Все новости
ЛИТЕРАТУРНИК
25 Сентября 2019, 19:40

Пятница, 13. Часть пятая. Окончание

Виктор УЛИН Интерактивная онлайн-беседа на портале «Писатели за добро» Международного Союза писателей (Болгария), проведенная Еленой Асатуровой 13 сентября 2019 года Георгий Костин: Здравствуйте, Виктор. А вот на вашей любимой фотографии реально изображено здание (реальный мир), но выглядит оно как метафора (как ваш внутренний мир). Так к чему должна быть направлена оппозиция автора: к реальному миру или миру внутреннему? На фотографии есть то, и другое.

ВУ:

Добрый вечер, Гео!

Тот дом на другом краю озера… он стоит, а отражение – возможно, в самом деле – внутренний мир.

Потому что тогда был обычный вечер, а на фото получилась какая-то готика, хотя и без всяких ФШ фильтров…


Ольга Которова:

Знаю много людей, которые смотрят телеканал «Культура», научные, исторические передачи. А остальное, опять же, для среднего уровня. Каждый выбирает, что хочет. То же самое можно сказать о СМИ.


ВУ:

Если честно, Ольга…

Я не смотрю ТВ (только качаем фильмы с трекеров и смотрим то, что хотим), не слушаю радио, не читаю газет, не серфлю по новостям и при каждом обновлении ФБ едва успеваю блокировать дзены.

Я не засоряю себе мозги ненужной информацией, и только благодаря этому еще жив и могу писать.

А необходимую базу знаний я получил еще в детстве, прочитав ВСЕ 50 томов синей «Сталинской» БСЭ.

Все последующее – сиквелы и релизы.


Ольга Которова:

О себе могу сказать то же самое. Думающему достаточно одного толчка для развития собственной философии.


ВУ:

Вот тут еще хочется сказать о том, каково общество, и что читают сейчас…


----------
(Литературная премия)

Размещая свои книги на электронных ресурсах, я участвую в некоторых премиях.

По результатам хеппенингов могу судить о состоянии нынешнего литературного процесса.

Стоит сказать пару слов о премии «Электронная буква-2019», организованной крупнейшей российской интернет-библиотекой «ЛитРес».
Лонг-лист нынешней «е-буквы» был оглашен на международной книжной ярмарке.

Я не берусь судить об общей массе, но знаю, что среди представленных текстов имелись в высшей степени достойные.

Например, мемуарно-публицистический роман «нон-фикшн» моего друга Иосифа Гальперина «Словарный запас» (вышедший в физическом виде и известный на МСП под названием «Пора исполнить полный алфавит»).

Или роман-трилогия «За Ореховой горой», история обычной женщины, написанная Татьяной Софроновой.

Я вспомнил эти книги потому, что оформлял их обложками, а этого нельзя сделать без искреннего расположения к материалу. Оба произведения замечательны; они дают срез реальной жизни реальных людей, рисуют живую картину времени и заставляют задуматься, не отпускают после финальной точки.

В нынешний е-бучный «лонг» они не попали.

В списке из 52 названий – половина фэнтези, несколько убогих любовных романов, пустопорожние детективы. Серьезной прозы там нет.

Это вызвало досаду (я тоже выдвигал свою «Девочку у моря»), но не удивило.

В воздухе прозвучал Грибоедовский вопрос о судьях… и об издателях.

К ним у меня сложилось вполне определенное отношение.

Сегодня на российском рынке главенствует ЭКСМО, подавившее прочие «гонорарные» издательства.

Скажу честно: увидев на книге логотип из пяти букв, я ее не только не раскрою, но даже не возьму в руки.

Все, что гонит ЭКСМО, уже с обложки ориентировано на примитив.

И хочется еще раз выразить мнение, уже озвученное в интервью уфимской литературно-художественной газете «Истоки».

Культура – не рынок.

Здесь предложение формирует спрос.

Человек, которому отовсюду пихают лишь похождения роботов-убийц в алмазных лабиринтах, никогда не поднимется выше уровня духовного неандертальца.

