Все новости
ХРОНОМЕТР
22 Декабря 2019, 13:59

«Жили-были»: реальное происхождение народных сказок

В прошлой статье мы разбирали скандинавские мифы. Но и у славян достаточно самобытных и запоминающихся образов, которые помнят и поныне. Мало кто догадывается, что персонажи былин и сказок являются воплощением суровых реалий дремучих веков и составляют мировоззрение человека того времени. Речь идёт не только о стандартных водяных и кикиморах как об олицетворении природных явлений. Как же представления о загробном мире и старообрядческие ритуалы превратились в дружелюбные «Жили-были…»?

Как и во всех европейских культурах, у славян были свои чёткие представления о похоронных ритуалах и проводниках в иной мир. Душеледенящий образ покойников пугает людей до сих пор. Речь идёт, конечно, об одноногой ведьме, живущей в тёмном лесу – Бабе Яге. Эта вещая старуха, повелительница зверей и птиц, охраняла границы царства мертвых. Об этом нам говорит её физиологическая особенность: одна нога у хозяйки леса костяная, так как бабушка почти буквально «одной ногой стояла в могиле» (в данном случае – в загробном мире).
Сказки и сегодня дают точное описание погребального обряда из древних легенд. Так, Баба Яга помогает герою попасть в тридевятое царство – загробный мир – при помощи определенных ритуалов. Она топит баню для героя, затем кормит и поит. Все это соответствовало обрядам, совершаемым над покойником: омовение усопшего, «покойницкое» угощение. Еда мертвых не подходила для живых, поэтому, требуя еды, герой тем самым показывал, что он не боится этой пищи, что он «настоящий» усопший.
Даже жилплощадь лесной ведьмы имеет «реальные ноги». Традиционно Яга живёт в зловещей избе на куриных ногах. Образ жилья так же взят из ритуала язычников, которые хоронили своих умерших в тесных домиках – домовинах. Эти гробы ставили на высокие пни, чтобы избежать проникновения мелких зверьков в «последнее пристанище». С виду казалось, что такая «избушка» будто бы стоит на куриных ногах. В домовинах были отверстия, через которые вносили покойного. Обращали такое «окно» в противоположную сторону от поселения, то есть к лесу. Поэтому изба всегда стоит к Ивану-царевичу задом. Войти в дом Бабы Яги – означало стать мёртвым. В основном старуха питалась детьми – это обусловлено тем, что в варварские времена младенцы чаще всего умирали, а значит, переходили в загробный мир – посещали избушку.
Ещё одним «путём» в мир умерших был Калинов мост через речку Смородинку – это славянский аналог реки Стикс. Водораздел между миром живых и мёртвых, название которого имеет общий корень со словами «смрад», «смердеть» (зловоние от мертвых душ, плывущих по воде из серы). Это препятствие для настоящего героя: перебраться на ту сторону так же тяжело, как «восстать из мёртвых». Есть только одна переправа – Калинов мост, названный так от слова «раскаленный». В сказке «Поди туда – не знаю куда» речка начинает гореть, раскаляя мост буквально добела.
Вход и выход загробного царства всегда тщательно охранялся: с одной стороны богатыри, соколы-витязи, а с другой стороны – не менее легендарное чудовище. Гигантский Змей Горыныч постоянно похищает и уносит невинных людей – с драконом ассоциировалось множество врагов земли Русской, уводящих славян в рабство. Многоликость захватчиков сделала Горыныча трёхголовым. Его пещера находится в «Сорочинских горах», или «сарацинских» – сарацинами в Средневековье называли мусульман.
«Змеиный» облик чудовище приобрело в процессе смены язычниками религии. В христианстве змей – символ зла, греховности, одна из форм воплощения дьявола. Соответственно, для христианизированных славян дракон – символ абсолютного зла. Но в языческие времена змею поклонялись как богу: поэтому дракон наделён особой мощью. Имя же Горыныч, скорее всего, «унаследовал» от древнего божества Горыни, который олицетворял разрушительную силу огня. Поэтому трёхголовый извергает пламя.
Ещё одним постоянным противником богатырей всегда был Царь Кощей. Спор о происхождении его имени ведётся до сих пор: от слова «кость»; возможно, от «кощун», «колдун», так как с христианством «колдовство» приобрело негативный характер. Костлявый старик воплощает саму смерть, поэтому и вечен. Кощей уводит с собой людей, а победить его почти невозможно.
Преодолеть все преграды и победить чудовищ можно только верхом на волшебном коне. Сивка-бурка была проводником в другие миры, чаще всего в царство мёртвых, так как кобылу чаще всего приносили в жертву языческим богам. Красный (каурый) – цвет огня, с быстротой которого летел скакун, а белый (сивый) – бледный окрас всех умерших. Смесь первого и второго делает Сивку-бурку посредником между двумя мирами
И куда же без главного героя в сказке? Но и тут сохранились элементы старославянского быта. Иванушка-дурачок, «постоянный клиент» народных историй, остроумный и храбрый, но вот в нехватке ума замечен не был. На Руси ребенок часто носил ложное, ненастоящее имя, чтобы нечистая сила не возгорелись вдруг желанием похитить малыша. Своего рода «имя-оберег». Образовывалось прозвище от поочерёдности рождения: Первак, Вторак, Третьяк. Возможно, что «Другак», то есть «следующий за кем-то», с течением времени вполне могло упроститься в «дурак».
Вот так суровые реалии средневекового жителя перекачивали в народные легенды и байки. И хотя современный человек не верит в потусторонние миры и мифических чудовищ, но узнать, откуда «растут ноги» у безобидных, знакомых с детства сказок очень интересно. Расшифровка образов славянского фольклора продолжается до сих пор: настолько удивительны и богаты наша земля и опыт предков.
Владислав БУРУХИН