Все новости
ХРОНОМЕТР
10 Мая 2019, 14:11

К юбилею одного из сыновей Башкортостана. Продолжение...

Дамир РАМАЗАНОВ По окончании училища и присвоения звания «младший лейтенант» отец был направлен в Министерство обороны СССР, затем в Австрию, в штаб центральной группы войск (ЦГВ), находящийся в Вене. Там получил назначение в 228-й гвардейский зенитно-артиллерийский полк 7-го гв. Нежинско-Кузбасского ордена Суворова мех. корпуса. Командующий – генерал-лейтенант, Герой Советского Союза Иван Петрович Корчагин. Т.Р. Рамазанов был назначен на должность командира зенитного взвода. Служба проходила в частых учениях. На стрельбах командующий корпусом И.П. Корчагин объявил Т.Р. Рамазанову благодарность за скорость подготовки к бою и поражение учебной цели («колбасы»), которую тащил бомбардировщик.

В июне 1946 г. была произведена передислокация корпуса в Германию. В октябре 1946 г. за успехи в боевой подготовке отцу был предоставлен отпуск. Вернувшись из отпуска, отец узнал о сокращении штатов в ЦГВ. Затеплилась надежда, что, может быть, удастся демобилизоваться и вернуться в родной город. Командование направило Т.Р. Рамазанова вместе с начальником штаба полка Пшенко в Белорусский военный округ. Там ему предложили должность командира взвода 35-мм зенитных орудий. Отец заявил: «Не пойду на “мухобойки”!» После споров и нескольких дней раздумий 29 декабря 1946 г. командование подписало приказ по округу об его увольнении в запас.
Вернувшись домой в Уфу, пришлось долго ждать поступления документов, и лишь 12 марта 1947 г. Т.Р. Рамазанов начал работать инструктором отдела пропаганды Башкирского обкома ВЛКСМ. По работе отцу приходилось часто бывать в районах Башкирии по поручению обкома ВЛКСМ и обкома партии, и он видел, как трудно и бедно живут селяне. И вновь он подчеркивает: люди не унывали, работали с верой в лучшие времена.
Осенью 1948 г. отец познакомился с мамой Нафисой Салиховной Еникеевой. Дружба переросла в любовь, и 27 декабря 1949 г. была назначена регистрация, а 31 декабря 1949 г. – свадьба. И вот 27 декабря, когда отец идет утром на работу, его встречает майор Закиев из Ленинского РВК и объявляет о том, что получен приказ Министерства обороны о зачислении Т.Р. Рамазанова в кадры Советской Армии. Отец опешил, расстроился и, рассказав о регистрации брака и свадьбе, попросил повременить с повесткой на отправку. Маме отец об этом не стал говорить, брак зарегистрировали в обеденный перерыв 27 декабря 1949 года. После этого отец 4 дня не спал до свадьбы, переживал, что не сообщил маме о призыве в армию. Свадьба прошла, а 5 января 1950 г. отец ознакомился с приказом Министерства обороны о зачислении его в кадры и необходимости прибытия 2 февраля в штаб Южно-Уральского военного округа (г. Чкалов). Вся родня получила стресс, а мать заболела на нервной почве, но болезнь свою пыталась не выказывать. 30 января 1950 г. отец отбыл в г. Чкалов. Вновь направление в Москву, затем в ЦГВ (Австрию). Получил назначение на должность командира взвода 301-го отдельного зенитно-артиллерийского дивизиона 59-й воздушной армии.
В конце апреля 1950 г. отец был направлен в Ригу на курсы замполитов. В июле 1950 г. получил краткосрочный отпуск, а по возвращении из отпуска был назначен зам. командира батареи по политчасти.
Вскоре, как первому и пока единственному замполиту дивизиона, ему предоставили полный отпуск с 05.09 по 31.10.1950.
С конца 1950 г. отец еще сильнее захотел домой, когда узнал о том, что жена (моя мама) в положении. Новые рапорты – и вновь отказы. 22.07.1951 отцу был предоставлен отпуск по случаю рождения сына (вашего покорного слуги). Можно представить, с каким настроением он мчался в Уфу и с каким возвращался обратно. Но служба есть служба. Отцу повезло и в этой части, у него были прекрасные армейские друзья – Дмитрий Карпович Хомовский (в дальнейшем начальник управления в Совете Министров БАССР) и Андрей Кириллович Лупко. Они всегда поддерживали отца в трудные минуты, поднимали настроение и подтрунивали.
