Все новости
ЛИТЕРАТУРНИК
28 Августа 2020, 13:03

Прометей XX века

Историческая память переносит нас в события шестидесятилетней давности. В Польше, примерно в ста километрах южнее Варшавы, расположен небольшой поселок Едлино. Рядом с ним размещался полевой лагерь. Именно здесь гитлеровцы формировали из военнопленных волго-татарский легион, чтобы бросить его против наступающей Красной Армии.

Но замысел гитлеровцев потерпел крах – ни один из трех батальонов не воевал против наших войск. Уже первый батальон, посланный в «партизанский край» – Белоруссию, – почти в полном составе перешел к партизанам. Второй батальон был направлен на Балканы, а третий – во Францию. Но и они пополнили ряды бойцов Сопротивления.

Во многом это было результатом работы среди военнопленных подпольной организации, в условиях строжайшей конспирации созданной поэтом Мусой Джалилем и его соратниками – лейтенантом Гайнаном Курмашевым, детским писателем Абдуллой Алишевым и их товарищами. За подрывную деятельность против Германии Муса Джалиль и его соратники были казнены гитлеровцами.
В 1956 году за исключительную стойкость и мужество, проявленные в борьбе с фашизмом, М. Джалилю посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Спустя год он одним из первых среди писателей и поэтов за цикл стихотворений «Моабитская тетрадь» стал лауреатом Ленинской премии. Так к опаленному порохом венку воина прибавились лавровые ветви поэта. Он – единственный в нашей стране писатель, одновременно удостоенный двух высших государственных наград.
Выступая 25 августа 2004 года в Казани на митинге, посвященном 60-й годовщине гибели Мусы Джалиля и его соратников, Президент Татарстана Минтимер Шаймиев сказал: «У каждого народа есть мечта о том, чтобы воплотить в жизнь свои лучшие стремления и достойно предстать перед всем миром. Эти желания нередко выражаются только в символах и мифах. У нас же это не миф, а реальный подвиг. Подвиг, который совершили Джалиль и его соратники. Как настоящие герои, они не согнулись в страшных застенках, отдав свои жизни за светлые идеалы. И это был не случайный поступок лучших сынов нашего народа. Это поступок, по которому судят и будут судить о нашей истории потомки».
О таких, как Муса Джалиль, невозможно думать как о неживых. Есть только рубеж, где обрывается их жизнь и начинается бессмертие.
По этой земле прошло немало бесстрашных героев, из этого мира ушло немало мучеников, растерзанных тиранами и палачами, наша планета родила немало блистательных поэтов, озаривших своим талантом мир. Мусе Джалилю суждено было делить участь и тех, и других, и третьих. Никогда не перестанет потрясать и восхищать нас душевная сила и крепость этого человека. Почти целый год стояла перед ним дилемма, поставленная врагами: какую же нить порвать своими руками – ту, которая связывает его с родиной, или ту, которая связывает его с жизнью? Но он не посягал на первую ради сохранения второй – и погиб.
Так поступил великий сын нашего Отечества Муса Джалиль. Для него этот выбор был естественным, и он – в человеческих возможностях.
Невероятным кажется другое. Находясь под занесенным топором палача, Муса Джалиль сумел возвыситься над смертью, смог натянуть и привести в движение все струны своей поэтической души. Более того, его песни не были жалобами и воплями замученного узника. Таковыми они легко могли бы стать в устах поэта меньшего масштаба. Они, эти шедевры поэтического искусства, явились голосом нашей правды, утверждающей неизбежность торжества нашей истины, нашей мысли.
Нередко начало пути предопределяет его конец. Каким же было начало этой беспокойной и радостной, иногда тревожной и иногда чуть грустной – в целом удивительной человеческой жизни?
Открыта мне неведомая новь,
Течет на белоснежную рубашку
Моя еще бушующая кровь.
...И, хоть друзьям смотреть на это тяжко,
На гал ее повесьте... В тишине
Пусть видит мир ее… Пусть та рубашка
Всегда напоминает обо мне.
Так писал Муса Джалиль еще в далекой своей юности – в 1922 году, в Оренбурге, когда ему было всего 16 лет. Эти стихи заставляют нас задуматься. Что это – предчувствие будущего героического поступка? Или подготовка всего себя к подвигу? Быть может, и то, и другое. Эти строки призывают нас понять поэта. Понять весь его внутренний мир, понять то, как закалялись в сердце этого человека подвиг и героизм.
Вот так начинает складываться взаимоотношение человека с его собственной жизнью; он не обещает ей лелеять и беречь ее, а готовит себе суровую участь борца. Порою кажется, что Муса Джалиль за много лет предчувствовал, что когда-нибудь ему придется самому по-хозяйски распорядиться своей жизнью.
