Все новости
ХРОНОМЕТР
21 Июня 2020, 19:27

Можно ли прочесть рисунки Каповой пещеры как текст?

В соответствии с теорией происхождения письменности, приверженцем которого мы являемся, при передаче информации во времени и пространстве использовались рисунки (иероглифы) – «каждая вещь сама себя называет». Самоназвание «вещи» происходит от крика, если это живое существо, или же от звука (шума), которое оно производит при действии на нее других веществ.

Очень хочется начать свой рассказ про историю современных земель Бурзянского района нашей республики с самых истоков достоверной (письменной) истории.
С этой целью в начале будет рассмотрена гипотеза о происхождении рисунков (иероглифов) пещеры Шульганташ (Капова пещера).
На стенах пещеры сохранились прекрасные рисунки древнего человека
Для удобства анализа этих рисунков воспользуемся удобными для прочтения копиями, имеющимися в Музее археологии и этнографии (фото № 1).
Рассмотрим самоназвания вещей, которые изображены на скальных стенках Шульганташа. Они нам известны только частично. К таким известным самоназваниям можно отнести предтечи современных башкирских слов «Суска//свинья» (встречается и вариант названия свиньи «дунгыз», этимология которой пока не выяснена), «ат\\лошадь», «hауыт//сосуд».
Нам известно название шерстистого носорога на башкирском языке – «кэрэкэ», но мы не знаем, происходит ли это слово от «самоназвания вещи» или нет.
Может возникнуть, например, такой вопрос: почему современное слово «ат\\лощадь» в древности могло звучать как «дд(hh)» с тем же значением «лощадь»?
В 2003 г. на заседании гуманитарного отделения АН РБ кандидат физико-математических наук Ф.Р. Латыпов выступал с докладом об экстрополяции развития позиционно-фонетической системы тюркского слова за 4,5 тысячи лет, а один из авторов данной статьи – с другим докладом о логике и теологике в граффитиологии. Кто же тогда мог предположить, что со временем взгляды докладчиков в значительной мере совпадут, и изыскания г-на Латыпова лягут в основу одного из главных методов изучения этимологии тюркских слов во вспомогательной исторической науке «граффитиология».
Жаль, что республика Башкортостан упустила такого исследователя! Сейчас, говорят, он работает в Казани и успешно занимается продолжением исследований по своей тематике.
Проследим этимологию современного башкирского слова «ат\\лощадь». Самоназвание этой «вещи» – «иhоhо\\ъhъhъ» – звук конского ржания. Застывшая башкирская фонема «h» в начале слова, согласно таблицы Латыпова, в древности произошел от фонемы «с», которая, в свою очередь, произошла от фонемы «т(д)».
Вторая фонема – в конце «самоназвания вещи» – происходит от предтюркского «т(д)», что подтверждается переходом фонемы «т(д)» в конце слова в «придыхание(h)» с последующим полным исчезновением.
Таким образом предтюркское звучание слова «лошадь» в древности было «дд\\hh».
Точно так же произошли и древние названия «свинья\\кабан» и «сосуд».
Самоназвание вещи «hауыт\\сосуд» происходит от звука постукивания по его стенке. Мы слышим звук самоназвания «тнг». Если восстановить предтюркское звучание этого самоназвания, мы приходим к «см(тм)\\сосуд».
Попробуем прочесть предполагаемый текст, выполненный с использованием рисунков животных и сосуда на стенах Шульганташа.
Знаем о родстве мамонтов и слонов, но не знаем о том, можно ли применять название «лфт\\слон» (вариант «фил», этимология которого еще не выяснена) как идентичные «самоназвания мамонтов и слонов».
Обратимся за помощью к интернет-ресурсам.
На странице https://yandex.ru/video/search... Можно прослушать голоса слонов и убедиться, что «hт//фт» – самоназвание (голос) слонят. Голоса взрослых слонов, т.е. их самоназвания, звучат как «мhм».
На той же странице легко убедиться, что «грг//крк» – самоназвание носорога.
Теперь попробуем прочесть предполагаемый текст в рисунках животных и сосуда на стенах Шульганташа.
Все древнейшие тексты читаются сверху вниз и справа налево. Будем придерживаться этих общих правил прочтения и мы.
Тогда предполагаемый словарь отдельных слово-символов возможного текста таков:
«Мамонт» – «лфт//мамонтенок», «мhм\\мамонт».
«Шерстистый носорог» – «крк» или «грг».
«Сосуд» – «тм (тб)» или «см».
«Лошадь» – «дд» или «hh».
«Кабан» – «шнчк» или «днгз(днгр)».
Вариант транскрипции № 1: «Лфт крк тм дд шнчнк» («слон носорог сосуд лошадь кабан»).
Вариант транскрипции № 2: «Мhм грг см hh днгз»(«истинно: слепой потом напишет – Бог»).
Со временем конкретные иероглифы стали обозначать и отвлеченные понятия, и созвучные слова.
Иероглиф «лфт» (слон), возможно, использовали со значением «большой, великий» – старобашкирское слово «олпат».
«Крк» (носорог) – «слабый, инвалид» – старобашкирское слово «гайре». В данном случае, возможно, нашим предкам рог носорога казался чем-то аномальным, поэтому рисунок носорога мог использоваться для передачи значения «ущербный».
