Все новости
ПОЭЗИЯ
12 Февраля 2018, 13:25

А в нежном сердце – бездна: аритмия!

Светлана ГАФУРОВА

Камнеломка
Камнеломка – скромная, невидная травка.
Прорастает сквозь камень, ломая камень.
И как бы ни был человек, топча ее, прав ты,
Она будет тянуть вверх – стебель, вглубь – корень.
Вот и мне бы так! В небо расти, никому не вторя.
Обвивая нежно тебя, как землю корнями.
Мой любимый камень с холодным сердцем,
прикасаюсь к тебе листами-устами.
Все надеюсь найти я потайную дверцу.
Разломать камнеломкой этот камень-гранит!
Расколоть пополам его! Найти теплое и живое!
Я – камнеломка с именем первым – Лилит –
Склею разбитый камень в неделимое целое – двое!
Женщина
Низко и высоко,
Суетно и божественно,
Близко и далеко –
Имя мое – Женщина!
Снова уста в уста
Лгущие вкладываю,
По телам и душам устав
Плыть ледяною Ладогой.
Отмывая земную грязь,
Воплощая ее в сияние,
Восстанавливаю связь
Между глиной и облаками я!
Кочую по бренной земле
Странницей бесприютною.
Выискиваю огонь в золе,
На песке строю уют свой!
Лодкой плыву по темной реке,
Отвязавшись от колышка,
Не найдя опоры ни в чьей руке,
Сама стала опорушкой!
Но пью и пью эту жизнь до дна –
Такую горькую и такую сладкую!
И перед Богом стою одна
На ее черноземной грядке я!
Зовется любовью...
Что там кычет и дудит?
Что там плачет и болит?
Что зудит и тянет
И не перестанет?
Тать ночная – свиристель
Залетит ко мне в постель...
И кричит, и стонет
В светлых водах тонет...
Что за серая за мышь,
Что за мышь во мне сидишь?
Сидишь – не уходишь!
С ума меня сводишь!
Это дума о тебе!
О тебе и о судьбе!
Днем и ночью ноет...
Зовется любовью...
Вещность
Тело яблока, тело цветка,
Тело дерева, тело ребенка...
Голос духа – пронзительно-тонкий,
К переменам зовущим звонка...
Я люблю эту плотность вещей,
Эту двойственность нашей природы,
Умирание это и роды
И игру наших детских страстей.
Но сильнее, чем плотность вещей,
Я люблю осязание духа.
Так живет, потеряв все, старуха
В вещной плоти утерянных дней...
Фонарщица
Зажги фонарь и ты увидишь то,
Что в темноте порой не замечала...
К тебе придет однажды конь в пальто
И ты отчалишь в вечность от причала.
Смотри! Зима так оголила все...
И это "все" предстало без иллюзий...
Короткое трехстишие Басе...
Жизнь – краткий миг, как будто олл инклюзив.
Но ты идешь и светишь фонарем...
Зачем? Кому все это нужно?
Лишь солнце над землей взойдет царем –
Фонарь расколется, свое отслужит...
...Но ты идешь и светишь фонарем
Над темным и унылым ноябрем...
* * *
Фонарь и дерево...
И воздух, словно сон...
Сон золотой, мне счастье обещающий....
Но утренние мысли, лай собак, свист электрички –
Возвращенье в жизнь,
Сон золотой и странный обрывающее...
И поворот дороги, как изгиб
Твоей спины, мне счастье обещающий...
Вновь обманувший, уходящий, улетающий...
Сон золотой...
* * *
Фонарь и лестница...
Куда она ведет?
В подвал, где только пыль и яростные мыши?
Иль на чердак, под чудной красной крышей,
Откуда видно, как бредет
Мой город по горе, взбираясь в высоту...
И в золотом, пьянящем октябре
Он будит детскую мою мечту –
Узнать, а что же там, за горизонтом?
Куда летят ночные поезда?
И что же под зонтом...
Да, Бог с ним,– зонтом,
В котором дырочкой горит звезда?
Я слышу, как вибрирует земля
Под поступью тяжелой тепловозов...
Я вижу, как густеет черный воздух
Пред роковой чертою ноября...
И здесь, у "Правой Белой", я живу,
Жизнь начиная с чистого листа...
Фонарь зажгу, нацелю в синеву
Ту лестницу, чье имя – высота!
Август, яблоко, рок-н-ролл
Надкусила август, словно яблоко.
Мне на пальцы брызнул сладкий сок.
В небесах звезда шальная падала
И бодрил вечерний холодок.
Август закружил хмельную голову
И меня заставил верить вновь
В слов твоих рассыпанное золото,
В то, что есть и счастье, и любовь.
Пусть она туманная, обманная,
Зыбкая, как бабочки полет,
Пусть она – неверная и странная...
Но... такая сладкая, как мед!
Рок-н-ролл звучит в душе разбуженной...
Я смеюсь, танцую и пою.
Наслаждаюсь яблоком надкушенным
И тебя, как мед созревший пью!
По течению
Отпустила себя по течению
Чувственной сиреневой реки...
Скованная сладостною ленью,
Жизни крикнула: "Беги!"
Убегай, оставь меня в покое,
В россыпи алмазной соловья...
В том раю, где счастливы мы двое:
Он и я!