Разумеется, поэт вовсе не искал смерти преднамеренно и не хотел ее, но он постоянно утверждал себя в мысли, что для человека есть нечто важнее и выше, чем смерть, которую в любую минуту можно принять во имя убеждения и идеала. Вот на таких началах построил он свои отношения с миром. Поэтому то великое и трагическое время сделало его героем, и сокровища советской, российской и мировой поэзии пополнились великолепными творениями «Моабитской тетради».
В моабитских стихах Мусы Джалиля мы слышим биение его пламенного сердца, нам открываются глубокие чувства и мысли поэта, его заветные надежды и чаяния. В них мы чувствуем боевой дух героя, его твердую уверенность, которую никто не может поколебать. Эти стихи мог написать только боец с железной волей, патриот, верный сын своего народа.
Немаловажно отметить, что его стихи, которые вошли в «Моабитскую тетрадь», тоже воевали против фашистов, воспитывали стойкость и мужество у военнопленных, поднимали легионеров, во главе которых был Муса Джалиль, на борьбу с фашизмом.
Вот что говорил французский писатель Луи Арагон: «Поразительно, что мы, французы, которые содрогались при имени расстрелянного Гарсиа Лорки, которые читали, затаив дыхание, последние слова расстрелянного Жака Декура или книгу, написанную в тюрьме Юлиусом Фучиком, повешенным нацистами, не знали даже имени этого советского поэта. Это стыдно. Этот человек умер за всех своих братьев из Казани и Новосибирска, из Одессы и Самарканда, из Владивостока и Ленинграда, из Тбилиси и Риги. Он умер также и за нас, за французов, за чехов и других».
Кроме этих известных поэтов и писателей, можно привести замечательные слова славных представителей других народов: Константина Федина и Олеся Гончара, Сергея Смирнова и Петруся Бровки, Константина Симонова и Эдуардаса Межелайтеса, Бориса Полевого и Антанаса Венцелова, а также Мустая Карима, Давида Кугультдинова и многих других.
Мирзо Турсун-Заде говорил: «Муса Джалиль вошел в мое сердце как один из самых близких людей и любимых поэтов. Когда я читаю Джалиля и думаю о нем, вся его жизнь представляется мне подвигом, которым гордятся современники и которому будут подражать потомки».
Муса Джалиль перед всеми тремя верховными судьями его совести – Родиной, Народом и Поэзией – держал блестящий ответ и остался достойным их. Но есть еще один, четвертый судья, который на торжествах нередко остается чуть-чуть в отдалении, – это мать героя. Но если женщина рожает человека, то героя и поэта создает только нация.
В лирических стихотворениях, посвященных любви и дружбе, молодости, дочери, в стихотворениях глубоко искренних, нежных и страстных, раскрываются большие, чистые чувства и переживания сильного, цельного человека.
В ряде стихотворений Мусы Джалиля звучит мысль о том, что гибель в борьбе, славная гибель за счастье Родины – это бессмертье, это – победа. Поэт не жалеет о прожитых годах. Он знает, что путь его был верен и чист, и сожалеет лишь о том, что недостаточно успел сделать для родной страны...
И который раз подтверждается истина, что яблоко от яблони недалеко падает. Муса Джалиль стал одной из вершин величия и гордости советского, многонационального российского народа. По таким людям мир судит о разуме и сердце народа, породившего героя.
Мир и мировая литература знают много поэтов, обессмертивших свои имена, покрывших их неувядаемой славой, но таких, как поэт-герой Муса Джалиль, увековечивший свое имя и бессмертными творениями, и смертью, которая сама является подвигом, не так уж много.
Поэтому башкирский писатель Кирей Мэргэн писал: «Человеческая фантазия дала миру образ Прометея, который был прикован к каменной скале за то, что раздавал людям огонь. Тысячи лет живет этот образ в сердцах миллионов, призывая к борьбе и подвигу во имя счастья людей на земле. Я хотел бы сказать, что Муса Джалиль своим подвигом поднялся выше Прометея: продолжал раздавать огонь своей неугасимой души и будучи прикованным к каменной стене Моабита! В этом его сила, в этом его бессмертие!».
Да, Муса Джалиль по праву может быть признан Прометеем XX века.
Поэтому мы, соплеменники, земляки и соотечественники, должны чтить его память, все делать для того, чтобы он жил в памяти народа.
А народ Башкортостана всегда был щедр на славные дела. Есть уверенность в том, что и на этот раз он будет верен своим принципам.
В. ЕВСТИГНЕЕВ,
председатель Межрегионального общественного фонда
«Увековечение памяти поэта-героя Мусы Джалиля».