Все новости
ПОЭЗИЯ
11 Мая 2020, 17:17

10 стихотворений месяца. Апрель 2020 г.

В поэтическом конкурсе «10 стихотворений месяца» за апрель 2020 года победил Иван Коновалов (г. Ярославль). От всей души его поздравляем! Победитель получает приз 1000 рублей. Если вы пишете стихи, можете принять участие в конкурсе в мае (подробности – в Живом Журнале «Клуб друзей газеты “Истоки”»). Желаем успеха!

Иван КОНОВАЛОВ, Ярославль
* * *
Кто их клеил друг на друга, слой за слоем?
Обдираю со стены обои.
И мне грустно думать отчего-то
как невзрачна прежняя работа.
Слой за слоем… что за люди жили тут?
Что за светоч скрашивал их труд?
Как их жизнь прошла меж этих стен?
Сколько было на веку их перемен?
– Здесь отходит, а вот здесь сгони пузырь.
– Слушаюсь! – Сам знаешь, егозы
на минуту не оставить; ну же, Саш,
как-нибудь доклей без нас, домажь.
Вот доклеили и – рады делу рук –
сели чай пить. Плещутся вокруг
их надежды, будто в солнечной воде
рыбки юркие. И не бывать беде.
Не бывать ей, не бывать ей никогда,
а бумага пожелтела за года:
надо бы на кухне подновить...
Жизнь сгорела, как вольфрама нить
в лампочке от резкого скачка
напряжения, а линзы, что в очках
слишком круто преломляют свет.
Жизнь проходит, смысла в этом нет.
Оттого-то грустно мне сдирать
старые обои, как тетрадь
с прописями детскими листать,
прежний почерк свой не узнавать.
Сергей ШИЛКИН
Блудный сын
Я у входа стою – дух бессмысленной злобы иссяк.
Перед взором всплывает далёкого детства картина:
Как я, дерзкий подросток, упёршись в облезлый косяк,
Исцарапал опасною бритвой кусок дерматина.
Ключ английский в замочную скважину входит впритир.
Плавно щёлкнул замок, дверь открылась в потерянном мире.
Я вошёл. Тишина, будто залпом гигантских мортир,
Оглушила меня в этой, вечно знакомой, квартире.
Неподвластные воле, зовут в небеса бубенцы –
Умирает отец на диване. Ему девяносто.
Видел он, и не раз, как его и чужие птенцы,
Оперившись едва, покидали родимые гнёзда…
Чтобы гнать в 45-м фашистскую нечисть взашей,
Молодым новобранцем ты гибнул в болотах под Тосно.
Фронтовое твоё я, увы, пропустил меж ушей
И к тебе с покаяньем…
Прости…
Но пришёл слишком поздно…
Александр СЛАВНИКОВ, Санкт-Петербург
* * *
поцелуешь когтем моё ребро,
никого окрест после войн последних,
ничего не помню: и мозг продрог,
холодцом трясётся в накидке летней.
что ж – звездой игольчатой в снег качу
инвалида в кресле с густой горы,
из сугроба выпрыгнет пикачу
и скомандует мне: «гори!»
тут бы вспомнить детство и Рождество –
мишурой объелся костюм-медведь.
я бы вспомнил всё, я бы вспомнил, но
ель должна на праздниках не сгореть.
Артур БИГНОВ, Уфа
* * *
Не важно, была ли вина,
Но раз ты являешься местным,
То ранняя эта весна
Пройдёт под домашним арестом.
Говорят, без людей мир прекрасен.
Я не согласен!
Я не то чтобы протестую,
Просто видел Уфу пустую.
Мы в плену очевидного минуса,
Мы в заложниках у неизбежности,
Если мы не погибнем от вируса,
То погибнем от массовой бедности.
Боже!
[в конституции есть такое слово]
Помоги дожить до тридцать шестого,
Благим, несудимым,
Живым невредимым.
Никита ПОПОВСКИЙ, пос. Первомайский Челябинской области
