Все новости
ХРОНОМЕТР
10 Августа 2020, 20:55

Муса Муртазин. Часть пятнадцатая

12 июня у д. Пенязевичи [Ныне станция Пенизевичи Малинского р-на Житомирской области Украины.] Башкавбригада наносит поражение казачьей бригаде (83-й и 84-й казачьи полки, перешедшие на сторону поляков) полковника Яковлева. Итог: 400 пленных, захвачено 12 станковых пулеметов, 300 лошадей

13 июня Башбригада с боем захватывает станцию Ирша, отбрасывает противника к городу Коростень [Ныне г. Коростень (древнерусский Искоростень) – центр Коростенского р-на Житомирской области.] и отходит в с. Зарудье нынешнего Иванковского р-на Киевской области. Здесь на нее обрушивается Краковский пехотный полк, который, потеряв убитыми 250 чел., едва вырывается из кольца окружения. Однако беспроигрышная серия Башкавбригады омрачается неудачей в бою под с. Игнатполь нынешнего Овручкого района Житомирской области: 21 июня поляки в составе двух пехотных полков окружают измотанную в предыдущих сражениях Башбригаду, которая все же вырывается из кольца, но с потерями – 60 чел. бойцов убито, в том числе командир 28-го кавполка Ибрагим Муртазин.
В приказе № 524 Реввоенсовета РСФСР от 3 ноября 1920 г. об этом сражении сказано: «20 июня Башкирская кав. бригада под руководством тов. Муртазина после 20-часового беспрерывного боя с противником заняла ст. и дер. Игнатполь. 21 июня противник, собрав около 10 тыс. штыков при содействии артиллерии, бронепоездов и кавалерии, вновь обрушился на бригаду. В это время среди частей бригады и других кавчастей произошло замешательство, но благодаря геройству, храбрости и энергии т. Муртазина порядок был немедленно восстановлен. Также кавбригаде нельзя было развернуться среди лесов и болот, все части были отодвинуты назад, причем в виде заслона был выставлен 28-й полк под непосредственным командованием т. Муртазина. Несмотря на крупные потери среди комсостава и красноармейцев полка, полк с боем отошел назад и, соединившись с остальными частями бригады, вновь был увлечен тов. Муртазиным в бой. Бросившись во главе с ним в атаку на превосходящие силы противника, полк отбил атаку, очистил от неприятеля ст. и дер. Игнатполь…» [Цит. по: Ярмуллин А. Ш. Указ. соч. С. 141.] Далее следует череда позиционных боев у селений Зубковичи [Ныне с. Зубковичи Олевского р-на Житомирской области.], Липино [Ныне с. Липино Новоград-Волынского р-на Житомирской области.], Большая и Малая Глумча [Ныне сс. Великая и Малая Глумча Емильчинского р-на Житомирской области.].
13 июля 1920 г. была сформирована конная группа, в которую приказом командования были включены Башкавбригада, 25-я кавбригада, Донской, Суворовский, 7-й сводный и 58-й кавалерийский полки. Командиром этого крупного соединения был назначен Муса Муртазин. Ему была поставлена задача с ходу форсировать р. Стырь, вдоль которой проходила линия фронта. Это была большой ошибкой командования, которое, опьяненное успехом Киевской операции, надеялось молниеносным «Красным маршем» дойти до Варшавы. Победа казалась настолько близкой, что 23 июля в Смоленске был сформирован Временный ревком Польши, который должен был взять на себя всю полноту власти после падения Варшавы и Пилсудского.
А. И. Лизюков писал: «18 июля эта конная группа пыталась переправиться через Стырь. Но поляки закрепились в старых германских окопах и имели много артиллерии. Польские войска, расположенные за Стырью, были только что переброшены из района Варшавы и дрались упорно. Неоднократные попытки Муртазина форсировать Стырь не имели успеха. Его конница несла страшные потери, вся Богунская кавбригада огнем и контратаками поляков была уничтожена и не осталось надежд на следующие атаки». После неудачного штурма польских позиций во главе конной группы был поставлен Голиков, а Муртазину был дан приказ с Башкавбригадой идти к д. Суск, где погибла 130-я Богунская бригада, чтобы закрыть брешь в линии фронта.