Служба проходила в постоянных учениях, стрельбах, отрабатывали различные ситуации, в том числе по тревоге. Обстановка политическая в то время была непростая, боевой и политической подготовке уделяли повышенное внимание. В начале 1952 г. произведена передислокация части в Венгрию. Отец получает от мамы письма каждые 3-4 дня и с нетерпением ждет отпуска. И вот очередной досрочный отпуск от нового командира дивизиона с 20.04.1952. Долгожданная встреча с семьей и родными. Радость встреч с семьей, родными, друзьями быстро проходит, и вновь возвращение в часть, дальнейшая служба.
Семью он забрать к себе не может. Запрет Министерства обороны с 1949 г. Но и без семьи служить тяжело. Продолжая служить честно и добросовестно, а по-другому он не умел, продолжает искать возможность увольнения из армии. И лишь в 1953 г. удается добиться приказа об увольнении в запас, отслужив установленный срок.
В дальнейшем жизнь продолжается не менее интересно, чем описано в мемуарах. Наступает гражданская жизнь – забота о семье, стареющих родителях, устройство на работу. В январе 1954 года отец устраивается в Кировский райисполком города Уфы заведующим отделом культуры. В январе 1955 года – в Министерство культуры БАССР старшим инспектором. В октябре 1956 года – в Уфимский горисполком заместителем заведующего отделом культуры. В мае 1959 года Т.Р. Рамазанов назначен помощником председателя Уфимского горисполкома, где работает до 1960 года. В октябре 1960 года его приглашают на работу в Совет министров БАССР (далее СМ БАССР) инструктором оргинструкторского отдела, в феврале 1964 года назначают старшим инспектором группы ЗАГС (руководителем группы). В январе 1972 года (после создания отдела) назначают начальником отдела ЗАГС СМ БАССР. В этой должности отец работает до достижения пенсионного возраста (апрель 1979 года) и продолжает работать до октября 1980 года. В октябре 1980 года его переводят на должность старшего инспектора этого отдела, и он трудится в этой должности до июля 1985 года. С должности заведующего отделом ЗАГС необходимо было уволиться, иначе не оформили бы пенсию. Отцу была присуждена персональная пенсия, он стал персональным пенсионером РСФСР. В это время заслуженным работникам всех отраслей и органов управления присуждались персональные пенсии БАССР и РСФСР с определенными льготами по квартплате, городской телефонной связи, санаторному обеспечению и проезду на транспорте. Но размер персональной пенсии был не намного выше, чем размер обыкновенной пенсии.
На какой бы должности ни работал отец, к работе он относился со всей ответственностью. Работая руководителем группы, затем отделом ЗАГС СМ БАССР, отец побывал во всех районах республики (неоднократно), проверяя районные и городские отделы ЗАГС и помогая им навести порядок в документации. Он был организатором республиканских семинаров-совещаний по вопросам, относящимся к компетенции отдела, где шла работа по ознакомлению и изучению многочисленных нормативных актов. Районные, городские отделы обменивались передовым опытом, обсуждали недостатки, мешающие в работе.
К этим семинарам-совещаниям отец готовился очень серьезно. На работе он не успевал (текучка), сидел вечерами, готовя доклады, сообщения, информацию как по нормативной документации, так и по фактическому состоянию дел в органах ЗАГС БАССР.
Сам он также участвовал в семинарах-совещаниях, периодически организуемых Министерством юстиции РСФСР в различных городах России в городе Москве, где, собственно, он и получал знания, инструктажи по нормативно-правовой базе для дальнейшей работы всей структуры органов ЗАГС БАССР.
Отец не был специалистом в области сельского хозяйства, но руководство Совета Министров БАССР, зная его ответственность за порученное дело и то, как он за годы войны научился ценить каждый кусок хлеба, часто направляло Талипа Раяновича в летнюю, жаркую уборочную страду в один из районов республики для инспектирования хода уборочных работ. Не секрет, что в 50-е и 60-е годы прошлого столетия было немало потерь выращенного урожая из-за плохих дорог, некачественной подготовки автотранспортной техники (невысокие, ненарощенные деревянные борта машин) и мест хранения зерна. Кто в эти годы ездил по неровным сельским дорогам, тот наверняка мог видеть и запомнить кучки зерна на этих дорогах и гусей из ближайших домохозяйств, лакомившихся зерном.
