Все новости
ЛИТЕРАТУРНИК
26 Июня 2020, 20:00

Возвращение забытых уфимских литераторов: Елена Кирова

В предреволюционные годы в Уфе выходило несколько периодических изданий, и из них наиболее литературной была газета «Уфимский край». Почти в каждом номере читатели находили «литературный подвал», где печатали стихи, рассказы, фельетоны, путевые впечатления, в том числе и местных литераторов. В 1909–1916 годах одним из постоянных авторов была Е. Кирова (Е.К., Е. Деревенская), присылавшая в газету небольшие рассказы, в основном на семейные, женские и деревенские сюжеты.

К сожалению, в Уфе нет ни одной полной подшивки «Уфимского края», и можно составить только предварительный перечень публикаций писательницы. Часть из этих рассказов в 2019 были мной уже опубликованы в газете «Истоки».
«Уфимский край»:
Е. Кирова, «В Нем лишь спасение!» (№ 160, 25 июля 1909).
Е. Кирова, «Нельзя забыть…» (№ 217, 10 октября 1909).
Е. Кирова, «Ванюшино счастье» (28 ноября 1909).
Е. Кирова, «Подснежник» (№ 146, 9 июля)
Е. Деревенская, «Нянька (Из деревенской жизни)» (№ 148, 11 июля 1910).
Е. К., «У речки» (№ 191, 4 сентября 1910).
Е.К., «Мать» (№ 128, 18 июля 1911).
Е.К., «Из случайных встреч (Из записок бывшей учительницы)» (24 сентября 1911).
Е.К., «Как Макар своих хозяев спас (Рассказ крестьянина)» (1 октября 1911).
Е.К., «Без вины виноватые (Из жизни деревни)» (29 ноября 1911).
Е.К., «В дамском вагоне (Картинка с натуры)» (№ 188, 4 сентября 1916).
В рассказе «Мать», напечатанном в 128-м номере «Уфимского края» от 18 июля 1911 года действие происходит в Уфимской губернии: «Я ехала как-то в город, был двенадцатый час дня… За первой деревней, по дороге, у ключика мое внимание неожиданно было приковано к какой-то женщине, которая, наклонившись низко над ручейком, с жадностью откусывала черный хлеб и запивала его водой.
Я стала всматриваться. Женщиной оказалась Матрена из нашего села, жена плотника Никиты.
– Санька старшенький-то, около отца уже навострился плотничать маленько, так вот, я к дяде его отправила… в Давлеканово… Пусть с дядей плотничает… до станции его ходила провожать, одного-то как еще отпустить жалко: нигде не был, всего четырнадцатый годок пошел».
В книге известного екатеринбургского писателя, краеведа, историка издательского дела в России Юния Алексеевича Горбунова «Писательницы России (материалы для биобиблиографического словаря)» я нашла такие сведения.
Кирова Елизавета Ивановна (псевд. Родриго; 1871 – ок. 1940), писательница.
Артистка Малого театра (с 1892 по 1900 г.), режиссер, педагог; сотрудничала в «Сибирской жизни» и других сибирских изданиях. Автор книг: «Картины жизни. Рассказы» (1912); «Картины жизни. Посвящено Светлой памяти В.Ф. Комиссаржевской». Уфа, 1910; др. изд.: Изюм, 1912; Вятка, 1914; «Воспоминания артистки». Харьков, 1912; «Серый мальчик», рассказы, Вятка, 1913; «40 лет в театре. Повесть рядовой актрисы. Памятник театрального быта». М.-Л..1931. «Заветный золотой: Пасхальный рассказ». «Пасхальный рассказ актера».
Венгеров. Список.; Петряев. Лит. находки; ИДРДВ. Т.4. Ч.4. № 7723; Указ. заглавий; РНБ.
Небольшая книжечка «Воспоминания артистки», вышедшая в 1912 г. в Харькове, обращена к молодым людям – мечтателям и идеалистам, решившим посвятить себя сцене, и в ней в основном говорится о трудностях и испытаниях, которые пережила она в начале своей артистической карьеры. В тексте, к сожалению, нет упоминаний о том, где родилась Елена Кирова, кем были родители, но приведены некоторые автобиографические сведения.
Сразу после окончания гимназии Елена Кирова поехала в Москву и поступила на Императорские драматические курсы, где была одной из самых необеспеченных учениц. Окончив курсы с аттестатом первой степени, была принята в Малый театр, где прослужила восемь лет. В 1900 году, оставив сцену, она вместе с мужем, получившим там место, переехала в город Томск. Через несколько лет Кирова стала сотрудницей газеты «Сибирская жизнь», где вела театральный отдел.
Можно предположить, что Елена Ивановна Кирова в 1910-х годах жила в Уфимской губернии, возможно, приезжала на летние месяцы. Как уже было сказано, действие одного из её рассказов проходит близ станции Давлеканово. Изобильная Уфимская губерния, с прекрасной природой, где можно было поправить здоровье целебным кумысом, в начале XX века привлекали в Башкирию дачников и покупателей небольших имений из многих губерний, а благодаря железной дороге добраться сюда было легко и быстро. Мотивы поездок по железной дороге часто встречаются в произведениях писательницы.
На связь с нашим краем указывает и изданная в 1910 году в Уфе книга Елены Кировой «Картины жизни». К сожалению, в собрании Российской национальной библиотеки ее тоже не оказалось, но в Петербурге сохранились другие издания. В сборнике «Картины жизни», вышедшем в 1912 году в городе Изюме Харьковской губернии, приведена фотография писательницы. В нем есть и некоторые рассказы, печатавшиеся в «Уфимской жизни». По всей видимости, сюжетом для рассказа «В лугах» послужили события, произошедшие в Уфе летом 1909.

