Все новости
ПОЭЗИЯ
1 Ноября 2019, 13:39

Солнышко русской поэзии

Так назвал Ларису Миллер знакомый литератор. Любители поэзии не должны пройти мимо весьма интересного явления на поэтическом небосклоне, которое заключается в имени «Лариса Миллер». Тем более что для нее и для тех, кто любит ее стихи, этот год юбилейный и по возрасту, и по числу опубликованных книг (10).

Так назвал Ларису Миллер знакомый литератор. Любители поэзии не должны пройти мимо весьма интересного явления на поэтическом небосклоне, которое заключается в имени «Лариса Миллер». Тем более что для нее и для тех, кто любит ее стихи, этот год юбилейный и по возрасту, и по числу опубликованных книг (10). Ее поэзия особенно близка поэтам, пишущим традиционным стихом, далеким от изысков модернизма, постмодернизма, верлибра и прочих современных ухищрений в области стихотворной формы. В стихах Ларисы Миллер есть ритм, рифма, причем рифма правильная, четкая. К такой рифме приучил ее первый учитель, поэт Арсений Тарковский. Ее стихи отточены, безупречны по форме. Ее поэзия – это умное делание, полное «странной силы образного оживления» (Гюисманс о Верлене). Это особенно видно из одного ее стихотворения, посвященного осмыслению связи времен:
«Перебирая столетий груду,
Ты в любом найдешь Иуду,
Кровопийцу и творца,
И за истину борца.
И столетие иное
Станет близким, как родное:
Так же мало райских мест,
Те же гвозди, тот же крест».
Имея такие достоинства, ее стих легко ложится на память, поется. Вот, например: «Опять этот темп – злополучное престо, и шалые души срываются с места». Этот ритм и размер «Гренады» М. Светлова.
Кстати, знают ли любители поэзии, что у «Гренады» есть продолжение?
«История учит:
От века до века
России плевать
На судьбу человека.
Под знаменем красным
Мы шли воевать,
Чтоб землю в Гренаде
Колхозам отдать».
Ее стихи не только музыкальны, но и проникают в суть музыкальной гармонии:
«Музыка, музыка, музыка, мука –
Древняя тайна рождения звука.
Что существует, в пространстве кочуя,
Мучая душу и душу врачуя».
Лариса Миллер много пишет о поэзии, о поэтах, в ее большом сборнике «Мотив. К себе и от себя» размышления о поэзии занимают больше половины текста.
Вот мысль настоящего поэта, его кредо: «Умение жить – это, наверное, еще и способность оставаться очарованным странником, способность сохранить завороженность жизни».
Отсюда идет ее забота о семье, о ближних и дальних, вообще о людях:
«Смертных можно ли стращать?
Их бы холить и прощать,
Потому что время мчится
И придется разлучиться».
Любителей поэзии могу обрадовать: ее охотно печатают «Литературная газета» и толстые журналы.
Владимир ОМАРОВСКИЙ