Все новости
ХРОНОМЕТР
30 Октября 2020, 17:08

Назови его свободой. Часть четвертая

Маркс также показал измеримые, научные признаки развития капитализма, его самоуничтожения, движения к коммунизму, прогрессу машинного производства, созданию искусственной природы. Из тех, что наиболее на слуху и сейчас особенно очевидны, это снижение процента и связанный с ним рост зарплаты, небольшая инфляция. Процентные ставки исторически снижаются неумолимо, наиболее низкие они в странах, которые называют развитыми, с наиболее высокой производительностью труда, то есть наиболее мощным машинным производством. В некоторых странах (Япония, Германия) ставки уже отрицательные.

И статистически достоверно, проверяемо, что в таких же странах наиболее высокие зарплаты: у капиталиста ее тем проще выбить, чем больше товара производит рабочий благодаря все более производительным машинам. Ну и поскольку машинами гораздо легче покрыть спрос, чем при ручном труде, то и возможности вздувать цены, гоня инфляцию, гораздо скромнее. А вот такой важный измеритель стремления к коммунизму как норма прибавочной стоимости в быту поминается не часто. Норма эта растет, потому что масса стоимости и прибавочной, соответственно, стоимости увеличивается благодаря машинному, высокопроизводительному производству гораздо стремительней, чем стоимость потребностей рабочего (зарплата), и превышает порой ныне 1000 процентов. Что объясняет, в частности, секрет повышения пенсионного возраста. Трудоспособность стариков, конечно, меньше, а со временем падает вообще обвально. Но нынешние нормы прибавочной стоимости перекрывают падение трудоспособности, так что труд стариков становится выгоден. Это, конечно, драматическое противоречие: чем более развит капитализм и чем дальше продвинулся он к коммунизму, тем ожесточеннее капитал эксплуатирует человека, выше пенсионный возраст. Разрешается это противоречие как возможность дожить век свободно, а не по необходимости – исторически искусственной природой, а в текущем времени, как и с зарплатой, борьбой за свои права.
Так что повышение пенсионного возраста тоже можно считать признаком развития капитализма, хотя восприятие этого фактора совершенно иное, чем рост зарплаты. Это как раз тот случай, когда при Марксе явление ещё не развилось и им напрямую не анализировалось, но основания для оценки его (повышение нормы прибавочной стоимости) он уже вывел, как Менделеев – места для химических элементов, которые ещё предстояло открыть.
Историчность марксовой формулы в том, что она описывает всю динамику развития общественной материи, всего общества. Если положить m равным 0, то и значение всей формулы М=mV/v окажется нулевым. На языке публицистики это значит, что добываемых человеком продуктов хватает только на удовлетворение самых необходимых жизненных потребностей, никаких излишков ещё нет, нет эксплуатации раз нет прибавочной стоимости. Отношение V/v значения не имеет, безразлично, хотя потенциально, то есть еще нет производства, наемного труда, обмена, общения, общества еще нет, но они возможны. Это отправная точка человеческой истории, первобытно-общинный строй.
Если положить m=1, то M=V/v. Hа языке публицистики это значит, что прибавочный труд весь изымается владельцем средств производства, переменный капитал входит в основной капитал, сам становится средством производства. И чем меньше v, затраты на единичного работника и чем больше их самих, тем больше прибыль. Это формула рабовладельческого строя. Раб – говорящее орудие, которому и заботы уделять – как лопате или другому инструменту, за счёт средств амортизации. Но лопат должно быть много…
Если принять V/v=1, то М=m. Это феодальный строй, при котором весь переменный капитал, вся его масса – сам феодал (причем семья включена в его личность), а его средства к существованию только такие, какие он произведет в своем натуральном хозяйстве.
При V/v=0 получим и М=0. А V/v может быть равно нулю, только если V равно нулю, то есть наемного труда уже нет, создана искусственная природа. Это коммунизм. Значение v безразлично и случайно, уже нет эксплуатации труда. Первобытнообщинный строй Маркс называл первобытным коммунизмом именно потому, что результат по формуле массы прибавочной стоимости одинаков: М=0.
Разница в том, что при первобытном «коммунизме» еще нет производства, частной собственности, наемного труда, эксплуатации, общества, а при коммунизме их уже нет. Первобытнообщинный «коммунизм» – это царство необходимости, а коммунизм – царство свободы. Истории, природе еще предстоит «изобрести», развить производство, частную собственность, общество и другие способы освобождения от непосредственного добывания жизненных благ, чтобы потом снять их, произвести их отрицание искусственной природой. Движение происходит таким образом, что переменный капитал сначала находится в потенциале, а потом, развиваясь, приходит к безразличному состоянию.