«Тм//тб» (сосуд) – малый, низкий. Такое значение объясняется, вероятно, тем, что все сосуды у древних людей были сравнительно небольшие по размеру, во всяком случае, были меньше, чем рост человека. Также рисунок первобытного человека наводит на мысль, что в правом нижним углу изображен сосуд из шкуры (бурдюк) или сама растянутая шкура, из которой можно изготовить бурдюк. И звук «тм//тб» возникал, когда шкуру обрабатывали, скоблили.
«Дд//hh» – (высшая, божественная) справедливость (или действительность). Возможно, особенность поведения диких лошадей во время охоты на них, когда табун загоняли на край обрыва или пропасти, и он весь вслед за жеребцом-вожаком бросался вниз, и таким образом мяса было в изобилии, – все это могло восприниматься как подарок свыше. По свидетельствам очевидцев, еще в начале ХIХ века таким образом охотились на тарпанов в Оренбургской губернии.
«Шнчк» – «меньшая» отвага, и вот что, вероятно, имеется здесь в виду. Кабан при охоте на него не обязательно убегает от охотника, а часто нападает. Это отважный поступок. «Меньшая отвага//шан+сык» – в данном случае, значит, присущая «братьям нашим меньшим», то есть не человеку, а зверю, животному.
Теперь можно прочесть рисунок, как текст.
Вариант звучания № 1 на современном башкирском: «Олпат гайре таб шансык\\(Даже) малая отвага может быть источником величия».
Вариант: «Олпат гайре там шансык\\У Всевышнего нет лишних поступков».
Вариант звучания № 2 на современном башкирском: «Моhим: hукыр соммэ hыза – Тэнгре\\Истинно: и невидящий узреет Бога».
Получается, на стенах пещеры зафиксировано послание наших предков! Рассмотрим некоторые древние тексты из сел Бурзянского района.
Часть документов района мы уже опубликовали в статье «Буковка к буковке, или О том, как «Книга от слога, а текст от сноровки зависят» («Истоки» №№ 31 и 32 за 2016 г.).
Теперь обратимся к ранее не публиковавшимся документам.
1.Кумбаз села Старо-Субхангулово Бурзянского района.
Рашида Гизатуллина прислала фотографию кумбаза из одежды Закии Суфиановы, жительницы села Старо-Субханкулово Бурзянского района (фото № 2).
По нашему мнению, текст кумбаза выполнен письмом кхароштхи, предки башкир использовали его с VII века до н.э. по VII век н.э.
Тексты читаются справа налево.
Транскрипция:
«Масака марама (верхняя строка) сана Бhудосадhа (средняя строка) масага маара (нижняя строка)».
Звучание на старобашкирском:
«Мэсих мэрама, hыны Богдусатhанынг мэсага мара».
Примерный перевод на русский язык:
верхняя строка – «Миссия (нашего) учителя»; средняя строка – «(продолжить путь) святого Богдусатвы»; нижняя строка – «(вопреки) смерти».
На кумбазе отчеканена манихейская фетва о том, что Иисус – это реинкарнация Богдусатвы (Будды), такая же, какая (реинкарнация) разрешена ушедшим в мир иной.
2. Эпитафия, обнаруженная в бурзянских лесах.
На фото № 3, присланной Найрой Гиляжевой, – каменная эпитафия.
Транскрипция:
«Тамга. 1115 ил. Алhнчиг. 1121 ил».
Перевод на русский язык:
«Тамга. 1115 год (соответствует 1703 году н.э.). Алланчик. 1121 год (соответствует 1710 г. н.э.)».
3. Бухгалтерский учет башкира бортника (пчеловода) 1923 года Габдулкаюма, Сагитова сына, из села Галиакберово.
В документе (фото № 4), присланной Кунсылу Кутлубаевой, содержится следующая информация (арабика, башкирский язык).
Перевод на русский язык:
«94. Молодую сосну у речки Шари Бикташ...Абубакиров сын дал, переписав свои деревья на мое имя.
В Кизилташи на сырте сенакоса Тухвата из деревни Старо-Габбасево от покойного Баймурзы молодая сосна. Отдала его жена Мэхбубэ.
Гилман, Халфетдинов сын, отдал у реки Яру в устье речки Аиша дерево покойного Ишемгула, молодая....
На сырте дороги, ведушей из поля к озеру Кизил Куль, в верховьях (речки?) Ауии оставшийся от Габдрахман агая...
В пойме (реки?) Тимер Аиди, с пологой стороны, высохшая сосна от покойного моего отца, у колодца Ага-Баши».
Хозяйственно-учетные тексты ценны тем, что по ним мы можем восстановить не только топономику, но и антропонимику – выявить принадлежность конкретному человеку той или иной тамги на тех или иных бортевых деревьях Бурзянского района. В лесах этого района такие тамги во множестве встречаются и сейчас. Мы уже публиковали фотографии бурзянских тамг на бортевых деревьях Ильдара Абдуллина и Альберта Ибатуллина.
Эти записи помогут краеведам района уточнять географические названия, нанесенные на современные карты, и места исторических событий, происходивших на землях района в далеком прошлом по названиям топонимов, зафиксированным в древних текстах.
По этим записям мы можем приблизительно посчитать, сколько меда собирает хозяин со всех 98 бортей и ульев.
По данным интернет-страницы http://o-paceke.ru средняя продуктивность пчелиной семьи – от 13,1 до 23 кг. Пчелиных семей 98. Количество меда выходит примерно такое: от 1283,8 до 2254 кг.
Иршат ЗИАНБЕРДИН, при участии Александра ЗАЛЕСОВА