыре дня приезжала Валя Киселева, моя подруга с 1975 года. Она тоже успела принять пять ванн. Перефразирую: «Надежды бабушек питают».
В субботу, 4 июня, попали даже на сабантуй под Красноусольском. Остались интересные фотоснимки с башкирским колоритом. Разместила некоторые из них в «Одноклассниках» – народ оценил «Башкирский дастархан», «Башкирский джигит», «Башкирская красавица» и наши с Валей портреты в полный рост рядом с девушкой и юношей в башкирских национальных костюмах. Вернулась в Уфу 5 июня. Подвез хороший парень Ильшат (33 года) из Набережных Челнов, Валя доехала с ним до самого дома в Челнах. Получилось от порога до порога. Повезло!
И в завершение несколько стихотворений, написанных мной в разные годы:
Башкирский танец
Сколько чувства, сколько страсти,
Сколько блеска и огня –
Все слилось в башкирском танце,
Ослепляя и звеня!
Солнцем, дочь Башкортостана,
В вихре танца ты горишь –
Этим нежным, гибким станом
Очарован был Париж…
То скользит лукавой змейкой,
То порхает мотыльком,
Заворожен чародейкой,
Легким дробным каблучком,
Замер зал, и в каждом сердце
Радость гордая кипит –
Не умолкнуть нашим песням,
Танцам – землю покорить!
(Посвящается Р. Туйсиной)
* * *
В мою единственную жизнь
Мое единственное счастье
Никак не хочет умещаться –
Как за него я не держись…
Мою единственную жизнь
Все гложут мелкие заботы
И монотонная работа –
Все сгинь и к черту провались!
Моя единственная жизнь
Идет как будто мимоходом
И отнимает год за годом,
Как за нее я не борись…
Моя единственная жизнь,
Я от тебя не жду подарков,
И как ворона там не каркай –
Ты от меня не откажись!
* * *
Сабантуй
(по воспоминаниям моей мамы, Рашиды Гадеевны Давлетшиной, 1930 года рождения)
Босиком девчонка пляшет:
Косы в кольцах непокорных.
Босиком девчонка пляшет –
Сабантуй – он для задорных!
Из нарядов довоенных
Сохранилась, видно, только
Эта шаль в цветах весенних,
Что досталась той девчонке…
Из шести сирот ты старшей
В сорок первом оказалась.
Сколько бед на долю вашу,
Мне неведомых, досталось!
Как же мог с картошки мерзлой
Появиться твой румянец?
Блеск в глазах зеленозвездный
И победный этот танец?
Вижу вновь тебя такою
В майском звоне сабантуя:
Молодою – молодою,
В яркой шали с бахромою…
* * *
Невыразимей стала мысль,
Невыразительнее – слово.
Уймись, душа моя, уймись –
Что ни скажи – не будет ново.
Тебе ль, душа моя, не знать,
Как прошлым будущее стало?
Минувших лет стальная рать
Не сквозь тебя ли прошагала?
Держись, душа моя, держись!
Тебя еще согреет радость –
Благодарю, земная жизнь,
Спасибо, что и мне досталась…
Часть тридцать пятая
Часть тридцать четвертая
Часть тридцать третья
Читайте нас в