---------

Елена Асатурова:

Виктор, вы рассказывали, как на гонорар за 1-й рассказ («Место для года», в газете «Вечерняя Уфа», 1991 год) купили своей первой жене очень стильное демисезонное пальто, из розового нейлона на синтепоне, такие тогда только появились. Хотя, если честно, рассчитывали, что денег хватит на шубу. Не этим ли объясняется ситуация с книжным рынком – издательство продаёт то, что массово покупается и приносит доход, а не то, что качественно. А писатели пишут то, что покупает у них издательство, часто для того, чтобы просто выжить.


ВУ:

Я уже сказал выше, что все мы вынуждены продаваться.

Из всех моих друзей один лишь я писал, при том зарабатывая на жизнь иными средствами, не литературными.

Например, был год (или 2) когда я преподавал в университете и одновременно подрабатывал в 5 школах.

Сейчас не знаю – не лучше ли было бы писать детективы или стать беллетризатором (и то, и другое предлагали).


Анатолий Федотов:

Браво, Виктор.


Иосиф Гальперин:

Согласен с вами, Лена. Но есть и второй слой: когда-то я долго обдумывал положение, при котором занятия настоящей литературой не могут быть источником ренты, одна из мыслей: хорошо, жадные полузнайки перестанут претендовать, уйдут дурить мозги в сферу медиа-зомбирования… Не уверен, что эта мысль является окончательной, но учитывать ее, кажется, стоит. Вот Виктор говорит о том, что готов был ограбить банк, чтобы потом свободно писать, ни от кого не завися. Это ведь то же, о чем я думал, но с другой стороны! Гонорар не должен быть причиной написания! Но может – вознаграждением за успех.


Елена Асатурова:

Последнее предложение – 100%


ВУ:

Это так, Иосиф.

Пишешь не потому, что ждешь гонорара, а потому что НЕ МОЖЕШЬ не писать.

Но таки и во времена работы при «Вечерней Уфе» я всегда надеялся, что материал попадет на «красную доску» и построчник увеличат…

Да и когда в АСТ на меня давили, чтобы я «невозвращаемый аванс» получил экземплярами, я с ними бился 2 года, но все-таки выжал деньги…

Помнишь, ведь еще АС говорил, что не продается вдохновенье, но можно рукопись продать…


Елена Асатурова:

Друзья, мы общаемся уже два с половиной часа, а вопросы не иссякают! Надеюсь, Виктор сможет ответить всем, в том числе и тем, кто позже заглянет в нашу Беседку.

А пока небольшой блиц для нашего гостя:

1. Если бы нужно было оставить себе только одну книгу, то какую?

2. Какую песню вы бы поставили на бесконечный репит?

3. Если бы была возможность прожить жизнь с начала, вы бы писали?

4. Почему всё-таки эротика? Что она восполняет в жизни?


ВУ:
«Три товарища».
  • «You're my Everything» – стояла рингтоном на номер жены, пока у нее был мобильный телефон.
  • Прожил бы СОВЕРШЕННО не так, но точно – писал бы.

  • Потому что все, что движет мир – это отношения между полами. Остальное вторично.


  • Елена Асатурова:

    Благодарю вас, Виктор, за такую насыщенную беседу, множество полезных мыслей, за откровенность. Очень рада, что наша сегодняшняя встреча открыла для всех такого разного и интересного Виктора Улина и задала волнующие многих темы – для дальнейшего обсуждения.

    Что бы вы пожелали участникам нашего Литературного клуба?


    Надежда Кубенская:

    Присоединяюсь ко всем благодарственным словам! Большое-пребольшое спасибо за сегодняшнюю беседу, дорогой коллега (это вы меня так назвали, я бы не рискнула – в ответ и я), Виктор Улин!!!


    ВУ:

    Я желаю прежде всего – УСПЕХА.

    Во всем: в личной жизни, в семье, в карьере, в творчестве.

    И адекватности бытия, чтобы каждый день приносил хоть маленькую, но радость.

    И пусть каждый сам будет вершителем своей судьбы – в литературе ли, в чем-то еще.

    Главное – быть счастливым.

    В общем – прозит, zum Woll, ле хаим!


    СПАСИБО ВСЕМ!!!



    Читайте нас в