Все новости
ПОЭЗИЯ
7 Октября 2019, 15:55

И затопит картонный мир наших стареньких декораций…

Александра ВАЙС, Барнаул * * * Ты замерзаешь в +15, А здесь тепло и при нуле. Сибиряком легко назваться, Укутавшись в столичный плед. Здесь глубина сибирских руд И мелких слов равновеликость, И вместо «ну» всё чаще «гуд» – Ты помнишь, «Азия-с» и «дикость».

Я то воюю, то терплю
Её отмашки и замашки –
«Щу» в дневнике у первоклашки
Учитель пишет с буквой «ю».
Здесь женихи под коньячок,
И тоневетер разгулялся,
Наказ ложиться на бочок
К стене, чтоб и волчок забрался…
Но это частность, это малость –
Другой и не произнесет.
А там, где лампочка сломалась,
Я поместила звездный свод.
Здесь ВСЕМ НА МЕСТЕ HÄNDE HOCH
И постовые сосны-ели,
Но знает каждый местный бог:
Лишь здесь умеют ждать и верить.
* * *
Вышел месяц из тумана,
Вынул ножик 1, 2, 3.
Первый глух, второй обманут,
Третий – прямо посмотри.
Это гори-гори ясно,
Это светят фонари,
Там, на лестнице опасной.
Тихо-тихо говори
Всем, кого оклеветали,
Тем, кому грозят судом,
Что и не такое знали,
Как-то выжили притом.
Рот закрой, а то простынешь,
Будет горлышко болеть –
Так нас учат и поныне,
Будут так учить и впредь.
Намотай-ка шарф повыше,
Чтобы не было беды.
Тише, мыши, кот на крыше,
А где снег, там и следы.
* * *
Ветер сменился – пугает, воет,
Рамой стучится в ночь.
Я призываю своих героев,
Страшное превозмочь.
Но откликаются единицы –
Те не смогли, а те
Что согласились соединиться
Только без «при» – не те!
Видно, сегодня мне женихаться
С бурей одной своей.
Я, без желания оправдаться,
Выйду навстречу к ней.
По боку мили и километры,
Если постигнуть суть –
Выпростать руки, поддаться ветру
И отправляться в путь.
* * *
доченька не отходи возьми за ручку
я боюсь тебя потерять
не вырывайся не убегай
посмотри в глаза
ну же покажи маме глазки
вот так спасибо
доченька возьми маму за ручку
я без тебя всегда теряюсь
боюсь.
* * *
Что-то пошло не так в самом начале,
Кто-то не выучил роли, не сдал урок.
В землю царевну спящую богатыри закопали,
Видимо, не хватило им на хрустальный гроб.
Гадкий утенок так и остался гадким –
Селезень выше других, теперь он не спустит обид.
И у Дюймовочки в жизни, в общем-то, всё гладко –
С радостью вышла за жабу, в тине речной сидит.
Тут-то и надо жирную точку ставить,
И от себя ничего, так, поцелуй в лоб.
Я посмотрю на детей, и точно кто заставит
Досочинить принца, наврать про хрустальный гроб.
* * *
Всех накроет одной волной,
если вовремя не сорваться,
И затопит картонный мир
наших стареньких декораций.
Собирайся, скорей, бежим!
Можно что-то спасти по ходу...
Только как перестать смотреть
в подступившую воду?
* * *
фонарь,
нарисованный на стене,
хорош лишь днём.
у этих – разводят мосты,
у тех – заметает дороги.
никто никуда не едет,
никто ничего не ждёт
от ночи,
от боли до Бога.
* * *
Сердце осталось в Питере,
Я улетела в Сибирь.
Водочки не хотите ли?
И от простуды имбирь.
Эта страна великая,
Так велика, увы.
Провинциальная, дикая
Обь полноводней Невы.
Тут-то и кроется главное –
Больше не жди пощад,
Если банальное, явное,
Шкурой начнёшь ощущать.
В лёгком бреду подпитии,
И в голове бардак.
Сердце моё в Питере.
Мне без него как?
* * *
постлетнее навыдохе
что мне до солнца… намоленный… гелий?
что мне до твоих превращений!
до перемещений вперёд-назад
выше-ниже,
делай, что хочешь. я, безусловно, за.
что говорить – слова комом в горле встали, но,
ведь раньше я говорила, как правильно,
теперь узнала как правильно – и молчу.
можно допрыгнуть, можно пройти по твоему лучу,
но не обнять,
а всё, что нельзя обнять –
не для меня.
прыжком с обрыва, выстрелом наповал,
я не раз выключала солнце в своих глазах.
* * *
Не цепляйся за нитку – порежешь пальцы,
Отпусти и падай в небытие.
Отсырела ткань, ненадёжны пяльцы –
кольца –
объятия.
«Дальше будет проще» – обман известный.
Все останутся в дураках.
Одноместный номер – вот это честно.
Но мешают привычки, мешает страх.
Содрогаются от приговора грязи
Перепонки, лёгкие, позвонки.
Остальное – ложь, отговорки, связи,
Ожидания в пробках, звонки, звонки .
* * *
Если заболело, не стоит бежать к врачу –
Заточи эту боль, амбарный замок повесь,
Спрячь получше между алтайских гор,
Чтоб никто не узнал и сочувствовать не посмел.
А потом уезжай подальше от этих мест,
Измени лицо, повадки и имена,
Чтобы больше бренчащего, равнодушного: "Как дела?",
И ответ без надрыва в голосе чтобы был.
Чужая квартира
Здесь было когда-то весело и тепло,
Здесь было и сладко, и стыдно, здесь много было.
Внутри закипало и пело, взлетала плоть,
И даже смерть нелепая не страшила.
Сегодня бардак, и в комнате можно курить,
Внезапных визитов непрошенных не бояться…
А мне тяжело. Мне так тяжело здесь быть,
Но ты не поймешь, ты потребуешь задержаться.
Ты скажешь, что после меня – лишь голая степь,
Сожженное поле, горы пустых брошюрок…
Мне жутко: как просто желанное расхотеть.
И я ухожу. И я не тушу окурок.
* * *
Он мучительно ждет признания,
Поощрения, может быть,
И прикладывает старания,
И оправдывает ожидания,
Непременно готов заранее,
И всегда проявляет прыть.
Я смешлива, но это зря я –
Этот точно других порвет:
Ни лица, ни ларца не теряя,
Марафонец бежит вперёд.
Только вот на пути колдобины,
А на финише ждет насест…
Милый, ты для меня особенный.
ТЫ ОСОБЕННЫЙ!
Как и все.
Александра Вайс – родилась 28.09.1989 в Барнауле. Окончила факультет Искусств в Алтайском Государственном Университете. Член Союза российских писателей. Мать двоих дочерей.