3 августа конная группа, в том числе Башкавбригада, взяла город Ковель. 7 августа была предпринята попытка форсирования Западного Буга. Конная группа в нескольких местах пыталась прорвать линию обороны противника, но везде встречала яростный отпор. А. И. Лизюков продолжает: «…К первым числам августа мы подошли к реке Бугу – центру Польши. На рассвете 7 числа начали атаку (…). Поляки отступали в порядке и спокойно. Их броневые автомобили врезались в наши цепи и задерживали их. Тогда наша артиллерия разгоняла броневики, и мы снова продолжали преследование (…). Так продолжалось целый день. Ночью поляки внимательно следили за нами. Ракеты рвутся непрерывно по всему фронту. После нескольких белых ракет в воздухе мигают красные и зеленые огоньки – это проверочные ракеты, которыми поляки сигнализируют своим главным силам. Потом воздух оглашается беспорядочной стрельбой пулеметов и артиллерии и дикими, уже знакомыми нам боевыми криками конников башкирской бригады… Муртазин со своей конницей! Он забрался в тыл польского бивуака, снял охраняющие части и атакует главные силы поляков… После этого я комбрига Муртазина до конца войны не видел» [НА РБ. Ф. 10276. Оп. 1. Д. 8. Л. 1–11.].
Это был один из последних боев М. Л. Муртазина на Польском фронте, так как 12 августа 1920 г. он, согласно официальной формулировке, получил отпуск и уехал в Башкирию. За героизм и боевые заслуги, проявленные в ходе советско-польской войны, он был дважды удостоен ордена Красного Знамени. Эту же высокую награду получили десятки солдат и офицеров Башкавбригады, которая после отъезда своего командира форсировала Буг, захватила город Хрубешув и продолжала воевать уже на территории Польши. Внезапный отъезд М. Л. Муртазина с линии фронта был вызван тревожными событиями, пришедшими с родины. Там вспыхнуло восстание башкир против диктатуры Г. Шамигулова, остановить которое могла только авторитетная среди башкир личность. После задержания в Москве Х. Юмагулова, а также перехода в ряды повстанцев Средней Азии А.-З. Валиди и его ближайших сподвижников, таковой фигурой был только М. Л. Муртазин.
(сентябрь–декабрь 1920 г.)
Пользуясь тем, что А.-З. Валиди и Х. Юмагулов находились на положении заложника в Москве, а башкирские войска были раскиданы по разным фронтам (Южный, Петроградский, Польский), Центральный исполнительный комитет и Совет народных комиссаров РСФСР за подписью Ленина и Калинина 19 мая 1920 г. принимают декрет «О государственном устройстве Автономной Советской Башкирской Республики», который лишал Башкирию экономической и политической самостоятельности. Этот сильно усеченный вариант валидовского Башкурдистана стал типовой моделью для декретирования других национальных автономий. Уже 27 мая увидел свет декрет ВЦИК об образовании Автономной Татарской Социалистической Советской Республики. Проект Татаро-Башкирской Республики ввиду упорного сопротивления башкир был окончательно отменен в конце 1919 г.
Декрет от 19 мая 1920 г. «О государственном устройстве Автономной Советской Башкирской Республики» (с этого момента БССР стала именоваться автономной республикой) взбудоражил Башкирию. Новый председатель БашЧК Лобов, прибывший в начале июня в Стерлитамак, удивленно писал: «В Башревкоме встретили прохладно, сказав, что против меня как личности ничего не имеют, но не согласны принципиально с подчинением БашЧК Всероссийской чрезвычайной комиссии (...). Здесь, по-видимому, не считаются контрреволюцией выступления перед парадом войск с речами такого содержания, что Ленин изменил башкирскому народу, что им автономии не дали никакой (…), что они одинаково будут бороться и с Колчаком, и с Советской властью…» [Мардамшин Р. Р. Указ. соч. С. 55–57.]