То есть движитель исторического развития – переменный капитал, иначе говоря – сам человек. Из такого аналитического рассмотрения всеобщей экономической формулы Маркса получилось научное обоснование одной из итоговых его публицистических фраз: «История человечества есть история человеческой деятельности». Это и есть марксизм (опять-таки не во всей полноте), то, что установлено, выведено, описано Марксом. А остальное – фальшь, ложь, лень. Лень, фальшь, ложь. Ложь, лень, фальшь. Аксенов и шестидесятники, с одной стороны, их противники – власть, которая называла себя коммунистической, с другой, мазаны одной ложью, тем, что считали страну и государство коммунистическими.
Раз коммунизм формы не имеет, не имеет общества с его институтами, в частности, властными, то уже одно признание, что есть коммунистическая власть, коммунистический строй, государство есть ложь. Все, что происходит в современных обществах, государствах, странах происходит в рамках капитализма, поскольку ничего другого, никаких форм общества в мире нет. Если то, что происходит, развивает роботизацию и свободу, то можно говорить, что произошло движение, развитие капитализма, то есть развивается коммунизм. Но капитализм вовсе не обязан развиваться… Конкретно, например, нетерпимое для Аксенова и его товарищей держимордство, тупой авторитаризм порождены такими свойствами капитализма, как концентрация и централизация капитала, которые есть следствия стремления капитала к расширенному воспроизводству, без чего ему просто смерть. А расширенное воспроизводство требует постоянного увеличения переменного капитала, ведет в итоге к поглощению одного капитала другим, монополизму и олигархизму, что сейчас в природе и наблюдается. И снова совпали (таки не устану замечать это обстоятельство) публицистические многовековые наблюдения политэкономистов, марксова наука и актуальная практика. Полагал ли американский сценарист и режиссер Грегори Уайден, создатель бессмертного Горца, что девиз Джона Маклауда – это голубая мечта капитала и капиталиста? Должен остаться только один, а остальным – отрубить головы… Опять парадокс и противоречие: жестокое, бесчеловечное держимордство – следствие, атрибут развивающегося капитала.
Ну и занятным и поучительным в качестве примеров властных лжи и фальши мне показалось оглядеть популярные совсем недавно девизы, лозунги. Например, «Мы придем к победе коммунистического труда» – буквально невероятной сложности задача, поскольку при коммунизме труда нет, не бывает коммунистического человеческого труда, коммунистическим может быть только машинное производство. И даже предложу самостоятельную работу на эту тему: в словосочетании «ударник коммунистического труда» какое слово несовместимо с двумя другими?
Был такой популярный девиз, практически молитвенный: «Повышение производительности труда есть самое главное для победы нового, коммунистического строя». Нет после капитализма ни нового, ни коммунистического, ни какого-либо иного строя. Если же какой-то «коммунистический строй» подразумевается, то это не марксизм, но антикоммунизм, дезориентация тех, кто таким лозунгом увлечется. Победа же означает ни что иное, как освобождение от капитализма, в том числе самоосвобождение. Почему-то, кстати, безупречно марксистский лозунг «Ручной труд – на плечи машин» использовался намного реже…
Самым праздничным был лозунг-здравица «Да здравствует первое в мире социалистическое государство!» О несуразице с социалистическим (коммунистическим) государством уже говорилось, поэтому здравица фальшива первый раз. А второй – в связи с якобы первенством РСФСР, а потом СССР в движении к коммунизму. У капитализма и коммунизма одна отправная точка – машина, машинное производство. И один, тождественный путь развития – к искусственной природе. Поэтому первое государство, начавшее движение к коммунизму, – первое капиталистическое государство, и считается, что это Италия ренессансных времен.
Родственный лозунг утверждает, что самый передовой строй – социалистический, а раз в соответствующем «лагере» самая передовая страна – СССР, то он – самая передовая страна в мире.
Здесь, полагаю, уже просто: самая передовая капиталистическая, она же коммунистическая страна та, в которой наиболее высокая производительность труда, которая наиболее роботизированная и наиболее продвинувшаяся к искусственной природе. Ни Россия во все времена ее существования, ни СССР не были самыми передовыми странами, хотя частичные прорывы случались. СССР одно время развивался самыми высокими темпами, а к 1985 году половина всех промышленных роботов была установлена в СССР. Сейчас самая высокая плотность роботов в Сингапуре – более 600 на 10000 работающих, в полтора раза больше, чем в Южной Корее и в два раза – чем в Германии и Японии. Эти страны и есть мировые лидеры экономического развития, движения к коммунизму. США были в этой роли, да и сейчас по-прежнему производят номинально больше всех товаров, хотя с точки зрения развития оставляют одну позицию за другой. А Китай, наоборот, стремительно рвется в лучшие во всех отношениях, уже ныне по валу, рассчитанному по паритету покупательной способности, далеко и, как кажется, навсегда впереди.
Сергей ДУЛОВ
Продолжение следует…
Часть третья
Часть вторая