Все новости
ПОЭЗИЯ
16 Октября 2019, 20:05

Гиероглиф

Владислав ТРОИЦКИЙ Подборку известного истинным ценителям и почитателям жемчужин мировой поэзии – поэта из Белорецка Владислава Троицкого, блестящего остроумца и пронзительного лирика – мы представляем сегодня пред твои взыскательные очеса, о любезный друг и читатель нашего нового, но уже популярного, набирающего мощь литературного и культурного сайта. Алексей КРИВОШЕЕВ

гиероглиф
В пустыне, на краю Вселенной,
где червь лишь ползает презренный,
Любви и Истины вдали,
в гонимой ветерком пыли
перстами слабых рук моих
я начертал Гиероглиф.
Прошли года, века, эоны,
низверглись вечные законы,
стал прахом мир и прах тот тенью,
Дух самый покорился тленью,
Бог сгинул, Вечность завершив –
остался мой Гиероглиф.
Пусть Время без времён настанет,
пускай Ничто ничем не станет,
пусть будет так, пусть есть, пусть было,
пусть прошлое не наступило –
всё ж, Несказанный Апокриф,
се, мой Гиероглиф.
памяти...
Как линии бегут ведь по воде,
но это значит, я им всем ведь нужен.
И точно так же в этом Петербурге,
где каждый, если не Шевчук, так Пушкин.
Поэзия! Накладываю грим,
качается под ногами табуретка.
Прости мне, себе, ему, всем им...
Поэзия, ведь ты свята, как Светка!
– Все царства тебе дам, все страны,
лишь падши поклонишься мне!
– Лишь Богу служить невозбранно, –
Христос отвечал Сатане.
страшный суд
Сидит Христос на троне,
а я – как и не жил.
– Служил ли ты Мамоне?
– Служил...
Чтой-то взялся я за ум...
Ом, мать вашу, падме хум!
Стенька Разин
пошёл в магазин.
А Емелька Пугачёв
так давно уже готов.
Марфа
Под ногами раскинулось царство,
блазнит притча о добрых сестрах,
и хлопочет заботливо Марфа,
только в сердце сжимается страх.
Фарисеи горланят натужно,
только смерть, только крест впереди.
Марфа! Марфа! Одно только нужно!
Отойди!
книга джунглей
Промажут коварные стрелы,
капкан не поставит впросак.
Я выбранный Стаей Акела,
седой умудрённый вожак.
Исхожены тропками склоны.
Малина, орехи и мёд.
Я Балу, учитель Закона.
Кто знает его, тот поймёт.
Играю осколками мира
и кажется, будто я слаб.
Я мягкая кошка Багира
с когтями в подушечках лап.
Приходится сбрасывать кожу.
Тягаться со мною не смей!
Мне ведомо всё, что возможно.
Я Каа, всезнающий змей.
Боятся и люди, и звери.
Мне дар ненавидеть всех дан.
Я только в свою силу верю.
Я злой и спесивый Шер-Хан.
Я знаю и слухи и враки,
я много их переслыхал.
Я рыщущий всюду Табаки,
трусливый и подлый шакал.
И сделать в миру окаянном
я так ничего и не смог.
Безумная я обезьяна!
Ничтожнейший я бандерлог!
Но пусть мне, как пёс из засады,
на плечи бросается век.
Мне много ещё в жизни надо.
Я Маугли. Я – человек.
год Обезьяны
Обезьяна
повернулась к нам
своим огненным задом.
Ничего от жизни мне не надо –
только ранчо в штате Колорадо!
У меня такая карма,
что боится Бодхидхарма!
Я пытался ослам
проповедать Ислам –
и за то получил по мослам!
Трудно быть, эй, трудно быть, соколом трудно быть,
трудно быть, трудно быть, вороном, да, трудно быть,
трудно быть, даже галкой трудно быть,
трудно быть, сойкой трудно быть,
трудно быть, сорокой трудно быть.
Легко быть, синичкой легко быть,
легко быть, легко быть, воробьём легко быть,
легко с неба низринуться, стрижём легко быть...
Знаете, друзья, что скажу: ... человеком тяжело быть.
Прорыдаюсь по страстям,
вспомню жизни моментальность
и пошлю ко всем чертям
виртуальную реальность...
кричал
и понял
нет
да
нет
маркиз де Сад
Какой же всё-таки он гад,
маркиз де Сад!
Ну не был я в Париже и в Венеции,
лично для меня это вовсе не преференции.
