Все новости
ЛИТЕРАТУРНИК
4 Февраля 2021, 13:35

Не утверждать, а доказать!

Отзыв на статью «Инаковость прочтения» В чём выразилась «инаковость» – не вполне понятно. Уровень не очень хорошего школьного сочинения. Автор с грехом пополам прошёлся по внешней биографии Толстого, "освежив" ярлыки из советской литературы, а вот духовный путь Толстого к Богу и Христу оставил совершенно не понятым, ограничившись, опять же, старыми ярлыками и стереотипами, не обойдя вниманием сделавшие оскомину ещё в СССР статейки В. Ленина.

Консерватизм Толстого в советской литературе 1920–1930-х гг. именовали «реакционностью», аристократизм – «классовым инстинктом», выражением позиции своего класса или что-то подобное. Но всё это не просто старо́, а ОЧЕНЬ старо и знакомо каждому, кто работал над историографией отечественного толстоведения.


Дело в том, что социализм и народничество лепить к Толстому стали уже в послесталинской толстоведческой литературе, в 1950–1980-е гг. А в 1920-е вполне определённо называли аристократом, дворянином и выразителем позиций дворянской консервативности. Если же читать и из 1950–1980-х гг. не популярно-просветительскую, а закрытую, научную литературу о Толстом – никуда эти оценки не делись оттуда. Другое дело, что и в них не всё правда.


Чтобы понимать Толстого-христианина 1880–1900-х гг. – мало знать внешнюю его биографию и политическую историю. Надо прожить с ним – его письмами, Дневником и сочинениями – годы духовного перелома. С ним, а не по указке «руководящей литературы». Автор же выдаёт за своё – ОЧЕНЬ старое и чужое.


Как в дурном школьном сочинении или дипломной "двоечной" работе студента, концовка с «выводами» мало коррелирует с основным текстом:

«Лев Толстой стал не зеркалом русской революции, а зеркалом бессилия и запутанности русской контрреволюции. Безусловно консервативный и контрреволюционный «элемент», он, тем не менее, последовательно в гордыне своей подорвал все, чем крепка консервативность: религию (правя Евангелие с карандашом!), власть (со своим нелепым и нежизненным анархизмом), авторитет царя (ставя себя вровень с царем) и дворянства.


Лев Толстой – это несостоявшаяся, сама себя задушившая в колыбели русская «консервативная революция», аналогичная движению аятолл в Иране» (КОНЕЦ ЦИТАТЫ).


Тут и «выводы» и вперемежку – как бы "обосновывающие" отсылки к биографическим фактам, взятым, однако не из биографий Л.Н. Толстого, а из вольных фантазирований о нём г-на «Стрельца». Когда, где Толстой «ставил себя вровень с царём»? Что за поповская дефиниция о «гордыне» – после цитат из "Ильича"? Это ты так хорошо знаешь Толстого, чтоб уверенно приписывать ему порок «гордыни»? Нет, но поёшь с чужого голоса, с чужих, и не правдивых, книжек... Если в книге «В чём моя вера?» Толстой подчеркнул, что не желал "править" или толковать евангелия – зачем ему навязывать то, от чего он отрёкся? То, что он в 1880-х исполнил то, что записал, как цель, в Дневнике в молодые годы – создание новой религии – это нужно НЕ утверждать, А ДОКАЗАТЬ.


Толстой назвал себя христианином, а «новое, своё» учение – первоначальным, восстановленным по Евангелиям учением Христа. Если это так, и если это не так – одинаково делать сравнение с Ираном и аятоллами не корректно: Толстой иначе определял саму веру и задачи христианства как учения «нового жизнепонимания» каждого отдельно человека, ничего не предписывающего обществу в целом.


Ещё хохма, на закусь. Толстой, значит, у Стрельца – проповедник «нелепого и нежизненного» (почему?) анархизма. Но при этом, что факт – проповедник теории Генри Джорджа, в которой у государства важная руководящая роль. Ну, и что ж за «анархизм» такой? Опять же – чужие глупости повторил и успокоился.


Жаль, что подобный автор сбивает с толку людей, слишком доверяющих «авторитетам» в интернете.