Все новости
ПРОЗА
3 Августа 2019, 19:23

Звёздное дитя. Часть вторая

Мансур ВАХИТОВ Рассказ II «И совершил Бог к седьмому дню дела Свои… и почил» (Быт. 2:2-3) Шабат выжила. Долгих семь ночей добиралась она до своей норы. Днём зарывалась в дюны со скарабеями, зажав нос и едва дыша сквозь сомкнутые губы; протискивалась в норы к выползам – она научилась бить их камнем точно в нос, чтобы после, размозжив голову, съесть; хоронилась в тени глубоких расщелин, умирая от жары и жажды. Она научилась выживать. И так уж повелось: каждые тридцать дней в течение вот уже семи круговоротов Шабат, перетерпев обычное женское недомогание бесплодного лона, бежала к своей бывшей семье и курлыкала призывно перед рассветом. Дитя Звёзд, Сао Кон, выходил к ней и смеялся от радости, увидев её смуглую фигуру с сухой грудью, впалым от голода животом, худыми руками и ногами, под тёмной кожей которых явственно проступала каждая косточка, каждое сухожилие. Он не мог оторвать глаз от её пропечённого лица, на котором светились любовью чёрные глаза с красными прожилками лопнувших кровеносных сосудов. Сам он был чёрен, как уголёк, и у него были необычайно светлые, почти белые, как дневное жаркое небо, глаза, и волосы его, выгоревшие в лучах беспощадного светила, казались прозрачными, как стекло.

Но по прошествии семи круговоротов Сао Кон занемог. Глаза его стали мутными, как у младенца. День и ночь его трясло в лихорадке, и даже в самый жаркий полдень он никак не мог согреться. Наконец, будто каменный червь поселился в нём: он вгрызался в его внутренности, и от нестерпимой боли не было спасения.
– О, Сао Кон! – сказала Старшая Мать. – Звёзды подарили тебе жизнь! Но Анхнанг, присутствовавший при твоём рождении, подарил тебе смерть! Я готова молить его день и ночь о снисхождении. Но он не знает снисхождения. И у него нет иных даров. Невозможно отказаться от божественного дара, даже если это смерть!
– Руонг Бо! – сказала Старшая Мать. – Руонг Бо! Найди камень, породивший его! Найди и слушай его! Слушай его и день и ночь, покуда не снизойдёт на тебя знание, Руонг Бо! Поспеши!»
Шабат нашла камень уже за полночь – ту скалу, которая исторгла Звёздное Дитя. Шабат нашла её, потому что, в отличие от других, эта издавала низкое ровное гудение, почти неслышимое и в полусотне шагов. Шабат прижалась к ней всем телом – камень оказался на удивление тёплым в отличие от остывших окрестных скал. Шабат ждала, всем сердцем взывая к камню, к звёздам о спасении Сао Кона.
«Сао Кон, любимый мальчик,
Звёздами рождён,
Сао Кон, ты в камне зачат,
Сао, Сао Кон», – пела она.
«Сао-сао-сао-кон», – вторили ей звёзды, кружась в хороводе.
И скалы тоже кружились в хороводе, не в силах устоять перед звёздной песней.
И голова Шабат закружилась вслед хороводу – закружилась, закружилась, закружилась…
И камень, мерно гудевший до сих пор, вдруг вздрогнул, вздохнул и раскрылся, принимая в себя Шабат Отверженную – Руонг Бо.
Внутри камня ей было уютно и покойно. Она спала, и снились ей удивительные сны о древнем народе, покорившем звёзды и дошедшем до края галактики; о древнем народе, оставившем свои семена на дикой планете у голубой звезды, чтобы в назначенный час вышли дети их из хранивших их колыбелей и построили новый мир по заветам древнего народа. Но ярость Анхнанга не дала претвориться этим планам в жизнь: колыбели были разрушены, и дети, которые выжили, появлялись каждый в свой час, без всякого плана. Они потеряли память о великом древнем народе, они дичали, борясь за своё выживание, и на вновь рождённых смотрели уже как на средство пропитания для рождённых прежде.
Когда Шабат очнулась от волшебных снов, камень раскрылся и выпустил её. Она подняла лицо к сияющему миллионами звёзд небу, читая его, как книгу, не в силах оторваться, узнавая каждую туманность и созвездие; угадывая, где прячутся в самом центре Галактики чёрные дыры, поглощающие сияющие звёзды, что толпятся вокруг них, и где затерялась на самом её краю маленькая жёлтая звёздочка, в сторону которой и предназначен путь Звёздному Дитяти.
Продолжение следует...
Часть первая