Я бы предпочёл побывать на Байкале,
пока его окончательно не засрали.
Торо и Эмерсон
Каждому – по его вере.
Воскрес победивший смерть.
Почему Вы здесь, Генри?
Почему Вы здесь?
Фарисеями быть подло.
Да не исказится благая весть!
Почему Вы не здесь, Уолдо?
Почему Вы не здесь?
комната смеха
Зеркала в коридоре поставлены в ряд,
из зеркал безобразные рожи глядят.
Я хожу вдоль зеркал. Я хожу и смотрю.
Ты другой, утешая, себе говорю.
Приглядись повнимательней в эти черты:
разве это кривое страшилище – ты?
Только мельник сомнений мой мозг измолол,
чуть я зеркало в ярости не расколол.
Я гордыню и наглость увидел в себе,
лизоблюдство и жадность увидел в себе.
И стремление слямзить и тут же бежать,
и несдержанность... нужно ли мне продолжать?
И всхотелось мне вспомнить, каким же я был
настоящим – способным любить, молодым...
Только много уж лет с той поры протекло
и совсем я забыл, где прямое стекло.
звёздная ночь
Воздух тёпел и зыбок.
Ночь растёт, как гриб.
Кто-то корм рассыпал
для небесных рыб.
Хоть одну крупинку
силюсь ухватить.
Только я ж не рыбка.
…………………………
буран
Айдару Хусаинову
Снег расшалился не на шутку,
пузатый ветер тучи рвёт.
Поэт торопится в маршрутку.
Шофёр, конечно, подождёт,
но ехать далеко и долго.
Поэт ещё ускорил шаг.
Он старомоден. Чувство долга,
пусть и для рифмы, – не пустяк.
Поэт тихонько матюгнулся,
вдруг что-то стрельнуло в ноге.
Он букерам не приглянулся –
ведь пишет он на удэге.
Ну, наконец-то сел! Устало
под ноги запихнул рюкзак.
С Уфой конечно б не мешало
объединить Стерлитамак.
За снегом не видать дороги.
Водитель гонит. Что ли пьян?
Здесь поворот... На полуслоге
поэт врезается в буран...
из Ленау
Сердце! Будешь ли терпеть
все псевдодрузей измены?
Ветер хочет дом стереть,
как же держатся-то стены.
песня охотника
А нету других женщин.
Какая бы ты ни была –
на тысячи километров
кругом глухая тайга.
Ты говоришь: "Я некрасивая".
Я говорю – ты красивая.
Я охотник,
я знаю, что говорю.
* * *
Да, мы ехали полем, да, я был же дурак.
Да, угрюмый колхозник вырывал там бурак.
Ты любила Серёжку – ну, не сволочь ли ты?
Ах, какие серёжки... Ах, какие цветы.
* * *
Я – поэт.
Я должен просить.
Я должен унижаться.
Но я не могу унижаться.
Я – поэт.
* * *
Закопайте меня в торф,
положите меня в глей.
Я не верю уже в любовь,
я уже не люблю людей.
Замуруйте меня в гранит,
растрясите меня в песок.
Нет, со мною никто не спит...
Сок рябины. Седой висок.
* * *
Когда бывает так обидно,
ну просто в стенку расшибись,
когда всё настолько очевидно,
ну вот такая бывает жизнь,
когда смеёшься рефлекторно,
когда плачешь, зубы сжав, –
знай, всё происходящее иллюзорно,
знай, ты в любом случае прав.
Только есть одно лишь на свете,
и это действительно знаешь ты,
это чувствуют маленькие дети,
большие собаки и даже коты.
Есть какое-то замечательное чувство,
есть музыка, поэзия и кино,
то, что некоторыми считается искусство,
хотя другие сомневаются, есть ли оно.
* * *
Если Великий Будда скажет мне: "Убей!"
Я отвечу: Совершеннейший, не смей.
Если Иисус Христос скажет – вешай их всех,
я рассмеюсь, отвечу – Господи, это грех.
Если Пророк Магомет скажет: режь и насилуй,
отвечу – под юбки к своим жёнам загляни, милый.
Писано в две тысячи двенадцатом году от рождества
некоего Иисуса Христа,
а также не знаю в каком году Хиджры
и в каком веке кали или юги.
Господи, если ты есть, прости,
смилуйся над чадами своимя!
Если Тебя нету –
пусть они сожрут сами себя,
а мы схоронимся и потом выползем.
Как бабочка из кокона,
например.
Подготовил Алексей КРИВОШЕЕВ
Читайте нас в