Все новости
КОЛУМНИСТЫ
25 Сентября 2020, 14:03

Про чтение

Недавняя встреча Владимира Путина с писателями вновь вывела тему чтения в России на первое место. Говорят об этом много, однако «самая читающая» по-прежнему сдает позиции. Но вот вопрос – а почему вообще столько суматохи вокруг чтения?

Это инерция: инерция той еще поры, когда книга была едва ли не единственным источником информации и важным средством воспитания. Однако к сегодняшнему времени книга в значительной степени утратила ряд своих функций и качеств – точнее, резко сократился спрос на литературу, которая обладает традиционными для книги функциями и качествами.
Раньше говорили, что книга – источник знаний. И само собой, подразумевалась важность этих знаний, – учись, сынок, человеком станешь.
Насколько сегодня велик спрос на эти самые знания? Нужны они – или от человека в большинстве случаев требуется не более чем умение отвечать на какой-то сиюминутный вопрос? Половина городских столбов и деревьев облеплена объявлениями о продаже рефератов, курсовых и дипломных работ – это ведь не случайно. Если бы это не прокатывало, не было бы и спроса. А так сдал преподавателю «курсач» с ухмылочкой, он его с такой же ухмылочкой принял – все всё понимают, но все делают вид: один – что сидел в библиотеке, не поднимая головы от книжек, второй – что ему есть дело до того, что отложилось в голове у того, кто заплатил за обучение. В половине городских маршруток объявления для студентов о продаже миниатюрных наушников – с такими, мол, сдать экзамены легче легкого. Вспоминается хрестоматийная сцена из отечественной кинокомедии, но где тот принципиальный профессор, у которого «аппаратура при нём»?
На собеседовании та же петрушка: специалист по кадрам вместо нормального разговора дает анкету – заполняйте. Ему же с претендентом говорить некогда, его пасьянс ждет или треп в чате. Да и что он спросит, если у него с большой долей вероятности такой же диплом, добытый по объявлению? В анкете дурацкие клишированные вопросы – «где вы себя видите через пять лет?».
Да уж не в вашей конторе, конечно.
Ну и зачем в таких условиях грызть какой-то там гранит и чем-то там овладевать?
Я сам бы свидетелем того, как электрик (!), отвечая на вопрос экзаменатора о том, что он будет делать, если его напарник взялся за провод под напряжением и его бьет током, ответил – ну, оттолкну напарника. «Чем?» – поинтересовался экзаменатор. «Ну чем-чем, рукой». – «Рукой… А потом?» – спросил экзаменатор, поняв, что про доски, деревянные палки и прочие не проводящие электричество предметы электрик позабыл. «Скорую вызову!» – «А если вы в поле, как вызовете-то?» На этот вопрос электрик только хитро прищурился, мол, меня не проведешь: «Так сейчас же у всех сотовые!»
Занавес.
Не нужны сегодня знания в большинстве случаев – нужны сведения. А сведения нагуглить можно. Зря, что ли, в кармане коммуникатор с бесплатным доступом в Интернет?
Иван Ефремов писал «Туманность Андромеды» и «Час Быка» в свободное от работы время, а на работе все копал какие-то кладбища динозавров, теории строил, чудак человек. Авторам, пишущим сегодня про сталкеров, вампиров и симпатичных оперуполномоченных, раскрывающих очередной мировой заговор, незачем отрываться от компьютера: какие раскопки, какие теории, о чем вы? Все теории давным-давно в бульварных таблоидах придуманы – то Нибиру к нам летит, скоро Васе Иванову прямо по лбу стукнет, то 2012-й на носу, про который кто-то чего-то там напророчил, то ли майя Нострадамусу, то ли Нострадамус какой-то Майе. Что уж там говорить про авторш «женских» романов, имя которым легион, – знай себе комбинируй нефритовые стержни да цветки лотоса, дело известное. А издатель душит, три-четыре-пять книжек в год вынь да положь. Ведь в контракте такие условия, такие египетские казни за нарушение сроков, что куда там сталинским пятилеткам со сталинскими же гулагами.

Плевать, что большую часть этих книг даже один раз читать незачем, не то что перечитывать, – деньги издатель отбить успел? Успел. С автором поделился? Поделился.
Ну и славно. Об остальном рассусоливать некогда.
Чего там раньше еще призывали в книгах искать? Какой-то жизненный опыт, пример для подражания, отвечать для себя на сложные вопросы. Смог бы я поступить, как Павка Корчагин, как же, помним. Но где корчагины в современной литературе – такой, которую бы все прочитали, хотя бы и из-под палки? Тварь я дрожащая или право имею – где это? Где там небо Аустерлица хотя бы? Нет корчагиных, и небес Аустерлица не видать тоже. Тварей, впрочем, хватает.
С кого же «делать жизнь» нынешнему читателю, вздумавшему искать в книжках глубокого смысла и идеалов? С главных героев нынешней беллетристики – «попаданцев», которым куда угодно, хоть к эльфам, хоть к оркам, хоть в далекое прошлое или близкое будущее, лишь бы не в постылое сегодня? С офисного планктона, который своей планктонностью гордится и знай себе пишет, как он зависает в «Одноклассниках»?
Когда мы привычно говорим, что надо больше читать, мы забываем об одной важной вещи. О том, что большую часть того, что сегодня читают, читать на самом деле не нужно. Да, и такие книги воспитывают, – но ни один родитель не пожелает, чтобы его ребенка воспитали какие-нибудь «Люди в голом».
Тем показательнее сам список приглашенных на встречу с премьером. Сергей Минаев – унылый эпигон буржуазного Бегбедера. Дарья Донцова – эпигон Хмелевской, коей мы и обязаны самим жанром иронического, прости господи, детектива (да и сама картина «Дарья Донцова, рассуждающая о спасении отечественной литературы» – не ирония ли это?). Что уж говорить об авторах, рядящихся в тогу нонконформизма, но при этом ведущих вполне конформное существование и издающихся отнюдь не в подпольных типографиях. Так что Устинова не зря завела разговор о том, как здорово сегодня таким писателям без цензуры: она-то понимает, что в иных условиях их отсеяли бы еще на входе в редакцию. Причем обошлись бы без всякой цензуры: хватило бы элементарного контроля качества.
Собственно, вывод-то прост, как гвоздь.
Прежде чем призывать больше читать, нужно всего лишь снова сделать книгу Книгой.
А там и уговаривать читать никого не придется.
Владимир ЯРЦЕВ