Однако в отсутствие лидеров – А.-З. Валиди и Х. Юмагулова – Башревком пребывал в состоянии прострации, не зная, что предпринять. Единственное, что смогли сделать башревкомовцы, это организовать поток телеграмм от имени кантонных ревкомов в адрес центральных органов власти с требованием возвращения своих вождей в Башкирию. Так, на съезде советов Ток-Чуранского кантона под председательством Мухаметши Бурангулова была составлена телеграмма следующего содержания: «…президиум съезда требует немедленного возвращения славных вождей башкир Валидова, Юмагулова в Башкирию без лишения каких бы то ни было прав (…). Да здравствуют вожди трудящихся башкир Валидов и Юмагулов! Да здравствует всемирная революция!» [Национально-государственное устройство Башкортостана (1917–1925 гг.). Документы и материалы. В 4 т. / Авт.-сост. Б. Х. Юлдашбаев. Уфа: Китап, 2008. Т. 4. Ч. 1. С. 228 (далее НГУБ. Т. 4. Ч. 1. – авт.).]. Аналогичные телеграммы были отправлены из Аргаяшского, Усерганского, Бурзян-Тангауровского, Кипчак-Джетировского, Тамъян-Катайского и других кантонов.
Видя, что обращения не действуют, А.-З. Валиди написал тайное послание своим соратникам в Башкирии, состоявшее из нескольких пунктов. Приведем некоторые из них: «1) Центр отнимает все экономические богатства Башкортостана, а также подчиняет себе их политические органы, нам оставляет нечто вроде культурно-национальной автономии (...); 2) Произведите в мгновенном времени кантонные съезды и выборы местных властей. Требуйте меня и Юмагулова…» В случае, если этот план не сработает, он предлагал выйти из состава РКП (б), разъехаться по республикам Средней Азии и в союзе с тамошними коммунистами организовать «восточную коммунистическую партию Азии»: «Разъезжайтесь по Востоку – туда, где находится больше мусульман, и работайте энергично. Не оставляйте никого в центре из башкир, которые должны были бы служить прихвостниками русских шовинистов и могли бы своим влиянием привлечь башкирский народ» [Там же. С. 217.]. Таким образом, призывая всех башкирских работников покинуть свои посты, А.-З. Валиди хотел лишить новые власти Башкирии поддержки со стороны коренного населения и тем самым вызвать его возмущение против «варягов». Забегая вперед скажем, что план А.-З. Валиди в конечном итоге сработал. Правда, это потребовало от башкирского народа новых жертв.
Как и предполагал А.-З. Валиди, Кремль не позволил избрать на руководящие посты в республике ни его самого, ни Юмагулова. Тогда 16 июня 1920 г. члены Башревкома собрали конспиративное совещание, на котором обсудили письмо своего вождя, после чего стали по одному уезжать из Стерлитамака – кто-то «на охоту», кто-то на «кумыс», кто-то «на праздник» (наступал ураза-байрам). 17 июня все они приехали в д. Ново-Усманово Бурзян-Тангауровского кантона, где приняли декларацию: «Ввиду великодержавных тенденций, всячески тормозящих развитие нацменьшинств, недоверия центра к башкирским коммунистам, башкирские ответственные работники покидают Башкирию, уходят в Туркестан для создания самостоятельной восточной коммунистической партии...» Валидовский Башревком – революционный орган Башкирской Советской Республики – прекратил свое существование.
Салават Хамидуллин
Продолжение следует...
Часть четырнадцатая
Часть тринадцатая
Читайте нас в