Все новости
КОЛУМНИСТЫ
10 Декабря 2019, 12:39

На улице Достоевского произошло жестокое убийство

Возле бордюра у проезжей части был обнаружен труп пожилой женщины. Из нераскрытых источников известно, что в убийстве подозревается молодой человек, учащийся 3 курса высшего учебного заведения. В интересах следствия пока все подробности…

Ага! Попались! Если вы, дорогой мой читатель, рискнули и раздвинули «пошире шторки», дабы узнать, что же всё-таки произошло на улице Достоевского, то вынужден уведомить, что вас ожидает полный облом! Да, это чистой воды «кликбэйт», если выражаться современным англицизмом. Обманка в чистом ее виде. И да, – ради собственного любопытства. И с другой стороны, кто-то «могёт» подумать: «Как так? Культурная, литературная газета «Истоки» и вдруг – бац! – криминал, кровь вёдрами льётся». Дай Бог, что ничего подобного в будущем не приключится, и мы не опустимся до сего бетонного дна. Мимо пройдут, надеюсь, мерзопакостные человеческие явления: они, точно вурдалаки, кикиморы, – да не приметят своим нечистым глазом нашу газету. Хоть они и дают для кого-то многотысячные просмотры, но стать «мёртвыми статистами» хлеба и зрелищ нет желания, хоть режьте.
Но наш пытливый ум то и дело вопрошает: «Как же так? Почему этот низкий, “плинтусной”, материал так привлекателен для среднестатистического читателя-зрителя?». Целая толпа учёных-психологов, социологов исследуют данный феномен, что-то выплёскивают, но к единому мнению, пожалуй, не пришли. Кто-то утверждает, что человеком по жизни двигает страх: страх за будущее, потеря близкого человека, спуск до копеечного существования; и отсюда постоянный «отстрел» криминального материала. Он якобы укрепит, чему-то научит и убережёт. Или такое мнение: на криминал тянет, как тянет беременных на солёненькое. Своего рода серотонин «счастья» – прочитал, и настроение поднялось. Не со мною же это случилось; ну ещё адреналинчик. Одним словом, целый универсальный набор. А человек по природной сущности так или иначе эгоист, а значится, он привык, что его хата с краю. Ему под одеялкой хорошо, а вот когда вылезет из-под него, не дай Бог чего…
И спасибки, конечно, большое капитализму! Он сие нам показывает, демонстрирует… в качестве профилактики, наверное. Или для того, чтобы низводить нас до уровня «четвероногих» шимпанзе. Хотя сами обезьянки довольно симпатичные, и я против них ничего не имею, но как-то ощущать некую родственность не хочется. А тут в виде «криминальных брикетов» вроде как рекомендуют стать таковыми.
Я ехал однажды в трамвае мимо места страшного ДТП. А давненько это было, а кажется, и недавно. Все пассажиры вскочили, спрыгнули со своих мест (как ужаленные), некоторые вышли глянуть: что случилось, кто пострадал, кто умер… Один парень в канареечных штанах достал телефон и без всякого зазрения совести принялся фотографировать, вести видеосъёмку. Какая-то неведомая сила заставляет человека узнавать, что же там произошло, насколько это страшно и уродливо. По шкале «жёсткости» выйдет десятка, по всей вероятности. В человеке наличествует стремление, направленное на разрушение. На саморазрушение. Комплекс садомазохизма в придачу: он с удовольствием смотрит на чужое страдание. Это как принимать контрастный душ – чужая боль будто украшает его жизнь. Или, допустим, как дружно сбегается люд – поглазеть на пожар. Тот же диагноз, та же болезнь!

В литературе не лучше. Книга куда увлекательнее, если в ней кто-то помер, ушёл в мир иной; одна из главных составляющих. Иначе произведение обречено вызывать скуку у читателя без запросов на духовность, без потребности просто наслаждаться строчками, сюжетом. Хотя, что любопытно, русскую литературу именно и считают таковой – наискучнейшей по сравнению с западной литературой. У них более обширен коллектив писателей-детективщиков. Как в фильме «Основной инстинкт» выражалась главная героиня Шерон Стоун: «Кто-то должен умереть. Кто-то всегда умирает…». Иначе какой смысл писать.
Отсюда и обледенение чувств людей. Врачи привыкают, с «гранитными» сердцами, в больницах к уходу в иные миры своих пациентов. И обычный человек, утонувший в негативном информационном потоке, тоже покрывается чёрствой бесчувственной коркой. Так требует регламент нашего времени. Он – социальный шизофреник, и ничегошеньки тут не попишешь. Ему так проще жить, бороться, существовать. Правда, иной раз слышишь от кого-то, якобы как достал новостной «ужастик», «зомбиящик», но он всё равно на автопилоте (раз привык, раз подсел на…), всё равно «влезет» в очередную гущу событий, где кровь течёт ручейками и кишки «празднично» вылезают наружу. А культура, а забота о душе? Только усмехнётся он, только заржёт как ломовая лошадь наш социальный шизофреник, супергерой, стремительно несущего в никуда, века. И дальше он пойдёт по своим скудоумным делам, делишкам.

Алексей ЧУГУНОВ