Все новости
ЛИТЕРАТУРНИК
20 Декабря 2018, 13:06

Безумие или романтизм

Татьяна КАПИНА, кандидат искусствоведения И если ты долго смотришь в бездну, то бездна тоже смотрит в тебя. Фридрих Ницше Прервать свою собственную жизнь, едва начав ее, – что это? Только безумие могло подтолкнуть на сведение счетов с жизнью. Разве не присущ инстинкт самосохранения всем живым существам, а людям XXI века особенно! Тема смерти современным человеком отодвинута в дальний угол сознания, подальше от глаз и видимости. Смерть давно перестала быть естественной частью нашей жизни, напротив, ее воспринимают как нечто исключительное. Современный человек цепляется за жизнь крепко, возможно, потому, что давно не видит своей проекции после. В эпоху торжества идей прагматизма сознательный уход из жизни – это безумие.

Наша статья посвящена молодой художнице Галие Султановой, окончившей Уфимское училище искусств и два курса Института искусств им. З. Исмагилова. В 2018 году на 25 году она покончила жизнь самоубийством. Очень талантливая девочка, с шести лет она рисовала. Сначала в Центре детского творчества Октябрьского района, затем в Художественной школе № 2 им. А.Э. Тюлькина, куда ее взяли без экзаменов. Галия с легкостью выигрывала детские конкурсы. Ей как-то сразу было характерно видеть и показывать мир очень выразительно, без излишней описательности, с точным отбором характерных признаков и деталей. Ее детские произведения радостные, светлые, написанные с детской непосредственностью и любознательностью. Мама с горячностью поддерживала дочь, вовлекая ее в разнообразные занятия – спортом, шахматами, а также совместные путешествия. Галия с детства много читала, сама находила для себя хорошую литературу, смотрела высокохудожественные фильмы. Она была очень грамотной. Ее увлекали разговоры про искусство, но сама чаще отмалчивалась, отчего ее собеседники оказывались в трудном положении и отстранялись. Постепенно из улыбчивого и радостного ребенка она выросла в угрюмого и замкнутого. Это началось с того момента, когда Галия стала осознавать себя другой.
Тогда никто из врачей не мог объяснить маме, что у ребенка аутизм, болезнь не диагностировалась и, соответственно, не лечилась. Это состояние психики, характеризующееся преобладанием замкнутой внутренней жизни и активным отстранением от внешнего мира. Трудность произношения речи, замедленная обработка информации вызывали у Галии, как и у многих похожих на нее людей, необычайное затруднение в общении. Особенно в ситуациях привычных для обычных людей, когда они в повседневности с невероятной легкостью – лгут, отпускают двусмысленные намеки, иронизируют, играют, сопровождая все это пустыми разговорами. Таким людям, как Галия, – это не свойственно. Напротив, погруженность в себя помогала сосредоточиться и заниматься самообразованием, именно поэтому Галия в своих знаниях порой опережала сверстников. Может, потому, что они, вовлеченные в активное общение, порой растрачивали свои ресурсы впустую? Но социально адаптироваться аутистам бывает очень сложно.
Сама Галия, понимая свою особенность, в полной мере сознавала проблему и очень хотела от нее избавиться. Когда ее начинали одолевать бессонница, раздражительность, общая подавленность настроения, приступы страха, она просилась в больницу. Ей было трудно. Она сама поставила себе диагноз, найдя его описание в Интернете, но никто не мог ей помочь. Ее ясный и светлый разум давал понять, что она другая, но что-то делать с этим она сама не могла. И в этом ее трагедия.
Творчество этой девушки развивалось успешно. После художественной школы Галия поступила в Уфимское училище искусств, где она ярко проявляла свой талант. Однако ее молчаливость оборачивалась непониманием, особенно со стороны сверстников. И первая трагедия случилась в училище, она выпрыгнула из окна, но выжила, сломала позвоночник. Испытав сильную боль, она многое переосмыслила, делала все, чтобы встать на ноги и снова пойти учиться и начать писать. И Галия смогла! Но ни успехи в творчестве, ни поступление в Институт искусств им. З. Исмагилова, ни многочисленные успешные персональные выставки не остановили ее, и она покончила с жизнью окончательно.
Рассматривая ее произведения и все больше размышляя над ее поступком, понимаешь, что все намного сложнее. Да, она была аутистом, но прежде всего Галия была Художником! И за свой короткий путь она продемонстрировала стиль творчества и мышления, свойственный основным эстетическим и мировоззренческим моделям романтизма.
Что же такое романтизм, какова его природа? Важно понимать, что романтическое мышление было характерно для разных этапов в истории развития человечества. Так, например, романтизм и символизм, развивающиеся в разное время – во многом родственные направления. Романтики первой половины XIX века выступили против философии Просвещения, которая рассматривала науку, рассудок как высшую инстанцию. Романтики противопоставили рассудку – чувство, интуицию и творчество. И если Просвещение рассматривало человека как разумное животное, то романтики в нем видели божественное начало.
