Все новости
ХРОНОМЕТР
10 Мая 2020, 13:58

Ландскнехты ХХI века. Окончание

Чужими руками Практика аутсорсинга прочно прижилась в западной экономике. Она предполагает передачу сторонним исполнителям самых разных непрофильных задач. Например, с предприятий исчезают отделы кадров – подбором персонала занимаются кадровые агентства. Компании избавляются от бухгалтерских служб – ведение отчетности передается сторонним фирмам, которые ведут документацию для десятков организаций.

Даже уборку территории осуществляет не «штатный» дворник, а приглашаемый на пару часов со стороны «специалист». Этот закон диктуется рынком – предприятие, если хочет выжить, обязано минимизировать издержки; приглашая же человека со стороны для исполнения разовой работы, можно не только сэкономить на зарплате (хотя это бывает далеко не всегда), но и – это главное – снять с собственного бюджета социальные выплаты: медицинскую страховку, пенсионные выплаты и так далее. К слову, сами аутсорсинговые агентства тоже не переживают по поводу «социалки» для работников, услуги которых они предоставляют фирмам-клиентам: никаких особых обязательств перед работниками они не несут, ибо в штате аутсорсинговой конторы работники не состоят. Кстати, это резко снижает социальную защищенность человека, вынужденного перебиваться разовыми заказами и не имеющего хоть сколько-нибудь прочной уверенности в будущем, – но кого из сильных мира сего волнует судьба рядового труженика?
«Частные армии» в этом смысле – типичный аутсорсинг. В отличие от государственной армии, которую нужно содержать постоянно, как в мирное, так и в военное время (кормить, обучать, перевооружать), наемники приглашаются только тогда, когда они необходимы для решения конкретных задач. С точки зрения экономии финансов особенно привлекательны подобные «решения» для стран третьего мира, собственные армии которых зачастую недостаточно сильны, чтобы справиться с серьезными задачами. Впрочем, у привлечения наемников, например, африканскими странами (а Африка ныне один из самых емких рынков для наемников) есть и еще один нюанс – этнический. После падения колониальных империй Черный континент, зараженный – иначе и не скажешь – западным идеологическим вирусом под названием «национальное государство», оказался ввергнут в кровавый водоворот междоусобных войн. Большинство африканских стран не мононациональны, и этот внутренний конфликт в рамках ставшего привычным западного варианта построения государства как государства национального легкого решения не имеет – поэтому, например, в Руанде хуту десятилетиями режут тутси.
В этом смысле наемники как третья сила, пришедшая со стороны, на первый взгляд, могут выступить как нейтралы – то есть навести порядок и уйти (именно этим, кстати говоря, зачастую присутствие наемников и оправдывается, мол, они способны принести мир на залитую кровью землю Африки). Вот только подобные рассуждения хороши, увы, только в теории. Потому что на деле наемники не стоят над конфликтом (в отличие от войск ООН, несмотря на все недостатки подобной практики), а принимают сторону одного из участников конфликта – ведь деньги им платят вполне конкретные правительства или не менее конкретные сепаратисты. При этом действуют «незаинтересованные» наемники ничуть не менее жестоко, чем местные бойцы (например, жестокость наемников из ЮАР во время гражданской войны в Анголе поразила весь мир). Да и зарабатывать всеми доступными способами они отнюдь не гнушаются – выше уже упоминалась деятельность компании Sandline, поставлявшей оружие в охваченную гражданской войной Сьерра-Леоне в обход мандата ООН. Изюминку этому примеру придает то, что в то же самое время в Сьерра-Леоне «наводила порядок» другая наемная фирма, Executive Outcomes, контролировавшая большую часть наемного рынка в Африке. Во время «спецопераций» в Боснии, где также активно действовали наемники, несколько сотрудников упоминавшейся выше компании DynCorp, работающей по правительственным контрактам США, пополняли свои кошельки посредством сутенерства, а также использовали несовершеннолетних в качестве сексуальных рабов. Об этом сообщила одна из служащих, Кэтрин Болкович.
Есть информация и о связях наемных организаций с сепаратистами (например, англичане из HALO-trust действовали на Северном Кавказе в перерыве между Первой и Второй кампаниями в Чечне, после чего уровень подготовки террористов в области минирования заметно вырос). Работали наемники и по заказам наркокартелей, сотрудничали и с террористическими организациями.
