Все новости
ХРОНОМЕТР
7 Августа 2020, 20:00

Муса Муртазин. Часть четырнадцатая

Биографический очерк Отдельная Башкирская кавалерийская бригада М.Л. Муртазина на Юго-Западном (Польском) фронте, 1920 г. 16 мая Башкавбригада разгромила банду Ромашко в районе с. Озеряны нынешней Черниговской области.

В 1931 г. на страницах газеты «Красная звезда» М.Л. Муртазин писал: «Притаившаяся было петлюровщина и скоропадчина снова подняли голову и стали активно сотрудничать с поляками, разрушая тылы Красной армии и даже нападая на ее мелкие части. И вот в такую обстановку попадает Отдельная Башкавбригада, переброшенная на Киевский участок Польского фронта. Прежде всего ей пришлось заняться уничтожением белых банд, орудовавших в тылу Красной армии. До 1 000 бандитов было уничтожено Башбригадой, 500 бандитов было взято в плен, захвачено 10 пулеметов» [НГУБ. Т. 3. Ч. 2. С. 192.].
Тогда же произошел бой, описанный генералом А.И. Лизюковым, который, будучи еще командиром артиллерийского взвода, участвовал в сражениях под Киевом. Советские войска, блокировав польский плацдарм в Броварах, вышли к расположенной юго-западнее станции Дарницы. В это время броневые канонерки Днепровской флотилии подходят к самому Киеву и бьют из орудий по центру города. «Мы наблюдаем разрывы снарядов. – вспоминал А.И. Лизюков. – Они ложатся по Михайловской площади и Крещатику (…). Но на стрельбу отвечают и поляки. Они вкатили свои орудия в парк Киево-Печерского монастыря и с открытых позиций стреляют по канонеркам». Тогда со станции Дарницы выезжают красные бронепоезда и открывают ответный огонь.
Генерал продолжает: «Один из осколков попадает в колокол монастырской церкви и гудит колокольный звон по всему Киеву. Ему отвечает эхом долина Днепра (…). Но в это время открывают огонь тяжелые батареи поляков». Польская пехота, находившаяся на левом берегу Днепра, идет в атаку, пытается вывести из строя бронепоезда, но тщетно. Ее оттесняют к берегу реки, некоторые солдаты бросаются в воду, но их застигают пули красноармейцев. «Пытаясь восстановить свое положение, поляки бросают в контратаку конницу. Из ближайшего леса стройными колоннами выезжают польские уланы в темно-синих костюмах, разукрашенных позументами и золотыми аксельбантами, в блестящих касках с немецкими шпилями. С боевой и пьяной песней направляются поляки на нас легкой рысью, потом быстро развертываются в линию и галопом, переходящим в карьер, с обнаженными шашками, врезаются в наши отряды. Их шашки встречают ощетинившиеся штыки наших стрелков, звенят и ломаются. Но вторая линия польской конницы пробивает наше сопротивление, и мы несем потери. Нас не могут поддержать ни артиллерия наших батарей, ни бронепоезда: ведь они будут бить вместе с поляками и нас. И неизвестно, остался бы кто из нас в живых, если бы не выручил нас Муртазин. К началу нашего боя он со своей кавалерийской бригадой, сделав около 18 километров от ст. Бровары, походным маршем вышел в район Дарницы. Еще в походе, на подступах к полю боя, он заметил идущих в атаку польских улан и с марша развернул свою конницу. С [визгом] врезались башкирцы в гущу нашей свалки… В красных шароварах и кафтанах, на маленьких, но выносливых шустрых степных лошадях, с коротенькими казацкими кривыми шашками, опрокинули они польскую конницу, разметали ее по полю, загнали в Днепр», – завершает описание боя А.И. Лизюков.
Воспоминания М.Л. Муртазина об этом сражении более скупы: «…Башбригада получила приказ вместе с одной бригадой 7-й стрелковой дивизии [В тексте статьи ошибочно указана 70-я стрелковая дивизия.] нанести удар 32-й польской дивизии и отбросить ее. План действия таков. Части 7-й дивизии должны сковывать белополяков с фронта, а Башкавбригаде дается задание налетом разгромить противника. Еще ночью я двинулся главными силами из трех кавалерийских полков через лес в обход с. Бровар. К 4-м часам утра мы заняли исходное положение для боя западнее Бровар в тылу противника. Под лучами утреннего солнца блестели польские каски. Мы пошли в конную атаку. Застигнутые врасплох, передовые части поляков были разбиты. Дальнейшее наступление поляков было остановлено» [НГУБ. Т. 3. Ч. 2. С. 193.].