В советское время чиновников не баловали высокими наградами (орденами), тем не менее в 1970 году отец был награжден медалью «Столетие со дня рождения В.И. Ленина», в 1979 году награжден Почетной грамотой Президиума Верховного Совета БАССР за многолетнюю и плодотворную работу в Правительстве БАССР и по случаю шестидесятилетия. По тем временам эти награды были достойной и почетной оценкой труда для человека, работавшего в любой сфере деятельности, от рабочего до руководителя.
Всего у отца было одиннадцать наград – орден Отечественной войны и десять медалей. Медалью «За отвагу» он награжден за бой, в котором он вызвал огонь на себя, находясь на НП, где мог и погибнуть.
После увольнения из армии отец с матерью уже не расставались (не считая командировок отца), и они прожили счастливую и интересную жизнь, вырастили и воспитали двоих сыновей – вашего покорного слугу и младшего брата Рината. Что из нас получилось – не нам судить, а родным, близким, друзьям и товарищам.
Мама старалась все успевать – хорошо трудиться на работе и дома. Работая продавцом Центрального универмага на улице К. Маркса (ЦУМ) и находясь целый день на ногах, вечерами она умудрялась приготовить обед и ужин на следующий день, постирать.
Имея двух сыновей-школьников, она поступает учиться и оканчивает Уфимский торговый техникум. В учебе маме всегда помогал отец. Вечерами они сидели с курсовыми и другими контрольными заданиями.
Отец любил маму, заботился о ее здоровье. Они побывали во многих санаториях Башкирии, Минеральных Вод, Подмосковья.
Когда приближался день ее рождения, отец говорил мне: «Пора маме подарок покупать». Сам он не очень любил ходить по магазинам, у него были другие заботы. О них – далее. Поэтому поиск и выбор подарка доставался мне.
Но об одном посещении магазина вместе с отцом хотелось бы рассказать подробнее. Настал День Победы 1975 года. Как всегда в этот день, отец собирается на мусульманское кладбище. И мы с моей женой Татьяной тоже с ним (жили еще у родителей). Жена просит отца надеть костюм с наградами. Отец нечасто надевал его, но в честь юбилея Дня Победы согласился. Посетив могилы родителей отца (мои дедушка и бабушка) и его младшего брата Закия, мы возвращаемся к праздничному столу, подготовленному мамой и моей женой.
Подойдя к углу улиц Пушкина и Гафури, жена просит отца и меня зайти в гастроном. Соглашаемся, заходим в гастроном в девятиэтажке, вытянувшейся в сторону Телецентра. В предпраздничные и праздничные дни в этом гастрономе часто «давали дефицит» (многие в те времена так выражались).
Дефицит давали и в этот день – московскую копченую колбасу. Очередь примерно из двадцати человек. Глядя на табличку «Участники Великой Отечественной войны обслуживаются вне очереди», мужчина лет сорока пяти, увешанный знаками «Ударник… пятилетки» и «Ударник коммунистического труда» и т.д. пытается прорваться к весам, заявляя: «Я участник войны!» Но женщины вытесняют его из очереди, изрядно «прочитав мораль» «малолетнему участнику войны».
Тут моя жена просит отца: «Папа, вы же настоящий участник войны. Попросите очередь пропустить вас за покупкой». Отец, улыбаясь, говорит: «Таня, ты хочешь, чтобы и мне женщины «прочитали такую же мораль?!» Жена, зная характер отца, тут же отступает, мы спокойно дожидаемся своей очереди и покупаем заветную колбасу к праздничному столу.
Об этой черте отца я мог бы написать три слова – отец был скромным. Но я решил рассказать об этом случае (почему-то хорошо запомнившемся). Мог еще десяток случаев описать. Да, отец был скромным, порядочным человеком, никогда не грубил, не хамил. Всегда сохранял достоинство, за что и пользовался уважением своих друзей, товарищей по работе, и все они были из такой же категории людей.
Мне не хочется сравнивать сегодняшнее поколение госслужащих (называемых в народе чиновниками) с поколением служивших в госструктурах в 60–70-е годы, но молодым есть чему поучиться у ветеранов.