Все новости
ХРОНОМЕТР
23 Ноября 2020, 20:36

Современная башкирская культура: механизмы функционирования и основные векторы развития. Часть четвёртая

В отличие от высокой, более позитивно складывается ситуация с башкирской народной и массовой (или популярной) культурой.Говоря о башкирском национальном фольклоре, необходимо учитывать определенную условность данного термина, поскольку под ним сегодня обычно подразумевается обработанная модерном национальная архаика, а самой народной культуры в «чистом виде» практически уже не существует.

Тем не менее, в республике хорошо развито танцевальное искусство; с советских времен действует ансамбль народного танца им. Ф. Гаскарова, фольклорный ансамбль песни и танца «Мирас», которые принимают активное участие в том числе и в фестивалях международного уровня. Кроме того, с 2008 года проводится Республиканский телевизионный конкурс башкирского танца «Баик», нацеленный на поиск молодых талантов и популяризацию танцевального искусства в республике (автор проекта Р. Уметбаева).
С 1990-х годов на новый уровень вышло фольклорное искусство, связанное с башкирскими национальными инструментами, к примеру, кураем и кубызом. Среди исполнителей данного направления можно назвать известных музыкантов – А. Аиткулова, М. Зайнетдинова, Р. Юлдашева, Ю. Гайнетдинова, И. Ильбакова, Р. Биктимирова и др.
Неравнозначно, но в целом в позитивном ключе развивается сегодня ситуация с массовой культурой и с соответствующими институтами – национальной печатью, телевидением, радио, киноискусством, башкирской эстрадой. Однако если башкирское телевидение оказалось более адаптивным к изменениям и требованиям современности, то значительно хуже обстоит дело с национальными печатными изданиями, поскольку последние тесно связаны с башкироязычной литературой и не могут в настоящее время существовать без прямых госдотаций. Главными их конкурентами оказались социальные сети, а основным критерием эффективности – востребованность на рынке СМИ, а также сам информационный контент, формируемый массовым потребителем.
В последние годы наметились положительные тенденции в сфере национального кинематографа. Заметным явлением культурной жизни стал выход на экраны художественно-исторических фильмов режиссера Б. Юсупова «Бабич», «Первая республика». В жанре молодежной комедии снят фильм А. Аскарова «Из Уфы с любовью», детский фильм «Отряд Таганок». Режиссером киностудии «Башкортостан» Р. Шарафутдиновым были успешно созданы серии популярных башкирских мультфильмов («Алдар и серый волк», «Ёлки» и др.).
В 2019 году, по повести М. Карима «Радость нашего дома», режиссером А. Галибиным была снята кинокартина «Сестренка», вышедшая в широкий российский прокат и получившая хороший отзыв у зрительской аудитории.
Однако наиболее интенсивно сегодня развивается башкирская эстрадная массовая культура, особенно на фоне активной урбанизации «титульного» населения, хотя и в этой сфере процессы имеют разнонаправленный и противоречивый характер.
Необходимо отметить, что башкирская эстрада как самобытный феномен возникла благодаря советской культурной политике и изначально имела свои характерные особенности. В отличие от литературы, она была более свободной от давления партийной идеологии, но при этом находилась в прямой зависимости от «академического» искусства. В частности, помимо жесткого отбора и контроля со стороны различных худсоветов, башкирские исполнители были обязаны следовать репертуару, навязанному «официозом». На практике это означало, что можно использовать лишь песни, написанные профессиональными композиторами и литераторами (т.н. «текстовиками» или поэтами-песенниками). Самое интересное, что подобная практика на башкирской эстраде сохранялась весь постсоветский период.
Тем не менее, уже в 1980-х годах внутри нее начинает постепенно формироваться неформальный полюс. В итоге, находящиеся под прессом официальной культуры творческие силы с началом «перестройки» выходят на поверхность общественной жизни главным образом в рамках самодеятельных независимых коллективов и башкирских молодежных субкультур в лице таких талантливых групп как «Дервиш-хан», «Рух», «Ант», «Караван-сарай», «Диуана» (Р. Нигматов) и др. Интересно, что такого же полноценного феномена как «национальный рок» не было в татарском обществе.
Однако после бурных 90-х годов на башкирской эстраде со временем вновь стали доминировать академические и «сельские» формы искусства, а многим талантливым рок-группам в ней не нашлось места. К сожалению, потенциал первой волны во многом был утрачен, хотя сегодня в массовом сознании ее представители считаются «легендами башкирского рока». После 2000-х годов ситуация в этом сегменте развивалась по нисходящей линии, хотя и возникли оригинальные молодежные рок-команды («Буреляр», «Евразия» и др.)
В целом говоря о рок-исполнителях, хотелось бы отметить, что не только национальная, но и региональная культура Башкортостана до настоящего момента остается крайне «закрытой» по своему характеру. Хотя уже после таких имен, как Ю. Шевчук и «Земфира» (Рамазанова), город Уфа, наравне с Екатеринбургом, может считаться одним из центров российского рока. Показательно, что оба исполнителя в свое время были лишены возможности полноценно выступать у себя на малой родине и строчка из песни Земфиры «До свидания, мой любимый город, я почти попала в хроники твои», – отражает горькую иронию по поводу позднего признания со стороны бюрократических и околокультурных структур консервативного региона.
