Все новости
ЛИТЕРАТУРНИК
6 Сентября 2019, 14:03

За гранью вещественного, вдали от богов

Амирани принес людям огонь и вино, Прометей нес бессмертие, донес лишь огонь. Примечательно, что главный герой башкирского эпоса Урал-батыр не принес ничего. Ничего вещественного. Вообще, основная идея, золотой нитью проходящая через весь текст, блуждает по ту сторону вещественного мира.

В самом конце прошлого года издательство «Китап» выпустило новый перевод на русский язык знаменитого башкирского эпоса «Урал-батыр» в переложении известного уфимского поэта Айдара Хусаинова. Это не первый перевод эпоса, однако значимость этого события трудно переоценить. Впервые читательскому вниманию предстал текст, не скрытый под флером поэтической интерпретации. И таким образом, наконец, можно составить свое отношение к самому эпосу, а не к той поэтической ткани, под которой эпос скрывался в предыдущих переводах.
Прежде всего, привлекает внимание, что проблематика героев не замыкается на их действиях, и, более того, она от них не зависит. Они, эти действия, совершенно не важны для безвестного автора. Важно лишь одно – мотивы поступков и воссоздание ткани Добра и Зла. На страницах эпоса происходит парадоксальный диалог с библейским мотивом из книги Бытия. В Библии человек, будучи изначально бессмертным, изгоняется из райского сада за излишнее любопытство, в башкирском же эпосе, начало которого также наполнено идиллическим звучанием, всей содержательной частью дается весьма антагонистичная версия: Человек не изгнан из Рая – он сам, своей волей, своим разумом делает совершенно сознательный выбор в пользу конечного, смертного мира, и Смерть из страшного преследователя всего живого превращается под конец книги в доброго помощника «человеков».
«То, что Смертью мы называем, то, что злом привыкли считать, лишь только вечный порядок вещей. И в саду слабые, отжившие свой век растения пропалывают безжалостной рукой, очищают от них сад. Не пейте из Живого Родника, не ищите бессмертия себе – есть на свете только одно, что не умирает и остается вечно молодым, что составляет красоту мира, что украшает наш сад – это добро» – и Урал-батыр отбирает у людей шанс на бессмертие, отдав силу Живого родника природе.
Вообще, если попытаться дать эпосу «Урал-батыр» качественные определения, то получается следующая картина:
1) Эпос, ориентированный не на сюжетную линию, а на духовные искания Урал-батыра и его брата-антагониста Шульгена.
2) Эпос по духу своему слишком человеческий и потому языческий. Богу просто не нашлось места в антропоцентристском континууме текста.
3) Эпос, являющий собой песнь консерватизму. Урал-батыр – это башкирский Анти-Прометей.
Еще хотелось бы отметить, что с Урал-батыром прочно связан и национальный башкирский герой Салават Юлаев. В их чертах мы находим много общего. Оба молодыми уходят из отчего дома с целью вернуть «золотое время». Оба вступают на тропу войны, и оба терпят в конце личное поражение, которое оборачивается всеобщей победой, победой Жизни, победой народа. Урал-батыр захлебывается водой, таящей в себе вселенское Зло, Салават со своими отрядами раздавлен поступью нового времени, воплощенного в екатерининских войсках. И в этом еще одна уникальная черта башкирского народа: его герои – это рефлексирующие воины. Урал-батыр, блуждающий в поисках определений Добра и Зла, и Салават, поэзией своей означивающий те же лабиринты. И это лишний раз говорит о древности и – в конечном итоге – бессмертии как самого эпоса, так и человеческого духа.
Владимир ГЛИНСКИЙ