* * *
Ты ненадолго забудь идеи Всеобщего Братства,
Не ищи для себя любви, веры, надежды и славы.
Твой населённый пункт – суверенное государство,
В котором жильцы давно разбрелись по его анклавам,
Где в холодильниках ждут их маслом покрытые фиги,
Где из живых существ – подобия волка и тигра,
Блок дорогих сигарет заменяет авто и заводы,
С дивана создали батут влюблённые антиподы,
А за стеною шум: “Побудьте подольше дома,
Откройте двукамерный мир, в поисках крепкого рома,
Найдите логин и пароль от входа в израненый разум,
Поскольку он лучше всего спасает людей от заразы”.
Евленья ВИНОГРАДОВА
* * *
Самое время для смерти.
Самое время – уйти.
Эко как жизнь нами вертит!
И ни души на пути...
Вместе со мною и вишня,
яблоня мамина – то ж
к лету окажутся лишним, –
мёртвым, бросающим в дрожь.
"Ладно, к чему мадригалы?" –
годы кричат – упыри.
Цветик мой, цветичек алый,
в ночь на Купалу гори...
Юрий САЙФУЛЛИН, пос. Алкино, Уфа
* * *
А в окнах ночь...
и песней "под фанеру"
Рождает телевизор
скуку прозы...
Порой и жизнь,
как строчки прозы серой,
Когда в щипы
вдруг обратились розы...
Вот так стучится
старость в дверь, наверно...
Откроешь
и она клубОм мороза...
Гляжу в окно,
а там "звезда" Венера,
Как огонек хрустальный
над березой...
И словно вновь
я оживаю верой,
Подспудной верой, –
воплотятся грезы...
Гляжу в окно
на огонек Венеры
И будто тают
строчки серой прозы...
И вроде нету
для души угрозы,
Лишь телевизор
и концерт на первом...
И ночь, не ночь,
а самоцветов россыпь,
Стихов ли, звезд
в краю волшебной эры...
В краю,
где меж созвездиями
просинь
Неизмерима
и в ночи безмерна,
Я на качелях
лирики и прозы...
...А за окном горит
звезда Венера...
Игорь ИСАЕВ
Апрельский регтайм
...календарь на стене
намекает на трели,
оплывающий снег,
оживающий лес…
Но, пока мы внутри,
в нашем юном апреле,
солнце медью горит
в синей рамке небес…
А под вечер луна
и созвездия – скопом –
смотрят пристально вниз
в ожидании тайн...
И ликует весна,
и капельной синкопой
исполняет на бис
свой журчащий регтайм!
Андрей СЕНОВ, Санкт-Петербург
* * *
Когда с тобой сегодня в ссоре
Мы друг напротив друга встали,
И наши гендерные роли
Упёрлись прямо в потолок,
Мне захотелось устремиться
За рамки тесных гениталий,
Вообразив, что я – царица,
А ты как будто бы пророк.
Ну так давай скорей наденем
Нам подобающие платья
И зарисовочку по теме
Представим зрителю на суд.
В которой всё, как в жизни будет:
Нравоучения, проклятья...
И даже голову на блюде
Из подземелья принесут.
Ольга ГАЛАТ, Екатеринбург
Памятка
Жарко.
На сколе стеклышка,
Пойман огранкой простенькой,
Луч разделяет солнышки
На световые просеки...
Пчелы. Крапива хмурая.
Долу забор клонится,
Речка течет –
Дурою,
От череды сторонится.
Глину тропинки узенькой
Высушило до трещинок,
И лопуху репейником
Лета конец мерещится.
Из лесу, под пригорками,
Катами-перекатами,
К логу боками верткими,
На голоса богатая,
Звякает погремушками
Пьяных от рос кузнечиков
И берегами слушает
Вечное-человечие,
Где-то хранит памяткой
Камушек, в воду брошенный,
Речка-ручей Каменка –
Счастье мое прошлое...
Подготовила Елена Луновская