Из современного искусства интересным является творчество талантливого башкирского карикатуриста К. Бузыкаева, который набрал широкую популярность в соцсетях и интернете за последние годы, причем не только в России. К примеру, известный журналист и основатель «WikiLeaks» Джулиан Ассанж поделился у себя в твиттере карикатурой Бузыкаева, сделанной на трагические события в Каталонии. Характерно, что башкирский карикатурист получил признание сначала за пределами республики, а лишь затем был легитимирован в рамках местной официальной культуры.
Необходимо отметить, что сегодня по мере урбанизации постепенно увеличиваются и виды искусства, связанные со стилизацией, то есть социальным феноменом, который можно отнести к неоархаике (группа «Курайсы», этно-рок проект «Аргымак», шоу «Зайнетдин», этнотуры, стилизация башкирской одежды и национальной атрибутики). Стилизация само по себе положительное явление, поскольку способствует популяризации этнической культуры, но на фоне размывания народной и высокой культуры, может трактоваться как постмодернистский феномен (хотя указанные коллективы также успешно продвигают башкирскую культуру в том числе на международных фестивалях). Кроме того, стилизовать народную органику, фольклор – это все-таки творчество несколько иного плана, чем создание авторских песен. Поэтому между новыми этно-группами и творчеством легендарных команд башкирского рока 90-х годов, при всей внешней схожести, существует огромная разница.
Возвращаясь к теме, хотелось бы отметить, что ситуация с башкирской эстрадой, особенно после 2010 г., заметно поменялась, поскольку, как и в случае с литературой, утопия власти стала уступать место утопии рынка. Это обстоятельство привело к появлению и новых практик «общественной репрезентации».
Показателен в этой связи феномен башкирского исполнителя Радика Юльякшина, выступающего под сценическим именем «Элвин Грей», чьим творчеством сегодня охвачено около 40 млн молодёжной аудитории. При этом его слушатели уже не чисто сельская, а преимущественно башкирско-татарская городская молодежь, как и он сам, первого и второго поколения. Немаловажно также, что «Элвин Грей» это еще, безусловно, востребованный и коммерчески успешный проект.
Главным образом указанными причинами, а также необходимостью модернизации башкирской эстрады, было продиктовано решение главы республики Р. Хабирова назначить Р. Юльякшина советником по культуре. Как пояснил затем СМИ эту позицию А. Бадранов, «в современных условиях жесткой конкуренции исполнители национальной эстрады должны быть в первую очередь нацелены на создание такого продукта, чтобы потребитель не переключил кнопку пульта на каналы с российской или иностранной эстрадой» [8].
В целом, в качестве положительной тенденции, хотелось бы отметить, что сегодня республиканские власти сами стараются формировать тренды на модернизацию башкирской культуры, создают институциональные условия для того, чтобы сделать ее востребованной и современной не только внутри региона, но и в рамках всего евразийского пространства.
* * *
Таким образом, сквозной анализ ситуации показывает, что современная башкирская культура в настоящий момент находится в контексте мировых и общероссийских процессов, имея при этом свою динамику и логику развития. Кроме того, несмотря на многие негативные явления и отсутствие четких внутренних механизмов самовоспроизводства, в ее пространстве постепенно формируется двухполюсная модель в виде «официальной» и «неформальной» культуры, которая создает определённые условия для возникновения диалоговой системы, а значит и структурного усложнения в будущем.
Основным актором и модератором культурных процессов в регионе по-прежнему остается «государство», включая институты и механизмы распределения финансовых и материальных ресурсов. Однако система общественной репрезентации в башкирской культуре уравновешивается новыми рыночными практиками и формами официальной легитимации, что также создает предпосылки для необходимых модернизационных изменений, при сохранении ее базовых национальных (этнических) структур.
Азамат БУРАНЧИН, кандидат исторических наук
Список литературы:
Орехов Б.В. Башкирский стих ХХ века. Корпусное исследование. СПб.: Алетейя, 2019.
Забелина Е.Н. Высокая культура Нового времени: между массовым и элитарным // Материалы Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы мировой художественной культуры». В 2 ч. Ч. 1. Гродно: ГрГУ, 2012.
Вишневский А.Г. Серп и рубль. Консервативная модернизация в СССР. М.: ОГИ, 1998.
Вахитов Р.Р. Национальный вопрос в сословном обществе: этносословия современной России. М.: Страна Оз, 2016.
Зудин А.Ю. «Культура имеет значение»: к предыстории российского транзита // Мир России. 2002. № 3.
Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М., 1979.
Берг М. О статусе литературы // Дружба народов. 2000. №7.
Бадранов А.Ш. 30 лет новейшей истории Башкортостана: 4 смысловых сюжета // Ватандаш. 2020. №10.
Назиров Р.Г. Становление мифов и их историческая жизнь. Уфа, 2014.
Дугин А.Г. Социология воображения. Введение в структурную социологию. М.: Академический Проект; Трикста, 2010.
Часть третья
Часть вторая