После боя А.И. Лизюков отправился в расположение Башкавбригады, чтобы лично встретиться с ее командиром: «Вечером, когда стихла орудийная канонада, и мы готовились к новому рассвету и новым боям, я пошел пожать руку комбригу Муртазину. Его бригада расположилась на ночевку у самого берега Днепра, в садах деревни Слободы. Комбриг Муртазин был тоже башкир. Смуглое лицо, черные волосы, черные глаза… Серебряная кавказская шашка, подаренная ему за храбрость в борьбе с колчаковскими отрядами в бытность его на Восточном фронте, большой маузер, бинокль и полевая сумка, притянутые к поясному и плечевым ремням, подчеркивали еще более решительность» [НА РБ. Ф. 10276. Оп. 1. Д. 8. Л. 1–11.]. После знакомства Муртазин сказал: «Очень кстати», – и вынул пакет, в котором находился приказ о переходе лизюковского «Н-го отряда» [Вероятно, 59-й пехотный полк, включенный в состав Башкавбригады накануне операции.] в подчинение Башкавбригады и о начале операции по форсированию Днепра, назначенной на 24 мая 1920 г.
Задача, поставленная перед Башкавбригадой, сводилась к следующему: переправиться через Днепр севернее Киева, зайти в тыл противника, взорвать железнодорожный мост через р. Тетерев и тем самым отрезать пути к отступлению противнику, занимавшему Киев и плацдарм в Броварах на левом берегу реки. 25 мая бригада Муртазина форсировала р. Десну у города Остёр, а 26 мая стала переправляться через Днепр у д. Тарасевичи. Передовые подразделения, ступившие на сушу, были атакованы эскадроном поляков, который в ходе боя был разбит. Однако выяснилось, что это был не правый берег реки, а лишь один из ее островов. Потом бойцы столкнулись с другими рукавами реки, которые не были указаны на карте. Пришлось отступать. Сегодня эти протоки слились в водах Киевского водохранилища.
Вторая попытка переправы 1 июня 1920 г. у с. Сухолучье также не имела успеха: бригада попала под шквальный огонь противника. Лишь с третьего раза 4 июня 1920 г. возле д. Окунниково Башкавбригаде удалось зацепиться за правый берег Днепра. Высадка передовой группы произошла чуть выше устья р. Тетерев у ныне затопленной д. Ротичи. Вот как описывал переправу А.И. Лизюков: «Первыми на легких плотах и лодках переправились разведчики полка башкирской бригады. Без выстрела опрокинули они поляков и, продвинувшись до линии их заставы, метров на 800–900, залегли. За ними переправились несколько рот полка и один эскадрон кавалерийской бригады. Они опрокинули заставы поляков и подошли к их главным силам. Поляки встрепенулись. Затрещали пулеметы. Но у противника больше артиллерии и пулеметов. Продолжающие переправу части нашего отряда и кавбригады – под ураганным обстрелом. Однако они не теряются. Поспешно погружаются в воду багры паромов, брызжут пеной весла лодок, лица красноармейцев обливаются потом. Вот уже переправился весь наш отряд и полк конницы. Они рассыпались по полю и отдельными группами ведут наступление. Но польские батареи гремят, косят. А у нас мало артиллерии. Кажется еще минута, и мы не выдержим… А тут поляки вводят в бой свои резервы. Свежие войска их яростно бросаются в контратаку. Наши войска отступают. Вот они уже у берегов Днепра. В самой гуще бегущих появился на высокой лошади комбриг Муртазин… Вокруг него мигом собирается группа башкир. Они поворачивают опять на поляков. Загорается рукопашная схватка. Поляки, не ожидавшие такого поворота дел, теряются. Наши красноармейцы останавливаются и начинают новую атаку. К нам на помощь переправляются новые подкрепления из Башбригады – и победа окончательно переходит к нам» [НА РБ. Ф. 10276. Оп. 1. Д. 8. Л. 1–11.].
Муртазин вспоминал: «При переправе через Днепр был уничтожен охраняющий берег польский эскадрон, так же как и отправленный нам навстречу пехотный полк. Более 400 чел. было взято в плен, захвачено 3 орудия, больше 30 пулеметов…» [НГУБ. Т. 3. Ч. 2. С. 193.] Далее Башкавбригада идет уже по правому берегу Днепра в южном направлении к с. Сухолучье, где имела место предыдущая попытка переправы, захватывает позиции противника. Здесь с левого берега реки начинается переправа пушек, лошадей, боеприпасов, обоза. А.И. Лизюков вспоминал: «После боев у деревни Сухолучья мы расстались с кавалерийской бригадой Муртазина. “Пеший конному не товарищ”, – пошутил, прощаясь с нами Муртазин» [НА РБ. Ф. 10276. Оп. 1. Д. 8. Л. 1–11.].
Тем временем пришло известие, что в д. Пилявы нынешнего Вышгородского р-на Киевской области стоит 6-й Познанский пехотный полк и один эскадрон польских татар («Татарская язда»). 5 июня башкиры атакуют, противник разбит, в плен попадает 400 чел., 18 пулеметов, 2 орудия и 200 лошадей. После боев у сс. Горнастайполь и Богданы 6–7 июня Башкавбригада выполняет поставленную боевую задачу: 11 июня она разрушает железнодорожный мост через р. Тетерев у станции Тетерев. В тот же день поляки оставляют Киев. Начальник штаба 12-й армии отмечает, что «разрушение Башбригадой железной дороги играло первенствующее значение» [Муртазин М.Л. Указ. соч. С. 139.].
Салават ХАМИДУЛЛИН
Продолжение следует…
Часть тринадцатая
Часть двенадцатая