Как и по всей стране, в эти годы в Уфе и губернии радикальные революционные группы нередко устраивали различные террористические акции – убийства полицейских, служащих карательных учреждений, грабежи и бандитские нападения для пополнения партийных касс. И довольно часто вместе с революционерами действовали просто уголовники. В июле 1909 года за рекой Белой террористами был убит надзиратель Уфимской тюрьмы. Об этом происшествии писали в газетах, в Национальном архиве РБ сохранились документы. Начальник Уфимского губернского жандармского управления сообщал в Департамент полиции:
«…30-го июля на Протопоповских лугах, 6 верстах от гор. Уфы, убит старший надзиратель Уфимской тюрьмы Владимир Ефимов Уваров, бывший там в продолжении месяца с арестантами на уборке хлеба. Убийство было совершено при следующих обстоятельствах: около 7 час. вечера названного числа, покойный Уваров с арестантами в числе 24 человек, закончив уборку сена, собирал арестантов, чтобы вести их к балагану, служащему им местом ночлега; в это время к стоявшему поодаль младшему надзирателю Шухрину подошли два неизвестных молодых человека и спросили не замечал ли он проходившего мальчика лет 10, который будто-бы отстал от них, собирая ягоды. Получив отрицательный ответ неизвестные, отойдя от Шухрина, обратились к Уварову с вопросом о том, где им можно пройти через находящееся вблизи озеро «Старица». Уваров, указывая им направление рукой, объяснил о месте удобного перехода. Вдруг со стороны неизвестных неожиданно посыпались в Уварова револьверные выстрелы; от которых он повалился. Видя, что расчёт с покойным покончен, злоумышленники обратились к свидетелям убийства, арестантам со словами: «Это за то, что он наших товарищей вешал» и к Шухрину: «и тебе с... тоже будет», после чего спокойно шагом направились в лес, находящийся невдалеке от места преступления.
В это время в 40 саженях от арестантов сидела компания, состоящая из и.д. смотрителя названной тюрьмы Гарина, секретаря и помощника секретаря тюремной инспекции. При первых же выстрелах Гарин с надзирателем Фёдоровым на лошади погнались за злоумышленниками, которые, увидя погоню, начали отстреливаться, почему после того как были безрезультатно расстреляны Гариным все патроны, взятого им у надзирателя револьвера, ему пришлось оставить преследование».
Этот документ, а также многие другие интересные документы по истории революционного террора в Уфимской губернии в 1907–1914 гг. были опубликованы М.И. Родновым в 2002 в сборнике, с которым можно познакомиться на сайте ученого.
Возможно, Елена Ивановна Кирова не только прочитала об убийстве уфимского надзирателя в газетных репортажах, но могла слышать рассказы непосредственных участников, так как в её рассказе «В лугах» приведены многие подробности трагического происшествия. Стоит отметить, что «В лугах» не самое удачное произведение писательницы. Сельские сюжеты, мотивы природы удавались ей много лучше, чем бытописания, тем более в рассказе с таким драматическим сюжетом, который ей так и не удалось раскрыть в полной мере. Тем не менее, он интересен в первую очередь уфимскими мотивами, и как образец сентиментальной провинциальной женской прозы начала XX века, с ее неизменно изящными героинями «с грустными, большими, синими глазами» и бравыми господами.
Янина СВИЦЕ
Продолжение следует...