Все новости
ЛИТЕРАТУРНИК
20 Февраля 2020, 20:06

Шестьдесят пять жизненных лет и оттенков – не только серого. Часть шестая

Даниль Галимуллин, писатель-юбиляр в гостях у «Истоков» 1 августа 1984 года мы с Лидой начали работу в Башкирском предприятии «Союзэнергоавтоматика» (меня приняли старшим мастером, Лиду – инженером-конструктором) Мне предстояло создать в Уфе участок электроавтоматики, ей – оформлять всю проектную и конструкторскую документацию. Признаюсь, мне было это сделать сложно. С кадрами был полный завал. Все друзья и близкие знакомые остались там – в Азии. Те, кого присылала городская служба трудоустройства и принимала на работу администрация предприятия, – не выдерживали никакой критики.

Пришел к нам в участок молодой парень Коля электромонтером по 4 разряду. Я дал ему задание – читать техническую литературу.
Через две недели он у меня спрашивает:
– Начальник, а почему между фазой и нулем 220 вольт, а между фазой и фазой не 440 вольт, то есть в два раза больше, а 380 вольт?
Я стал ему объяснять: это связано с геометрией и тригонометрией. Спросил у него:
– Знаешь, что такое синус?
– Вы продолжайте, продолжайте, – поторопил он, но я почувствовал: туговато он вспоминает, и спросил:
– Фигуру треугольника, наверное, знаешь?
– Кто не знает! – заверил он.
Успокоившись, я продолжил объяснять – в прямоугольном треугольнике катет против угла в тридцать градусов равен …
Но Коля не дал договорить со своим вопросом:
– Куда катит?
И я понял: с такими кадрами мы точно катимся в бездну.
Но с такими работниками приходилось работать и выполнять план. А через год уже функционировал Уфимский участок в полную силу. Коля вначале делал всю механическую работу – потом освоился. Трудился он неплохо.
Через два года в нашей семье было радостное событие. Лида родила мне вторую красавицу-дочь – Аиду. Я теперь был отцом троих детей и имел право называться папашей (шутка). А через два месяца нас ждала другая радостная новость: мы получили и въехали в новую трехкомнатную квартиру. Но было и печальное в жизни нашей семьи. Поздней осенью 1986 года, после неудачной прививки в школе, серьезно заболел старший сын Руслан. (Кровь у него плохо сворачивалась). Только после удаления селезенки (это ужасно) – он пошел на поправку. А когда я его вез на такси из больницы уже домой – это был один из моих счастливых дней. И хочу подчеркнуть – стойкость Лиды, помощь врачей, родственников, коллег и друзей, которые помогли нам. Я уже говорил, что мои друзья с переездом в Уфу остались там. А новых друзей сразу не приобрел, да это было бы странно. Здесь были родственники жены, были новые коллеги, но здесь друзей не приобрел, а к новым друзьям почему-то я относился первое время настороженно. Со временем обстоятельства сложились так, что вместе с твоими жизненными трудностями рядом оказывались люди, которые поддерживали и, не выпячивая, оказывали помощь. Среди них появлялись те, кто разделяет основные твои ценности, и круг ваших некоторых интересов совпадает. И еще одно скажу: что протягивать самому кому-то руку помощи и не выпячиваться – это скрытый кайф.
Тридцать лет я трудился здесь в энергетике Башкирии по телемеханизации и диспетчеризации объектов. Конечно, можно было вспомнить еще много интересных случаев и рассказать, но я наверно приберегу их для следующего моего интервью. Но в общих чертах я все же постараюсь набросать наши объемы за этот период.
Был смонтирован, обвязан и налажен центральный диспетчерский щит Башкирэнерго. В пяти больших сетевых предприятиях и на одной ТЭЦ тоже смонтированы диспетчерские щиты с выводом на них с сотни подстанций телеизмерений, телеуправления и телесигнализации. А также в десяти районах электрических сетей смонтированы диспетчерские щиты с полной телемеханизацией районов. Все вышеуказанное сопровождалось проектами, которые выполняли мы – всего больше сотни проектов. Внедрение средств автоматизации и релейной защиты на всех перечисленных объектах – только фиксирующих средств повреждений в сети – наберется несколько сотен. А кроме этого, ремонтные работы в течении тридцати лет и многое другое.
Друзей среди работников Башкирэнерго было и есть очень много – перечислять надо долго, поэтому не буду, а вот двух крупных руководителей хочу отметить: это Шамиль Рахимович Абдурашитов и Рафаэль Ибрагимович Байдавлетов. С Ш.Р. Абдурашитовым я встречался не часто, но очень много работал с теми кадрами, с руководителями предприятий, которых он назначал и воспитывал. Достойные и технически грамотные люди, и многое сделавшие для Башкирской энергетики. Вторым крупным руководителем я считаю Р.И. Байдавлетова. С ним мне пришлось поработать, когда он был директором городских сетей Башкирэнерго. Как подрядчик по телемеханизации, я часто с ним встречался и запомнилось то, что он четко представлял в деталях все предстоящие объемы.