«Человек превосходит человека», – говорили романтики. И главные чаяния романтиков были устремлены в бесконечность. Да, человек конечен, но в нем, по их мнению, – искра Божья, которая связывает его с бесконечностью. Александр Блок говорил: «Романтизм – это шестое чувство. <…> Романтизм есть дух, который струится под всякой застывшей формой и в конце концов взрывает ее». Взрывает… Романтизм трагичен в своей основе. Потому что человек с романтическим мышлением стремится выйти за пределы возможного, что в итоге приводит к «взрыву оболочки», гибели. Об этом свидетельствует жизненный путь Новалиса, Байрона, М.Ю. Лермонтова, художника неоромантизма М.А. Врубеля. В нашем размышлении мы не пытаемся Галию Султанову уравнять с великими гениями романтизма, но есть желание разгадать тайну поступка. Возможно, именно «шестое чувство» позволило Галие предвидеть свой уход в иной мир, который словно бы был предопределен ее же собственными картинами; написать себя в картине «Офелия» ровно так, как нашла ее мама в трагический день смерти?
Рассматривая произведения Галии Султановой от самых ранних до последних, мы замечаем, что свою манеру живописи она не формировала постепенно, а как-то сразу ею владела. Рисунок в ее работах не всегда точен в пропорциях, но линия схватывает общий характер так, как это происходило у художников-неопримитивистов. Словно бы с трудом поддающиеся упорядоченности линии кисти складываются на холсте художницы в напряженное динамичное полотно; яркий контрастный колорит в излюбленном сочетании синего и желтого необычайно схож с экспрессивной живописью Ван Гога. Все вместе взятые приемы позволяли Галие схватывать прежде всего эмоциональное состояние. Особенно удачно Галие удалась графическая серия иллюстраций к произведению «Идиот» Ф.М. Достоевского.
В одной из своих ключевых картин «Убежище» (2017) Галия предстает пред нами главной героиней. И в композицию картины включает множество знаков, отсылающих нас к эпохе романтизма. Она сидит в средневековом рыцарском шлеме на фоне картины известного французского романтика Э. Делакруа «Свобода на баррикадах». А по обеим сторонам картины развешены портреты любимых писателей, героев, фрагменты любимых фильмов. Симптоматично, что среди них Генрих Гессе – последний романтик современности. Она очень любила его философские романы «Игра в бисер», «Сидхартха» и другие. В своей картине Галия словно бы Орлеанская Дева, жаждущая подвигов, истосковавшаяся по значительным поступкам. Что она может в окружении своих кумиров – не воинов и вождей, а героев, достигших побед лишь в духовной сфере? В ее фигуре много незащищенности, слабости даже по отношению к лежащему рядом молодому человеку.
В большинстве других произведений Галии прослеживается тема мистического перехода. Причем в местной художественной традиции она не нова. Во второй половине ХХ века на почве экзистенционализма – философии, корни которой уходят в романтизм, получило развитие творчество уфимских художников «семидесятников». Анвар Шакирович Кашаев наряду с такими живописцами, как Е.О. Клейменов и Е.А. Винокуров демонстрировал совершенно особое мировосприятие. В современных условиях стремительного развития НТП и урбанизма в поисках так называемого «потерянного рая» Кашаев находил пути спасения в природе, призывая к тихому смирению и любви, а также творчеству, которое «звучит в такт Вселенной».
В работах Кашаева воплощается прежде всего его личная экзистенция, иначе говоря, через свои картины он транслирует собственную духовную рефлексию, сообщая зрителю свою боль, надежду переживания и веру. Наиболее интересным нам кажется то, что в его произведениях часто встречаются композиции с окнами. В пейзаже «После похорон матери» (1988) обычные деревенские ворота дома как раз выступили эквивалентом границы мира реального, в пределах которого остался художник, и мира иного, потустороннего, где обрела покой его мать. Автор лишь обозначил эту грань, к которой прикоснулся через потерю близкого человека. Художник не стремится пересечь ворота, путь к ним преграждает край стола с чашей, а перспектива дороги не видна, она обрывается где-то на горизонте.
Особый взгляд на природу, как нам кажется, продемонстрировал сверстник Галии молодой художник Артем Новоселов. На последней молодежной выставке в Уфе, где были представлены и работы Галии, его пейзаж «Кратчайший путь» (2018) был отмечен Гран-при. Эта картина выделяется не только в ряду его собственных работ, но и многих других потому, что содержит мотив перехода и некую двойственность, иносказательность. Только на первый взгляд это маловыразительный современный пейзаж с урбанистическими приметами. За этим мотивом ощущается нечто таинственное, какая-то скрытая тайна. Что ожидает нас за пределами этого перехода? Он манит и пугает одновременно.
На этой же выставке Галия представила свои работы, среди которых «Игра» и «Sleep» 2017 года. Симптоматично, что в них она снова и снова показывает мотив перехода. В картине «Игра» дети из-за угла дома заглядывают в темный проулок с аркой. На стене дома словно бы детскими каракулями нарисованы ангелы с крыльями. Это верно показано Галией, ангелы всего лишь нарисованные, и они не способны помочь детям. Темный проем манит их, вот-вот они сделают к нему первый шаг.
Известно, что романтики воспринимали мир двойственно: есть мир обыденный и мир иной, божественный, потусторонний. Отсюда мотивы окон, проемов, которые выступали в произведениях романтиков знаком двоемирия. Так, преграда, окно необычайно важное символическое значение получили в творчестве Каспара Давида Фридриха – яркого представителя немецкого романтизма. «Эти преграды удерживают человека в материальном мире, не допуская его к разгадке тайны бытия <…>. Преодоление этой черты возможно лишь через смерть, в связи с чем врата у Фридриха всегда связаны с переходом в иную реальность». Именно тяга к «разгадке тайны бытия» и подтолкнула Галию к смерти.
Читайте нас в