Все новости
ПРОЗА
5 Августа 2019, 20:59

Жизнь, жизнь. Не только о себе. Часть одиннадцатая

Зайтуна ГАЙСИНА Отрывки из книги Часть одиннадцатая Театр и цирк Театр был заветной мечтой. Пошла в октябре 1968 года в Оперный театр – на «Лебединое озеро». Разочаровалась: сижу в первом ряду партера, оглушительно играет оркестр, молотками стучат по мозгам пуанты. Костюмы у балерин изношенные, не очень свежие, у некоторых заколоты булавками.

Все вижу, все слышу и расстраиваюсь. Рассыпаются в пух и прах драгоценные иллюзии. Но любовь к театру не пропала – впоследствии довелось побывать на спектаклях и Большого театра в Москве, и в Мариинском, Михайловском и Александринском театрах – в Петербурге, увидеть хорошие спектакли других театров, уж не говоря о телевизионных спектаклях советского периода.
В цирк собралась за компанию, да и из любопытства. На остановке отстала от девочек, так как не умела в толпе проталкиваться в трамвай. Заскочила в следующий трамвай, а девочки ждали меня на остановке «Госцирк». Совершенство и возможности человеческого тела, конечно, поражают, но цирк я и сейчас воспринимаю, как развлечение для детей. У них действительно дух захватывает от циркового зрелища. А мне страшно за воздушных гимнастов и акробатов и жалко животных. Кажется, что на воле им было бы лучше. В цирк или зоопарк больше не тянет, а в театр и сейчас хожу с удовольствием.
В Алматы есть хороший оперный театр, концертные залы, хорошие солисты, музыканты и оркестры, и за театральный сезон можно увидеть и услышать немало интересных спектаклей и концертов. Компанию мне обычно составляют коллеги-переводчицы моего возраста, Маргарита Шехтер и Кулян Джанабаева, которые разделяют мою любовь к театру и музыке.
Опять яблоки (компот)
На каникулах, после первого и второго курсов, я работала в редакции районной газеты «Октябрь» – заменяла отпускников, переводчиков и литсотрудников. И им хорошо – отпуск летом все же лучше, чем в любое другое время года. И мне неплохо – студенту заработать во время каникул приличные по тем временам деньги удавалось не всегда. По выходным все чаще стал приезжать из Уфы старший брат парня, с которым я дружила с девятого класса и которого провожала в армию. Получила от него из армии 23 письма, которые храню по сей день. Старший брат отслужил в армии после окончания нефтяного техникума в Уфе и устроился работать мастером в «Башнефтехиммонтаж». Стал проявлять ко мне романтический интерес еще в Уфе – приглашал в кино, гуляли в парках, ходили в кафе.
Моя будущая свекровь сама надоумила старшего сына проявить внимание к невесте младшего сына: «Наверное, скучает там, в Уфе». Кончилось тем, что одну субботу в августе мы прогуляли до пяти утра, и у ворот меня встретила мама, вся в слезах: «Папа прогнал тебя искать, разве так можно?!». Мой будущий муж дрожащими губами осмелился выговорить: «Не расстраивайтесь, я ничего плохого вашей дочери не сделал. И вообще, мы поженимся!». Мама напоила нас на веранде холодным яблочным компотом (август!), а в 11 часов утра того же воскресенья родители будущего мужа пришли свататься. От меня больше ничего не зависело, все решили-постановили родители, и 26 августа наш брак зарегистрировали. Свадьбу отложили до осени. Младшему брату мужа я отписала в армию все как есть, и он ответил: «Он всегда был подлецом, но тебе-то я верил!». Погрузили в грузовик старую кровать с никелированными шишками, ковер за 63 рубля (видела на этикетке, приклеенной с изнаночной стороны), и отправили молодоженов в Уфу. Через год, в момент отчаянного безденежья, я продала этот ковер на уфимском «толчке» за 110 рублей. Наверное, продешевила. Дотащила ковер до барахолки в чемодане!
Русский романс
На третьем курсе у нас появилась новая преподавательница, Венера Мухаметовна Калимуллина. Она только что с отличием закончила Башгосуниверситет и получила назначение на факультет иностранных языков нашего института. Первым делом, как куратор нашей группы, поехала с нами на сельхозработы. Внешне была совсем непривлекательная: кожа на лице с рябинками, даже как будто косоглазая, телосложение квадратное. Но пела божественно! На одном студенческом вечере она исполнила русскую народную песню «Вдоль по улице метелица метет» и страстный романс «Нет, не тебя так пылко я люблю». Потом мы не раз слушали ее и в более тесном кругу, у себя в студенческой группе, когда собирались за чашкой кофе по ее инициативе. Она научила нас пить кофе с лимоном – оказалось необыкновенно вкусно. Я влюбилась в русский романс навсегда, стала петь их сама и собирать записи – сначала на виниловых пластинках, а позднее на последующих носителях. Теперь понимаю, что у нее было мощное меццо-сопрано очень красивого тембра.
В мой кризисный период после замужества, когда я поняла, что муж мне не опора, а жить нам в Уфе негде, я недели две первого семестра третьего курса пролежала в общежитии под одеялом, не желая видеть белый свет. Общежития новоиспеченной замужней даме не предоставили, и девочки пустили меня к себе из сострадания. Мне, отличнице, не назначили стипендию, потому что зарплата мужа составляла 250 рублей (оклад мастера на монтаже нефтехимического оборудования). В расчете на одного члена семьи это считался очень высокий доход. Я набралась храбрости, пошла в деканат и добилась стипендии. Главный аргумент был, что нам придется арендовать жилье, а в Уфе это всегда было дорого. Тогда именно Венера Калимуллина, которая была старше меня всего года на три, сидела у моей кровати и говорила какие-то слова, которые побудили меня все-таки встать и продолжать учебу. Она же устроила меня с мужем у своей подруги на телецентре, где мы сняли одну комнату из двух и прожили мой третий учебный год в пединституте. Сама подруга Венеры жила во второй комнате с племянницей-школьницей, дочерью старшего брата, который находился на севере на заработках.
Продолжение следует…
Часть десятая
Часть девятая
Часть восьмая
Часть седьмая
Часть шестая
Часть пятая
Часть четвёртая
Часть третья
Часть вторая
Часть первая