Все новости
КОЛУМНИСТЫ
9 Июля 2020, 15:32

Мир без смеха. Часть вторая

Увядший цветокВсеобщее уныние – это неминуемое, можно даже сказать, «агрегатное состояние» на начало (и уже середину) 2020 года. Увы, но лето не одарило нас спасительным отдыхом – по крайней мере, не всех: большинство туристических центров страны попросту не вошли в ритм сезона отпусков из-за ситуации с пандемией, что не могло не отразиться на настроении населения. Как гласит буква всемогущего Интернета – «жизнь – боль». Но если взрослый, состоявшийся во всех смыслах человек сможет справиться со стрессовой ситуацией, то вот юность может попросту «сломаться» и совершить непоправимую ошибку.

В чёрном безрадостном море, в котором оказались мы, возможно, больше всего страдают дети и подростки. Увы, но время, когда с любым горем спокойно справлялись мороженое и шоколад, прошло. В горькую годину испытаний тяжелее всего приходится как раз беззаботности молодости: ошибочно почти все предполагают, что ребёнок в семье меньше всего подвержен психологическому давлению и стрессу, мол, чадо окружено заботой семьи – учись и будь прилежным – вот и весь сказ, но в действительности все совсем иначе. Самая большая опасность для подростка и ребёнка наступает именно сейчас, летом, тем более в условиях пандемии.
Кто такой ребёнок? Это «заготовка для человека», пока лишь набросок: что выйдет из него, мы пока можем лишь подозревать, ориентируясь на какие-то хобби, увлечения, музыкальные, художественные и читательские вкусы. Переломным моментом в данной плоскости будет школа, а если конкретней, то пресловутый ЕГЭ. Мало того, что сам по себе любой экзамен – это большущий комок стресса, но боюсь, что это лишь вершина айсберга. Финальная обязательная проверка знаний – это то, что определяет если не всю последующую жизнь ребёнка, то последующие лет пять-шесть точно: пойти ли учиться в университет, сразу ли начать работать, может найти другой вариант развития событий, а может и вовсе пойти в армию и отодвинуть всё в долгий ящик. Выбор сложный и далеко не самый очевидный даже для самых уверенных из числа выпускников, и как бы ни старались родители, оградить своё сокровище от этой «напасти» нельзя. Любая поддержка, разумеется, приветствуется, но «чужая душа – потёмки» и никому не дано открыть чертоги разума, а потому головные тараканы могут направить свои ножки в очень опасном направлении, и это подтверждено актуальной статистикой.
В 2018 году Следственный комитет России зарегистрировал 461 самоубийство среди несовершеннолетних. В Федеральном медицинском исследовательском центре психиатрии и наркологии имени Сербского говорят, что 10–14 лет – самый опасный возраст для суицидов. «Подросток в это время переживает возрастной кризис, – объясняет руководитель отдела экологических и социальных проблем психического здоровья Центра Сербского Борис Положий. – Из ребенка вылупляется взрослый человек. Все это сопровождается самокопанием, недовольством собой и другими, поиском ответов на вечные вопросы «Кто я? Что могу?». К тому же большинство молодых людей романтизируют смерть. Для них это просто иной способ существования. А современные родители заняты зарабатыванием денег и разучились слушать своих детей, разговаривать с ними. Общение часто строится либо на принципах авторитаризма по системе начальник-подчиненный, либо ребенка просто не замечают – он растет как сорняк. И посоветоваться о проблемах ему не с кем. Есть и третий вариант, когда взрослые возводят чадо на престол. Что бы подросток ни сделал – все прекрасно и замечательно».
Закономерное завершение приходится на период ЕГЭ, поступление в вузы и пору защиты дипломов, когда стресс набирает обороты. Неправильно сделанный выбор может послужить отдачей для негативных мыслей, но чаще подростка настигает синдром «боязни разочаровать». В этом возрасте человек финансово, эмоционально и морально зависим, что сказывается на поведении и образе мысли: стремление не ударить в грязь лицом перед семьёй, занять бюджетное место и стать «свободным» в определённом смысле может сыграть роковую роль. В России за последние четыре года зафиксировано десяток случаев, когда подросток не справлялся с мыслью о том, что «он всех подвёл». В конце концов финальная оценка – вещь не вполне стабильная и даже она зависит от ряда факторов: что-то забывается, что-то было не достаточно хорошо усвоено в школе, да и меры предосторожности от пандемии, в условиях которых дети должны сдавать экзамен – не самый лучший фон для стимуляции мозговой деятельности.
Универсального совета здесь быть не может. Единственное, что приходит на ум – это постараться хотя бы в течение последних предэкзаменационных месяцев всячески намекать своему юному другу на то, что оценка ниже ожидаемого – это всего лишь часть жизни, и не слишком повлияет на его дальнейшую судьбу, так как в нашей стране созданы все условия для множественных пересдач и попыток заново подготовиться и сдать на отлично любой вид экзаменов; и вот поддержать как раз могут только родители, которые не только непосредственно участвовали в формировании новой личности, но и отчасти вложили в неё то, чего сами так сильно желали вместе с рядом комплексов.
Поддержка сейчас нужна абсолютно любому человеку. Улыбка, смех и радость не должны покидать наши улицы и сердца. Ни в коем случае нельзя позволить обстоятельствам сломать себя и сделать мир похожим на французский полнометражный мультфильм «Магазинчик самоубийств», куда приходит так много народу, отягощённого собственными проблемами, за быстрым освобождением. Хотя наш мир – штука не самая лёгкая, но жизнь продолжается: сегодня дождь, а завтра солнце. В конце концов не стоит бояться тьмы, потому что за ней всегда есть свет.
Владислав БУРУХИН