Давал всегда конкретные и выполнимые распоряжения – оставив добрые впечатления большого и грамотного руководителя.
В 1991 году прекратил свое существование Советский Союз. Тогда мы многие, конечно, думали – это просто вместо СССР, будет СНГ – просто смена вывески, аббревиатуры. Мое личное мнение – что основатели СССР тогда сделали большую ошибку – цементирующей основой СССР во всех документах фигурирует коммунистическая партия. А как только зашаталась КПСС – затрещал без «цемента» СССР. Большое государство зависело от одной партии – даже такой вначале мощной. С высоты сегодняшнего дня мы видим, что развал такого союза был трагедией – особенно для тех коренных народов России, которые оказались вне России в СССР – а теперь в союзных республиках, которые по разным причинам в них оказались. Кто выиграл от развала союза – наверное, местные князьки и те, кто всю жизнь мечтал о развале и делал все для этого. Простые люди проиграли от этого и по республикам. Я встречался с первыми «гастарбайтерами» из средней Азии, которые на родине потеряли работу – среди них были сварщики, инженеры, учителя, врачи, профессиональные музыканты. Они там у себя оказались без работы и сюда ехали, чтобы там, в средней Азии, прокормить семью.
Лично я сильно жалею о распаде такой страны как СССР, и я тоже потерял: мои родные брат и сестра остались там, в Узбекистане.
Произошла смена волюнтаризма – когда непонятно чья воля навязывалась массам – на фатализм, когда многие стали считать действительность фатальной, и безвольные массы стали верить во всех богов, которые объявлялись в нашем пространстве (а в последнее время Интернет заменяет авторитетных божков). Этим воспользовались проходимцы и шарлатаны. И стали обманывать народ и уводить у него последние гроши. Тут еще всевозможные бандиты – и в прямом, и в переносном смысле. А власть бездействовала. И тогда обнищавший народ перестал верить кому-либо – сник и стал на приусадебных участках выращивать картошку.
А. К.:
– Что такое для вас УФЛИ?
– УФЛИ – это дополнительная площадка для литераторов-профессионалов, где они обмениваются опытом, делятся своими знаниями и просто общаются. А для любителей (таких, как я, у которых другая основная профессия) – это школа словесности, где учатся анализу и тому, как не надо писать. И исходя из обратного, и по примеру лучшей нашей русской и мировой литературы – учатся писать хорошие стихи и прозу. Опытные идут со свежими идеями, желая поделиться ими и просто пообщаться. Из этого вытекает, что УФЛИ привлекает желающих. УФЛИ это делает много лет – и очень часто привлекает молодежь. Что меня сильно настораживало раньше: это когда, при обсуждении произведений начинающих авторов, некоторые «старожилы» накидывались на «виновного» и разносили его «в пух и прах». Считая, что творчество так закаляется. Это неверно. В основном, мне кажется, творчество возникает от эмоции, которую надо беречь. А закаленной СЕРОСТИ – хватает. Правда, к моей радости и уважению, много было таких, кто вставал на защиту начинающих. Но горечь обиды, я думаю, у тех авторов еще долго жила. Сейчас я спокойней к этому отношусь, но все равно считаю, что литература не должна обижать.
Чтобы ставить какие-то задачи для УФЛИ, прежде надо разобраться, что это не государственная и частная организация. И вообще это никакая не организация или пока еще – просто некая общность людей.
Мыслю я так: УФЛИ надо зарегистрироваться «Некоммерческой организацией», ведь УФЛИ существует больше 15-и лет и ведет продуктивную деятельность по увлечению литературой молодежи и любителей любого возраста. УФЛИ полезно обществу: ежегодно привлекает в свои ряды новых граждан и особенно молодежь, проповедуя только добро. Приобретя этот статус, возрос бы стимул, и уфлийцы могли бы побороться за разные Гранты. Появилась бы своя символика, атрибутика, майки и прочее.
Когда я не так давно этим поделился с руководителем нашим, Айдаром Хусаиновым, то он поддержал, и сказал – займись. Я бы с радостью помог идеями и может еще чем-то. Но для оформления и регистрации нужны профессионалы-юристы. И вторая причина: мое теперешнее здоровье, которое не позволяет мне много передвигаться. Главнее здесь – первая причина. В завершении про УФЛИ хочу сказать, что благодаря ему я стал писать свои рассказы и басни. Я там всегда ощущал поддержку многих. Из-за болезни я вот уже три года не могу ходить туда на заседания, но я «не выпал из седла» УФЛИ. Я созваниваюсь со многими уфлийцами. Чаще – с тобой, Алеша, с Геннадием Полежанкиным, с Алексеем Чугуновым, с Айдаром Хусаиновым, с Мансуром Вахитовым, с Александром Залесовым и многими другими. Благодаря рассылкам в Интернете Айдаром Хусаиновым, я в курсе обсуждаемого материала и часто читаю его.
Читайте нас в