Хорошо, с третьим миром все ясно. Но зачем же нанимают частные армии ведущие мировые державы, которые имеют собственные мощные вооруженные силы и огромные военные бюджеты? Здесь ситуацию диктуют отнюдь не только финансовые интересы.
На первый взгляд, работая с наемниками, правительства даже теряют в деньгах. В самом деле, прямые расходы на содержание одного военнослужащего армии США в Ираке примерно в 7–8 раз ниже, чем на наемника: армейский сержант, в зависимости от выслуги лет, получает 140–190 долларов в сутки, тогда как наемник из той же фирмы Blackwater – более 1200. При этом количество наемников в Ираке (а там работают несколько десятков наемных организаций), по оценкам экспертов, сопоставимо с общей численностью служащих там «настоящих» солдат США, Британии и союзников.
То есть в чисто финансовом отношении ни о какой экономии средств в краткосрочной перспективе речь не идет. Нужно учесть и то, что частные армии и фирмы, как это было в случае с Blackwater и другими подрядчиками, тесно связаны с политическим истеблишментом Запада. А значит, существуют и «невидимые» финансовые потоки, и прочие коррупционные составляющие (например, расследование показало, что компания Halliburton, один из крупнейших подрядчиков армии США в Ираке, завышала счета за продовольствие и горючее на огромные суммы). В 2004 году Контрольная палата США доказала, что использование наемников в Боснии обошлось бюджету США намного дороже, чем если бы использовались «обычные» военные, а самое главное – количество наемных организаций, привлеченных к «работе», и их задачи так и остались неизвестными.
Просто бизнес
Впрочем, не все определяется деньгами.
Использование собственных вооруженных сил в «горячих точках» чревато для нынешних западных режимов (которые эти «горячие точки» сами и создают) политическими осложнениями. Вспомним – войну в Ираке США и Англия инициировали под надуманным предлогом, и это не лучшим образом отразилось на их имидже. Вопросы отправки военнослужащих в Ирак или Афганистан становятся поводом для долгих парламентских дебатов и могут привести к серьезным внутриполитическим трудностям: примером тому политические скандалы в Испании, Франции, Германии, Польше – а ведь речь в основном шла об отправке «всего лишь» вспомогательных войск, а не частей первой линии. Ну а самые большие проблемы начинаются, когда на родину начинают приходить не усталые ветераны, а запаянные гробы.
В таких условиях использование наемников для стран, активно вмешивающихся в чужие дела, является своего рода «палочкой-выручалочкой». В самом деле: все три с лишним тысячи бойцов регулярной армии США, убитые в Ираке, известны едва ли не поименно, с их именами на транспарантах люди выходят на антивоенные демонстрации – а о погибших наемниках не беспокоятся ни правительство, ни общественные организации. Молчат и налогоплательщики – хотя, по сути, именно за их счет оплачивается «работа» наемников.
Помните, выше говорилось о том, как вляпавшийся в скандал с поставками оружия Тим Спайсер, руководитель фирмы Sandline, предложил заменить миротворцев ООН наемниками? Удивительно (и в то же время закономерно), но правительства США и Британии именно так и поступили. Уже в 2002 году в Ираке британских военных начали заменять британские же наемники – в том числе и из компании самого Спайсера.
Но вот, пожалуй, главная причина того, что активность использования наемников растет. Заключается она в том, что сторона, использующая наемников на чужой территории, формально остается «ни при чем». По сути, вопрос переносится из политического поля в поле сугубо экономическое – «что вы, о каком политическом вмешательстве вы говорите, это всего лишь соблюдение контракта!». И хотя дураку ясно, кто стоит за спиной наемников и в чьих интересах они работают, – формально нынешним беззубым международным инстанциям придраться не к чему. Впрочем, и инстанции эти кормятся в основном из тех же рук, что и наемники.
Сегодня американские и британские «частные армии» действуют в Африке – но формально правительства США и Великобритании к этому не имеют никакого отношения, хотя степень вмешательства во внутренние дела и вес введенных в игру политических фигур порой говорят сами за себя. Например, об одной из самых скандальных историй в области работы наемников сообщала Би-би-си: в 2004 году британско-южноафриканская компания Logo Logistics получила контракт на совершение государственного переворота в Экваториальной Гвинее. В заговоре оказался замешан… баронет Марк Тэтчер, сын «железной леди», бывшего премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер.