Пятна солнечные изумленно пляшут
на моей щеке...
Крылья ангельские восхищенно машут
В золотой реке.
Вскрикнет сойка, пропоет кукушка,
Ветка упадет...
Сны волшебные уйдут в подушку...
В бездну вод...
Брамс. Венгерский танец
Прелюдия... Распутывая нити,
Ты сладко ткал ковер моей любви...
Касанья, поцелуи и наитья...
Воздушный шарик мой в ответ лови!
Вот кода... И горящими телами
Мы танцевали Брамса той порой,
Когда хотелось и любилось нами
И жизнь казалась чудною игрой...
Повтор... Я хо тебя! Я пью! Я лю!
Кричала плоть. Взлетала в ней душа.
И сердце заходилось и сбивалось
С привычных ритмов... И едва дыша
Мы падали, мы падали, мы па...
В апофеозе огненного танца.
Выделывая невозможно па,
Которые не снились даже Брамсу...
Финал... Но музыка еще звучит...
И Фениксом из смерти возвращаясь,
В такт наше сердце, как одно, стучит,
Ни в чем не каясь, счастьем упиваясь...
И в памяти взлетают поцелуи...
И вновь, и вновь кружится голова...
Пока люблю и огненно танцую –
Я торжествую! Я жива. Жива!!!
Аритмия
Сегодня снова я тобой пьяна...
Набухла медом новая луна...
Подземных рек воздушное соитье...
Распутаны запутанные нити...
И кофе обжигающий глоток...
И розовый трепещущий сосок...
Над нами лампа, словно панагия...
А в нежном сердце – бездна: аритмия!
Игуана
Я – гадина. Мне имя – игуана.
Я – тварь дрожащая. Но есть во мне душа!
Мне миллионы лет. Я старше океана.
Я – сомати. Я сплю, едва дыша...
И пальцы длинные мои цепляют камень.
И веки плотно сжаты – не смотри!
О! Если б знали вы, какой бушует пламень
Там – у меня внутри!
Я – игуана. Звать меня Светлана.
Древней пустынь. Древнее пирамид.
Все канет в Лету, лишь душа предстанет
Пред Богом. Столь обманчив вид
Узорного хвоста, уродливого тела...
Вам непонятна эта красота!
О! Тихо, тихо! Музыка запела
И засвистела рядом высота!
И с высоты увиделась картина:
Все в мире прах! Одна душа жива!
И тусклых дней промозглую рутину
Взорвут лишь музыки моей слова!
Да, я сегодня будто неподвижна,
Но я для вас готовлю славный пир,
Твердя, как божество чудное – Кришна:
"Весь мир во мне и я есть целый мир!"
Тоннель
Я рою тоннель который уж год.
Я рою тоннель слепая, как крот.
Сквозь черную землю, сквозь красную глину
Ищу я свою половину!
Я рою тоннель, который уж год.
Сквозь желтый песок, сквозь холодность вод,
Надеясь, что кто-то услышит,
Как сердце влюбленное дышит.
Да! Кто-то услышит и кто-то поймет,
Что нас разделяет не холод, не лед,
Не годы, не расстояния –
Одно лишь, одно – не внимание!
Внимая лишь можем друг друга понять.
Внимая лишь можем друг друга узнать,
свой бег прекратив на мгновенье...
В награду нам – райское пенье!
И в этом простое мое ремесло –
Умножить ударов пробойных число,
Чтоб в камне однажды вдруг брызнул просвет
И мы б удивились: как ярок тот свет!
Я строю тоннель от души до души...
И я не спешу и ты – не спеши!
Марина Цветаева
Бездонная, бездомная печь...
Цель ее – пылать! Жечь!
Вселенская домна
На высокой горе,
Без родины, без дома
В нездешнем горит серебре.
Обогревая Космос – алая, шалая!
И слез, и восторгов, и дров – все ей мало!
Все дороги мира текут в нее!
Все глаза и губы – любы!
И летит прямо в сердце ей ледяное копье...
Оно и сгубит!
Не спать! Обнять всех! Успеть!
Пока не сон! Пока не смерть!
А утром – только пепел, только зола...
Ни уголька в золе...
Глаза в черном ободе зелены, как трава.
Стопка стихов на столе...
Непонятая, неправая, ненужная...
Через век как ты стала права и нужна!
Когда метель забытья кружит вьюжная
И замерзают бессильно слова.
Марина – боярышня нищая, королева без трона, без бога богиня!
Следом в след за тобою ступаю...
Шепчу нетленное твое имя!
Я и сама такая!
Такая...
Ветер Океана
Мужчина тот, которого люблю,
Живет так аккуратно, осторожно...
Мне дарит нежность – в месяц по рублю...
А жизнь идет – острожно, безнадежно...
И держит он, как рыбу на крючке,
Ту женщину, которая так любит...
С грошом своим, зажатым в кулаке, –
Но не отпустит, и не приголубит.
И черных рыб плывут большие глыбы.
Восходит в небе черная луна.
Мне снятся недоступные Карибы.
Мне снится неподвижный океан.
Но жду, когда проснется ураган:
Я стану вновь любима и желанна.
Взорвется в доме яростный фонтан.
Ворвется ветер. Ветер океана...
Подготовил Алексей Кривошеев