Более того, далеко не всегда дело ограничивается наемниками – порой под их видом в дело вступают вполне себе государственные части спецназначения. Например, в составе министерства обороны Великобритании действует подразделение с милым названием Loan Service Department, – по сути, это не что иное, как… «служба проката» английских военнослужащих. Именно сюда обращаются за инструкторами армии стран третьего мира – конечно, где правят дружественные Британии режимы. Вот только поди потом разбери, где был «честный контракт», а где – частный интерес за государственные деньги… И конечно, требования о том, чтобы власти вмешались и приструнили наемников, не вызывают у властей ничего, кроме смеха: ведь они сами, своими руками подобную систему отстроили, отрегулировали и, благословив, запустили в работу.
А между тем с каждым годом работы для наемников в мире все больше и больше. Около половины существующих сегодня частных армий было создано после начала «войны с террором», отмашку которой дали события 11 сентября 2001 года. Стремительно увеличиваются их «портфели заказов», как на дрожжах растут размеры годового оборота – уже в 2004-м он превысил отметку в 100 миллиардов долларов.
Странное будущее
…Любителей моделировать грядущее сегодня – хоть отбавляй. Правда, зачастую большинство из них – тех, кто выступает со своими «прогнозами» на телевидении или в печати, – ограничивается рассуждениями о каких-то технических новинках или пережевывает давно набившие оскомину рассуждения об экологии, говоря о вопросах частных и зачастую далеко не актуальных.
Между тем будущее – при сохранении нынешнего вектора «развития» – чревато сломом всей такой нам привычной политической модели мирового устройства, и это гораздо важнее. Нынешние антиглобалисты – и в первую очередь антиамериканисты – радостно предвкушают тот день, когда «накроется» сначала доллар, а потом и сами США. Кто-то прочит в будущие мировые гегемоны Китай, кто-то – арабский мир, а кто-то и сам не прочь вскарабкаться на опустевший трон. Однако если оценивать все нынешние тенденции, главной из которых является именно сокращение вмешательства государства в те сферы, которые прежде считались самыми что ни на есть государственными, то картина вырисовывается гораздо более причудливая. Да что там причудливая – страшная вырисовывается картина.
Представьте себе мир без нынешних политических границ и барьеров. Но это не подразумевает свободы перемещения для всех – отнюдь, рядовой обыватель будет прикован к месту посильнее, чем раннесредневековый крестьянин, который всю жизнь сидел на одном клочке земли (хотя формально никаких «виз» для перемещения по континенту не требовалось, и был даже язык интернационального общения – латынь). Вместо некогда крупных (или мелких) национальных государств – в лучшем случае агломерации небольших объединений, которые и государствами-то назвать можно с большой натяжкой, а лучше и не называть вовсе. Мир хозяйствующих субъектов, крупных и мелких, – сельскохозяйственных, промышленных, сервисных, научных, торговых и военных. Они предоставляют друг другу различные услуги, каждый субъект связан с другими тысячами нитей, и каждый, при мнимой автономности, зависит друг от друга. Мир шаткого равновесия, то и дело нарушающегося. Полная противоположность идее человечества, объединившегося ради светлого будущего, в котором у каждого есть уверенность в завтрашнем дне, – чудовищный мир, где будущее обычного человека под вопросом, ибо перед ним ни у кого нет обязательств. И человек в этом мире всего лишь ресурс, который нужно использовать с максимальной эффективностью, а потом списать в расход.
Нечто подобное уже было в Средневековье. Но будущее, кажется, готово ввергнуть нас в новое средневековье – более технологичное, более продвинутое… и более страшное. Уже сегодня крупные корпорации фактически сами вершат политику в депрессивных регионах планеты, эксплуатируя население и ресурсы, уже сегодня существуют (на новом уровне) аналоги средневековых торговых союзов – причем гораздо более агрессивные и могущественные, чем их далекие прообразы. Наемные «частные армии» в таком варианте выступают далекими потомками средневековых наемных отрядов и прототипами будущих «военных операторов», готовых исполнить военный контракт в любом уголке мира – после того как торговый союз или промышленная корпорация заплатят за уничтожение конкурента или вразумление непокорного. Ничего личного, просто бизнес, – да, бизнес на крови, но ведь деньги не пахнут, правда?
История человечества, похоже, готова сделать круг и вновь привести нас к тому, от чего мы с таким трудом однажды ушли.
Очень хочется верить, что этот круг не замкнется.
Владимир ЯРЦЕВ
Часть первая